Клан Булат


Воскресенье, 22.04.2018, 04:12


Приветствую Вас Гость | RSS


Главная | Путь к Затерянному Храму - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Sha-a-Dir  
Форум » Досуг (или Немного ни о чем) » Художественные произведения идеального мира » Путь к Затерянному Храму (Навеяно походами в ХХ)
Путь к Затерянному Храму
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:45 | Сообщение # 1
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
Солнце только-только проснулось где-то далеко на юге (ведь в Идеальном мире оно всегда встает на юге и заходит тоже на юге.) Небо лишь слегка порозовело у горизонта. Было еще по - ночному зябко, и даже звезды не спешили исчезать. Предрассветную тишину нарушало лишь слабое потрескивание костра, горевшего во дворе крепости - Компаса. У ворот маленький шаман в старом латаном-перелатаном халатике пытался наколдовать огненный шар. От волнения он даже поджал ножку, полностью погрузившись в процесс. Внезапно беднягу кто-то похлопал по плечу.
-Эй, малявка, огоньку не найдется?- дружелюбным басом спросил кузнец.
Шаман сдавленно пискнул и бросился прочь.
Кузнец огорченно закряхтел и направился к костру, чтобы разжечь трубку. Не успел он, однако, присесть на ступеньку и насладиться тишиной и одиночеством, как из-за двери показалась всклокоченная голова его жены Сары.
-Ой, и шо это ты тут расселся?- возмущенно зачастила она. -Мы таки едем сегодня у столицу, или таки шо? Я желаю увидеть торговые ряды до закрытия и купить материев. Посмотри на свою жену, когда разговариваешь с ней! Я имею тебе сказать, шо моим халатом я вызываю смех у кур. Бедные птички скоро подохнут от такого стресса. Что вы скажете на такое несчастье, люди добрые! Запрягай лошадей, чтоб ты был здоров!
Кузнец только вздохнул в ответ на этот монолог, отложил трубку и принялся осматривать колеса повозки. Потом начал потихоньку нагружать ее нехитрыми плодами домашнего хозяйства. Там были копчёные куры его жены Сары, алые заморские фрукты, заботливо выращенные ею на грядке за домом, яйца големов - всего из одного можно было приготовить отменную яичницу на целую семью, и знаменитая сушеная рыба кузнеца. Он ловил её сам в ручье за домом и вялил старым дедовским способом, и даже из Спящей деревни иногда приезжали повозки за этим лакомством, а ведь, казалось бы, зачем ехать через полмира за рыбой, если живёшь рядом с Портом Мечты.
Из дома вышел, потягиваясь и зевая, старший сын кузнеца. Это был стройный, но не хрупкий светловолосый юноша, который уже мог вполне успешно заменить отца у наковальни. Он подтянул завязки мешковатых брюк из грубого полотна и принялся помогать укладывать провизию. Костер потух, и солнце уже начало подниматься. Пропел петух, сонно закудахтали куры. Маленький рыжий котенок сел у колеса повозки, глядя голодными глазами на связку сушеной рыбы, и жалобно мяукнул. Кузнец отправился в дом - вынести зверьку молока. Жены там не было, видно, пошла кормить кур и големов, ведь поездка предстояла на целый день и негоже было морить скотину голодом. Осторожно, стараясь не шуметь, кузнец налил в блюдце немного молока из кувшинчика и направился к двери, но пёстрое лоскутное одеяло на кровати зашевелилось и из вороха тряпья немедленно показалась встрёпанная голова его младшего сына.
-Папа, вы уже уезжаете? Я с вами, я с вами хочу! - малыш скатился с кровати, спешно натянул штаны. Кузнец вздохнул.
-Мы ведь вчера договорились, что за тобой присмотрит соседка. Дорога неб.лизкая, устанешь...
-Устану, вот ещё! - обиженно надул губы мальчишка. - А письма на Лесопилку почему-то меня просите носить, не боитесь, что устану. Возьмите меня, я же еще никогда не был в столице, а сын портнихи был, хотя и младше меня, и теперь он постоянно важничает и дразнится.
-Мы не на прогулку едем, сынок, а затем, чтобы продать товары и купить что-нибудь полезное для хозяйства, ведь в городе Мечей выбор невелик. Ты не расстраивайся, скоро будут праздники, и мы обязательно съездим всей семьей в город Драконов, будем гулять у фонтана, послушаем выступление старейшины в Бамбуковой роще, поглядим на диковинные корабли в гавани и бумажные фонарики, сегодня же нам будет просто не до того.
Малыш хлюпнул носом и выбежал из дома. Кузнец огорченно закряхтел, почесал затылок, взял блюдце с молоком и тоже вышел на улицу. Старый китаец - ремесленник отпирал свою лавку, поглядывая на нагруженную повозку.
- Вы, наверное, едете в столицу? – спросил он соседа старческим дребезжащим голосом. – Могу ли я вас просить передать письмо кузине моей тётушки по материнской линии?
- Ой, ну шо вы, Мойше, - Сара, руки в боки, вышла из сараюшки. – Это несомненно, что мы едем у столицу спозаранок только за-ради вашей корреспонденции. Но давайте сюда ваш мятый листочек, и я передам его прямиком у руки кузины вашей тётушки по любой чёртовой линии, чтоб вы были здоровы.
-Позвольте вам напомнить, уважаемая Сара, что я из рода Минь, - обиженно начал старичок, - И прекратите, наконец, звать меня Мойше…
Его прервал стук двери – Сара ушла в дом, чтобы привести себя в порядок перед дорогой.
Наконец, семейство было готово, и кузнец помог жене забраться в повозку.
- И где таки это несчастье всей моей жизни? – вертясь во все стороны и ища взглядом младшего сына, голосила Сара. – Ирод, иди попрощайся с матерью, и где только черти носят…
Кузнец указал рукой за ворота – там, на другом берегу реки, у мелководья, где мальчишки обычно ловили мелкую рыбу самодельными сетями, мелькала пестрая курточка сына портнихи.
- Наш наверняка тоже там, - добродушно пробасил кузнец. – Он обиделся, что мы его с собой не берем, вот и не хочет прощаться. Пускай играют, вечером, небось, выбежит нас встречать…
Груженая повозка выкатилась на проселочную дорогу. Варвары равнодушно поглядывали на проезжающих своими маленькими глазками, скрестив руки на груди. Кузнец огорченно посасывал трубку, которую он второпях забыл раскурить. Его старший сын правил лошадьми – дорога в столицу была знакома юноше, хоть и ездил он туда нечасто.
У Храма Орхидей было шумно – опять кто-то затеял ссору. Со всех сторон неслись злобные выкрики и ругательства, и юноша поторопился подхлестнуть лошадей. Внезапно он неосторожно задел кнутом воина в мощных боевых доспехах, который, пошатываясь, стоял у обочины и был явно нетрезв.
- Эй ты, сопляк, не иначе жить надоело? – заревел, обернувшись, тот. Лицо его было скрыто странной серебристой маской, и голос, видимо поэтому, звучал глухо и утробно. Однако повозка уже проехала мимо, обдав воина пылью и мелкими камнями из-под колес, и тот погрозил ей вслед кулаком.
-Нет, вы видели эту хамскую морду? – возмущенно воскликнула Сара. – Я до вас обращаюсь, между прочим! Нет, если такая армия защищает нашу несчастную страну – я не имею сил спокойно жить!
Повозка тем временем уже подъехала к огромным каменным Северным воротам, и два мускулистых стража – привратника начали обычный досмотр поклажи. Кузнец помог жене сойти с повозки, а их сын тем временем аккуратно выкладывал на траву тюки и корзины, содержимое которых тщательно изучалось и записывалось в небольшую книжечку.

- Итак, прибывший из крепости – Компаса, профессия – кузнец, имя – Янкель…Что еще за имя? – строго глянул страж.
- По паспорту Яньфэн, простите, у нас дома меня все Янкелем зовут, вот и запамятовал…- смущённо оправдывался кузнец.
- Далее…сопровождающие – жена и сын. Пошлина – три монеты…Привез товары: рыба вяленая, фрукт алый, яйца големов, рыжий котёнок…
- Какой еще рыжий котёнок, клеймо огня ему под хвост? – возмущённо вскричала Сара.
Котёнок, однако, сидел в повозке, невинно поглядывая большими жёлтыми глазами на хозяев.
- За домашнего питомца пошлина – одна монета, итого четыре монеты. – невозмутимо прогудел страж.
- За это несчастье – целую монету? Да я его даром придушу! Слыханное ли дело, чтобы люди так не имели совести! – начала было Сара, но страж сурово её перебил.
- А что за товар у вас вот в этом бочонке?
- Он пустой, - пробасил кузнец. – Я под вино его взял, виноделы столицы-то на весь мир славятся.
- Другим рассказывайте, что пустой! – нахмурился страж. – Вон какой он тяжелый.
- А вот и пустой, - улыбнулся кузнец. – Это все наши северные дубы, какую утварь из них не сделай, она тяжёлая, будто чугунная. Вот, сами глядите, пустой. – с этими словами кузнец, сделав небольшое усилие, открыл плотно пригнанную крышку, и тут улыбка с его лица исчезла. Сара всплеснула руками. В бочонке сидел, довольный и улыбающийся, их младший сын.
- Итак, пошлина – пять монет, - страж был по-прежнему спокоен и невозмутим.
- Шо ж это за жизнь, люди добрые, и где я буду иметь покой от этих выходок? – заголосила Сара. – У всех же ж дети как дети, а у меня вот это несчастье…
Несчастье тем временем выбралось из бочонка с сияющей физиономией, и даже крики матери не могли омрачить его торжества. Кузнец тем временем молча дал стражу пять монет, страж кивнул и помог загрузить товары обратно в повозку. Юноша повёл коней в поводу, кузнец шёл, держа за руку младшего сына, малыш прижимал к груди рыжего котёнка, а шествие замыкала Сара, не прекращая ругаться.
- Как ты додумался влезть в бочонок и кто тебе помог? – строго спросил кузнец у сына.
- Мы с братом договорились…ещё вчера, – пропищал, подпрыгивая, мальчишка. – Что если вы меня не возьмёте, то я заберусь в бочонок, а Вань мне поможет.
Кузнец вопросительно поглядел на старшего сына.
- Но, отец, он так хотел поехать...я лично за ним присмотрю. И уверяю, ничего плохого не случится! – начал оправдываться юноша.
- И впрямь, не возвращаться же теперь. Ну что ж, пойдём-ка в торговые ряды, к виноделу, а то его товар раскупают быстро, а я соседям уж пообещал, что нынче вечером угощу из вином из столицы.
- Ты, папа, это…ты не сердись, - смущённо сказал Вань, - только мы в твоей знаменитой бочке дырки для дыхания проделали, а то ведь крышка плотно сидит…
- Что?! – возмутился кузнец. – Да в этом бочонке еще мой дед вино держал! Ну, вы как хотите, а я иду искать мастера.
- Вы поглядите на этого человека, которому бочка дороже родной жены! – вспылила Сара. – И шо прикажете мне делать, когда меня покинули с двумя малыми детьми у этом огромном городе!
Вань посмотрел на мать сверху вниз.
- Мама, да не убивайся ты так, я же бывал на столичном рынке, даже одного меня как-то посылали за покупками, неужто теперь не справимся.
В торговых рядах было ужасно людно, продавцы всякой всячины наперебой хвалили каждый свой товар, взад и вперед, сломя голову, носились разносчики еды, напитков и прочей мелкой дребедени. Вань отвёл младшего брата в тихий дворик неподалёку – там на лавке дремал старичок, а девочка, очевидно, его внучка, рисовала палочкой на земле картинки.
- Так, Янь, побудь здесь и никуда пока не уходи. Скоро я за тобой вернусь и мы обязательно погуляем по городу, но сам куда-то идти даже не вздумай, - с этими словами Вань поспешил вернуться к матери, которая уже препиралась с местным глашатаем и стражем порядка – Вэем. Он намеревался взять пошлину за торговое место, но так и не смог переспорить вздорную женщину, поэтому огорченно махнул рукой и продолжил двигаться дальше. Пошла бойкая торговля алыми фруктами, сочными, только с грядки, и яйцами големов, вскормленных самым лучшим, очищенным гравием. Довольный старичок благодарил Сару, прижимая к груди корзинку яиц.
- Вы знаете, уж так я люблю ваши экологически чистые продукты! Это не то, что наши городские добытчики продают – собирают яйца диких големов, а те кормятся у реки, а наша река что? Сплошные отходы производства, да еще и канализацию туда вывели…Нет уж, увольте! А вас и сына вашего я помню, всегда у вас товары беру, уж очень хороши!
Тем временем Янь, оставленный в зелёном дворике, изучающе огляделся вокруг и заметил девочку. Та была совсем мала, года четыре, не больше.
- Какой красивый у тебя воздушный шарик! – восхищенно выпалил мальчик.
- Глупый, это не шарик, а поросёнок. Неужели ты никогда не видел воздушных поросёнков?
- Не-а…-протянул мальчишка. – А можно подержать его за ниточку?
- Держи, только аккуратно, - строго нахмурила бровки девочка. - Ой, а это у тебя киска? Настоящая? В нашем городе совсем нет кисок, и собачек тоже.
Янь протянул девочке котёнка.
- Возьми, он добрый и мягкий. А как тебя зовут?
- Нюнь! – гордо ответила малышка.
- Нюнь?! Ха-ха-ха! – так и покатился со смеху Янь. – Таких именов не бывает!
- А вот и бывает! – сердито топнула ножкой девочка. – Деда! Деда, скажи ему…- и с этими словами она принялась весьма неучтиво дергать за.дремавшего старика за бороду.
- Что?! Ах! Ох! – воскликнул тот спросонок, взмахнув руками. – Юнь, ты меня в могилу сведёшь! Ах, простите, молодой человек, - тут старичок кивнул Яню, - я не заметил, что Юнь привела друга. Как вас зовут?
- Янь, но обычно дома меня называют Яном. Мы приехали сюда на рынок с мамой, папой, братом и котёнком, а потом даже посмотрим город! – выпалил мальчик. – Он такой большой и весь каменный, а у ворот огроменные статуи! Выше, чем деревья у реки у нас дома!
- Вот как, - поправил очки старик. – И откуда же ты будешь, юный путешественник?
- Аж из крепости – Компаса! Только она совсем маленькая и совсем не крепость, - разочарованно протянул Янь. – Вот бы нам такие же стены, как в вашем городе…
- А знаешь ли ты, Ян, историю Компаса? – хитро прищурился старик. – Это чуть ли не первая крепость, которая была упомянута в летописях. И лет ей куда больше, чем городам нашего мира. Любители истории обязательно приезжают поглядеть на эти некогда славные места. Ведь знаменитые северные дубы, из которых построены ваши дома и стены, невероятно крепки, так что любому бревну в ограде не меньше тысячи лет.
- Правда?! – восхищённо воскликнул Янь.
- Истинная правда! Давным – давно была великая битва, на наш мир напали целые полчища неизвестных доселе чудовищ, которыми правил их генерал. С севера текли отряды ледяных великанов, с юга по всем рекам и каналам плыли водные демоны, и набирать воду стало опасно. С востока ползли огромные рептилии, а с запада, на огромном пурпурном драконе, прилетел сам предводитель, на красных драконах поменьше следовала его свита. Началась жестокая битва, но люди выстояли. Маленькие шаманы огня, которых из жалости подкармливали обитатели крепости, своими огненными шарами растопили ледяных великанов и обратили их в бегство. Охотник, живущий в крепости, держал у себя целый выводок рысей, привезённых из далёких земель, и их спустили на рептилий. Животные потом так и не вернулись, правда, но все рыси, обитающие сегодня у крепости – их потомки. А змеи – потомки тех ужасных рептилий. Генерала сбили камнями, и, падая, он свернул себе шею, а его ездовой дракон улетел. Говорят, он летает и сейчас над пустынными землями, и встретить его – плохая примета. К неурожаю, вроде.
- Вот это даа! – мальчик и девочка слушали, затаив дыхание. – А как они победили водных демонов?
- Ах да, оставались еще водные демоны. Всякого приблизившегося к реке они утаскивали на дно, и смельчака больше никто никогда не видел. Люди стали гибнуть от жажды. Они пробовали растапливать снег, но от этого стали болеть неведомыми болезнями. Потом демоны воды сломали мосты, и людям пришлось ещё хуже. И когда они совсем отчаялись, с севера пришел отшельник. Он был запылён и хромал, но глаза его радостно горели. Люди собрались во дворе крепости, и вот что он им поведал.
- Далеко на западе, - сказал отшельник, - живёт старейший человек на земле. И мне открылось, что с помощью его священного халата, впитавшего мудрость веков, возможно победить водных демонов.
Тотчас же отправили отряд. По пути на запад у них было множество удивительных приключений, об этом даже есть записи в столичной библиотеке. Вернулись только двое, измученные, израненные, но у них был с собой священный халат мудрейшего из людей. И к Истокам Всех Рек – волшебному месту, откуда берут начало все реки нашего мира – отправилась процессия, возглавляемая Северным отшельником. И вот настал волнующий момент.
- О халат мудрейшего и старейшего из людей, ты впервые за долгие века покинул своего хозяина для того, чтобы принести благо народам нашего мира. О священная пыль веков, помоги нам справиться с владычеством водных демонов…- с этими словами отшельник опустил халат в воду. И произошло чудо – те, кто были у рек, видели, как демоны выбрасывались из воды и, корчась, погибали в страшных муках, так велика была святая сила куска материи. Лишь у Порта Мечты сегодня обитают уцелевшие и измельчавшие потомки тех древних демонов, но моряки говорят, что если чудовища решат напасть на корабль, стоит показать им халат, и они со стонами скрываются в пучине морской.
- Как интересно! А откуда вы всё знаете? – спросил Янь у старика.
- Мой старинный приятель работает библиотекарем тут неподалёку, он постоянно подыскивает для меня интересные свитки, я ведь очень люблю читать. И, кстати, по пути из крепости вы должны были проезжать мимо старого могильника – там и похоронены все герои той великой битвы.
- Я не видел, - огорчённо сказал мальчишка, - я сидел в бочке. А он красивый, этот могильник?
- Каменный, древний и довольно развалившийся, - улыбнулся в усы старик. – Хорошо сохранилась лишь башня, а из неё есть ход в подземелье, где находятся усыпальницы всех великих героев. Правда, уже несколько столетий там нечисто. Говорят, император, правивший много веков назад, запретил своим воинам проводить поединки между собой – мол, что это за армия, которая сама себя истребляет. Но не все вступали в армию добровольно – были и попавшие туда за долги или провинности, для исправления. Такие чаще всего напивались в трактирах и порочили имя империи. Вот у одного молодчика и созрел план – провести поединок в склепе. Мол, никто не заметит. Пьяная толпа сломала печати на дверях, которые много веков были неприкосновенны. Внутри они затеяли драку без правил, нескольких убили, и покой усопших был осквернён. Мёртвые восстали из гробниц, пылая праведным гневом, и хотели покарать наглецов. Но со времён великой битвы прошло много веков, технологии не стояли на месте, и великие воины прошлого со своими ржавыми железными луками и бамбуковыми посохами в ужасе бежали, а за ними гналась разнузданная пьяная толпа, потрясая золотыми секирами, волшебными зелёными мечами и огромными горящими булавами. С тех пор в окрестностях могильника бродят тени усопших воинов, так и не обретшие покоя. Говорят, там можно даже встретить кого-то из своих предков – если, конечно, знаешь генеалогию или хотя бы сможешь распознать древние символы или обереги своего рода. Кстати, вражеского генерала тоже похоронили в гробнице с почестями, подобающими его высокому положению.
- Но он же был врагом! – воскликнул Янь. – Зачем же его хоронили с героями?
- Наши предки были мудры и великодушны, - ответил старик. – Хоть генерал и причинил много зла, но зарыть его, как собаку, было бы недостойно и мелко. После смерти ему простили все прегрешения и даже сделали отдельную гробницу, изукрашенную искусными каменными узорами. Но негодяи, нарушившие покой усопших героев, разбудили и генерала. Душа его превратилась в огромного уродливого зверя. Говорят, в лунные ночи на побережье можно увидеть, как он неприкаянно бродит, а за ним по пятам следует его верная полуистлевшая свита.
- Я не боюсь! – тут же выпалил дрожащий от страха Янь. – Вот пойду в лунную ночь и погляжу на этого зверя!
- Не ходи, - захныкала девочка. – Деда, скажи ему, чтобы он не ходил..
- Говорят, что храбрецов, осмелившихся искать встречи с генералом, больше никто не видел, - строго произнёс старик. – Научись отличать смелость от глупого безрассудства, Ян, только тогда ты сможешь стать настоящим героем.
- О, я скоро буду настоящим героем! – гордо произнёс мальчик. – И тогда я буду сам возить яйца големов на рынок в столицу, как мой старший брат!
- О, это воистину высшая цель для героя! – со смехом произнес Вань, вернувшийся за братом. Товар был распродан, мать осталась на рынке – присмотреть материю для нового платья и прикупить пару-тройку нужных в хозяйстве вещей. Ей помогал веселый отец, успешно починивший свой бочонок у ремесленника и уже отведавший у винодела самогона из железных болванок, гравия и необработанной древесины – из чего только не гнали самогон городские умельцы!
- Здравствуйте, почтенный, - поклонился Вань старичку. – Спасибо, что присмотрели за моим младшим братишкой. Но, думаю, Янь, нам уже пора. Давай прощаться, и пойдём поглядеть на фонтан перед отъездом. Ах да, и ещё ремесленник просил передать письмо тётушке кузины..или наоборот, кузине тётушки…на улицу Мятых Бумажных Фонарей. Не подскажете ли вы, - спросил юноша у старика, - как нам быстрее добраться?
- С удовольствием! Идите на север рыночной площади, затем мимо библиотеки и попадёте на Историческую площадь – там ещё стоят старинные орудия казни. А улица, сворачивающая к Северным Воротам, как раз и называется улицей Мятых Бумажных Фонарей.
- Большое спасибо и до свидания! – попрощался юноша. Янь отдал девочке ниточку от поросёнка, а та вернула мальчику котёнка. Вань взял брата за руку, и они пошли по Рыночной площади. Янь долго шёл, оборачиваясь, улыбаясь девочке и старику, а те махали руками, пока совсем не скрылись из глаз.

- Вань, смотри, какой большой дом! Что на нем написано? – спросил малыш. Братья уже свернули с рыночной площади в относительно тихий переулок.
- Это городская библиотека, видишь, какая она нарядная. Здесь часто бывают авторы самых популярных свитков, они проводят лекции, а потом даже можно взять автограф. Говорят, все стены внутри расписаны изображениями древних героев и великих битв, но входить позволено лишь императору да всяким мудрецам и летописцам, а также работникам библиотеки. Нас же с тобой дальше первого зала не пустят.
- Ух ты! – завопил Янь. – Я когда научусь читать, обязательно буду брать здесь всякие свитки. Тот старичок, дедушка маленькой Юнь, рассказал столько интересного про нашу крепость, и это всё он прочитал сам. Нет, сперва я стану героем, чтобы про меня написали интересный рассказ, а потом научусь читать и прочитаю его! Вот здорово! – и мальчишка запрыгал от восторга. Старший брат глядел на малыша, снисходительно улыбаясь.
- Ой, Вань, гляди, какие статуи! – мальчишка отпустил руку брата и со всех ног бросился через площадь к величественным каменным львам. Внезапно из переулка выскочил огромный зверь, косматый и пылающий. Всадник, сидевший на нём, совершенно не заметил мальчишку, а может, сделал вид, что не заметил. Янь растерянно застыл на месте, прижимая к груди напуганного рыжего котёнка и глядя, как огромными скачками на него надвигается огненное чудовище. Вань бежал к брату, понимая, что не успеет оттолкнуть, спасти. Внезапно словно вихрь пронёсся под лапами зверя, уже занесёнными над головой мальчика, кто-то подхватил малыша, котёнок дико мяукнул, всадник на звере пронёсся, не оборачиваясь, и скрылся за углом. Потрясённый Вань замер на месте. Над землёй, на высоте примерно двух метров, парил темноволосый юноша, держа на руках Яня, который был слишком напуган, чтобы плакать, но губы его дрожали и слёзы уже показались на глазах.
Парень подлетел к Ваню и мягко спустился на землю, неведомо куда убрав свои белые крылья.
- Это, наверное, твой братишка? Здесь нужно быть аккуратнее, все носятся, сломя голову, им даже дела нет до таких вот малышей.
- Огромное спасибо, если бы не ты, произошло бы ужасное несчастье! – Вань бережно взял младшего брата из рук незнакомца. – Меня зовут Вань, а это Янь, мой братишка, и он впервые в столице. Ему понравились статуи, и он бежал к ним, когда..когда…ну, в общем, этот всадник…
- А я Тан Минь, или просто Тан. Я рад, что был рядом и смог помочь, - парень улыбнулся. – Сочту за честь, если вы зайдёте к нам в гости и выпьете чаю – моя сестра заваривает потрясающе вкусный цветочный чай. Кроме того, малыш напуган, ему не помешает отдых, да и вашему котёнку блюдце молока будет в самый раз.
- Мы бы с радостью зашли к вам, - улыбнулся Вань, - да вот только нам нужно доставить письмо родственнице нашего соседа. Она живёт, судя по всему, неподалёку.
- А как её зовут? Может, я подскажу, где её дом, - предложил Тан.
- Вот, написано немного неразборчиво..Чжан Цюйинго, вроде бы.
- Тётушка Чжан! – рассмеялся юноша. – Не миновать вам сегодня быть нашими гостями! Это моя родная тётя, она воспитала меня и сестру, заменив нам родителей. Только сейчас, когда мы уже совсем выросли, она почти всё время проводит в салоне красоты на Торговой площади или в библиотеке – читает биографии знаменитых красавиц и ищет всякие рецепты для укрепления волос и омоложения кожи. Она не вернётся до вечера, но я обязательно передам ей письмо от дядюшки Миня. Пойдёмте скорее, познакомлю вас с сестрой и покажу наш сад! – с этими словами Тан махнул рукой, приглашая братьев следовать за ним, и свернул в переулок. Пройдя немного, он отпер маленькую калитку в ограде, поросшей каким-то цветущим растением, и посторонился, впуская Ваня и Яня. Аккуратная дорожка вела от калитки к маленькому крылечку с резным навесом, украшавшему белый домик с розовой черепицей. Из окна, открытого по случаю хорошей погоды, виднелся краешек светлой занавески. Внезапно дверь распахнулась, и на крыльцо выбежала девушка. Её длинные чёрные волосы свободно струились мягкими волнами, закрывая плечи, а зелёные глаза горели нехорошим огоньком. Красавица явно сердилась и даже открыла было рот сказать что-то, но увидела вошедших. Она мгновенно смутилась, вспыхнула и пролепетала:
- Простите..я…я..думала, это другой человек…- с этими словами девушка закрыла лицо руками и поспешила скрыться в доме.
- Это моя сестра, - криво усмехнулся Тан. – Морской дьявол не разберёт, какая муха её укусила. Вы проходите и уж простите, что Сян Эр сегодня как-то странно соблюдает приличия и обычаи гостеприимства.
Юноши прошли на задний дворик. Там был разбит чудесный сад, цвели розы, а под старой сакурой стояла прелестная беседка, резные столбики которой изображали зверушек. Внутри была скамья с подушками и удобной спинкой, а также столик, покрытый белой скатертью. Янь влез с ногами на скамью и немедленно усадил котёнка на стол.
- Прекрати шалить! – строгим шепотом произнес Вань, нахмурившись. – Мы в гостях, а не дома!
Из домика, потупившись, вышла девушка. Её щёки всё ещё заливал румянец. Она несла поднос с чашками и маленьким заварником. Пока девушка разливала гостям чай, Тан представил сестру гостям.
- Знакомьтесь, моя сестра Сян Эр. А это Вань и его братишка Янь, они доставили нам письмо от дядюшки из крепости – Компаса.
Девушка впервые несмело поглядела на Ваня. Он был совсем не похож ни на изнеженных городских парней, ни на разнузданных и хамоватых воинов императора. Светлые волосы юноши спадали до самых плеч, их поддерживал простой тонкий ободок, но одна прядь то и дело падала на глаза. Заметив, что девушка смотрит на него, Вань смутился и принялся теребить злосчастную прядь. Сян Эр тоже смутилась и отвернулась, внезапно взгляд её упал на котёнка.
- Ах, какая прелесть! – она подхватила котёнка на руки. – Тан, принеси поскорее молока и блюдце! Малыш совсем проголодался…и захвати на столе паровые булочки, а то я о них позабыла.
Тан скорчил рожу и направился в дом, по пути ворчливо рассуждая о том, кто в доме хозяйка и должен заниматься подобными делами.
- Какой милый котёнок! – сияла Сян Эр. – Как его зовут?
- Никак, - улыбнулся Вань. – Наша кошка Дин-Дин родила четверых котят, троих уже разобрали соседи, а этот пока живёт с нами. А хочешь…а хочешь, мы подарим его тебе? Ты ему понравилась.
- Очень, очень хочу! – воскликнула девушка, хватая из рук подошедшего брата блюдце с молоком и ставя перед котёнком. Тан при этом чуть не растерял булочки с блюда.
- Смотри, Вань, а она посадила котёнка на стол, а ты говорил мне, что это некрасиво, - надулся Янь.
- Сейчас же прекрати! – шикнул на мальчика брат. – Сян Эр, а как ты..как ты назовешь котёнка?
Девушка поглядела на Ваня и слегка порозовела.
- Я назову его..мм..знаешь, я считаю, что он должен проявить свой характер, и тогда поглядим, какое имя ему подойдет больше всего. А пока я буду звать его Киса, - потупилась она.
- Какое прелестное имя! – воскликнул Вань, с восторгом глядя на Сян Эр.
- М-да, воистину прелестное, - хмыкнул Тан.
- А мы феводня пофмотрим фонфан? – спросил Янь с набитым ртом. Ему, очевидно, понравились булочки.
- Мой братишка впервые в вашем городе, и ему хотелось поглядеть на фонтан, - смущённо произнёс Вань.
- Конечно, это чудесная идея – прогуляться! Я целыми днями сижу дома, - сообщила девушка. – Сейчас надену какое-нибудь платье понаряднее и можем отправляться!..
…У фонтана было свежо и прохладно, в воздухе стояла радуга из брызг. Компания остановилась на мостике, опершись на стёртые перила. Совсем недалеко от них каменный дракон изгибал своё чешуйчатое тело, выпуская из пасти струю прозрачной воды. Внизу плавали лотосы, розовые, как мякоть персика, а ещё ниже сновали маленькие красные и золотые рыбки.
- Сян Эр, знаешь, твой брат – настоящий герой, - задумчиво произнёс Вань. – Он сегодня спас моего братишку.
- Да! – восторженно завопил Янь. – Вот так – я бежал – траля-ля-ля – и тут вдруг – прыг! Прыг! Вань кричит: АААА! И тут Тан как вжжжж! Бабах! И спас!
- Потрясающе, - рассеянно улыбнулась Сян Эр.
- Тан, а расскажи, откуда ты умеешь летать? – Янь дёрнул юношу за рукав.
- Ах, это…Ну, в общем, я брал уроки воинского мастерства, хотел стать известным воином, героем, если повезёт. Наставник учил нас концентрироваться и с помощью своей духовной силы поднимать тело в воздух. Однако это умение никак мне не давалось, не считая нескольких неудачных полётов и не менее неудачных приземлений. И я оставил мечты о геройстве и больше не ходил к наставнику. Не всем же быть героями, в конце концов. А сегодня, когда увидел мальчика, попавшего в беду...я даже сам не знаю, что произошло. Я не приказывал крыльям появиться, а вёл себя так, будто они у меня были всегда. В любом случае, я рад, что смог помочь, пусть даже у меня больше никогда и не получится взлететь.
- Я тоже мечтал стать великим воином, - усмехнулся Вань, - но у родителей никогда не нашлось бы денег на то, чтобы отдать меня на обучение к мастерам военного дела. Поэтому мой удел – стать кузнецом крепости – Компаса, как были и отец, и дед. Незавидная участь, что и сказать.
- Да, девушкам проще, - ухмыльнулся Тан. – Особенно девушкам из знатного рода. Сиди себе да ожидай жениха, какого-нибудь знатного воина и героя, которого одобрят родные…
- Да как ты..как ты можешь так говорить! – зелёные глаза Сян Эр наполнились слезами. – Вот если бы тебе навязали жизнь с нелюбимым человеком, посмотрим, что бы ты тогда говорил! – с этими словами девушка отвернулась и медленно пошла по мосту, неуверенно придерживаясь рукой за перила, будто шла с завязанными глазами или – вернее – оттого, что глаза застилали слёзы. Вань укоризненно взглянул на Тана, который недоуменно пожал плечами – дескать, ничего не знаю, не ведаю – и поспешил догнать девушку.
- Сян Эр…Сян…постой.
Девушка остановилась, шмыгнув носом. Вань протянул ей чистый платок, и Сян Эр постаралась привести себя в порядок.
- Спасибо за платок..если позволишь, я отдам тебе его, когда ты в следующий раз приедешь в столицу, - смущённо произнесла красавица. – Просто неудобно возвращать его мокрым…
Вань восторженно смотрел на бабочку, украшающую простенькую причёску, которую Сян Эр наскоро соорудила перед выходом из дома.
- Ты ведь часто приезжаешь по торговым делам? – спросила девушка, щёлкая пальцами перед лицом молодого кузнеца, дабы привлечь наконец его внимание.
- Я..это..да, часто! – выпалил Вань. – Я очень часто приезжаю, несколько раз в неделю, так что, конечно, оставь пока себе этот платок, я заберу его позже.
- Вот и славно, - улыбнулась Сян Эр. – Пойдём, я покажу тебе моё любимое место – там можно спуститься к самой воде.
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:46 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
Вань обернулся поглядеть, чем занят младший брат. Янь с Таном тем временем, похоже, нашли общий язык – они купили у проходящей торговки пакет вишен и теперь плевались косточками в прохожих, спешащих по своим делам по нижнему мосту фонтана. Тан был мрачен – очевидно, Янь переплюнул его в меткости. Какой-то толстый маг в пышных одеждах поднял покрасневшее лицо, погрозил посохом двум бездельникам и пообещал подать жалобу старейшине, благо недалеко. Вань улыбнулся, покачал головой и последовал за Сян Эр.
- Видишь, здесь очень красиво..,- задумчиво произнесла Сян Эр, водя ладошкой по воде. Над головами юноши и девушки изгибались крест-накрест два моста, бурлила жизнь. Откуда-то взявшаяся вишнёвая косточка едва не попала по носу Ваня и плюхнулась в воду. К ней тотчас же устремились любопытные маленькие рыбки, окружили, самая толстая и глупая, недолго думая, проглотила косточку. Остальные, разочарованно вильнув хвостиками, снова пустились врассыпную по своим рыбьим делам. Сян Эр и Вань рассмеялись, глядя на эту сцену.
- У вас очень красивый город, - улыбнулся Вань. – Говорят, самые знаменитые архитекторы рисовали его проект несколько лет и между ними вспыхивали ужасные ссоры. Должно быть, здорово жить в таком огромном городе…
- Да, здесь, конечно, красиво, но шумно ужасно, - вздохнула Сян Эр. – Постоянные смотры войск, парады, салюты, выступления старейшины, и к тому же, летом невозможно душно и пыльно. Мы с тётушкой обычно уезжаем до осени к родственникам в порт Мечты. Ты бывал там, Вань?
Юноша покачал головой.
- Там тоже шумно, особенно когда прибывают корабли из дальних уголков мира, но какой там воздух! Он пропитан запахом моря, и небо высокое и чистое – чистое. А вода прозрачная и на дне розовые и жёлтые раковины и причудливые морские растения… Домики там деревянные, в несколько этажей, и на балконах вывешены разноцветные флажки – пожелания удачи морякам, отплывающим в далёкие края, и приветствия тем, кто вернулся издалека, сворачивая паруса, пропитанные ветром странствий…Когда мы возвращаемся домой, город Драконов кажется просто унылой серой дырой после ярких летних впечатлений. К тому же начинается еще сезон дождей, вянут цветы, мокнут бумажные фонарики, а войско пополняется свежими партиями новобранцев, которые шатаются по городу и ломают изгороди и калитки, празднуя своё посвящение аж до самой зимы. Нет, я совсем не рада, что живу в столице, - заключила Сян Эр. – Лучше бы мы переехали куда-нибудь, где воздух чище и люди добрее, но тётушка Чжан считает, что нам, поскольку мы принадлежим к древнему и знатному роду, подобает жить только в городе Драконов. Ах, насколько я была бы счастливее, будь я простой, незнатной девушкой, - вздохнула Сян Эр.
- Но почему? – изумился Вань. – Что хорошего в том, чтобы с утра до ночи носить воду с реки, стирать белье из грубой ткани, ходить босиком, готовить на всю семью, есть только простую пищу и считать каждую монету?
- Это ничто по сравнению с тем счастьем, что у вас есть, - тихо произнесла девушка. – Свобода выбора. Я, например, не вольна выбирать, с кем прожить жизнь. Выбор за меня сделает тётушка, когда сочтёт, что очередной претендент на мои руку и сердце достаточно знатен и богат…
- Но, Сян Эр, ведь тётушка тебе не враг! – воскликнул Вань. – Если ты встретишь того, кто..-юноша замялся, - кто придётся тебе по душе, разве ты не можешь сказать ей об этом?
- Она не станет слушать, - грустно ответила Сян Эр. – Дело в том, что тётя уже сделала свой выбор…и ей кажется, что я буду счастлива.
- А тебе самой так кажется? – запинающимся голосом поинтересовался юноша.
Девушка молча покачала головой.
- Нет…это сын старинной тётушкиной подруги. В детстве мы иногда играли вместе, и уже тогда Ху Ин был подленьким, лживым и пакостливым мальчишкой. Сейчас он служит в императорской армии – конечно же, благодаря деньгам отца – и, пользуясь своим положением, притесняет слабых. Ненавижу его…- из глаз Сян Эр вновь покатились слёзы.
- Ну что ты... что ты. Не плачь, - растерянно начал успокаивать девушку Вань.
- Я и не плачу, - гордо вскинула голову Сян Эр. – Давай вернёмся к нашим братьям. А женой Ху Ина я никогда не стану, хоть бы для этого и пришлось кинуться вниз головой с башни Мертвецов… шучу-шучу, - поспешно добавила девушка, глядя, как изменилось выражение лица Ваня.
Сумерки уже незаметно окутывали город Драконов мягким сиреневым сиянием, настало время прощаться.
- Мы с Таном здорово повеселились! – радовался Янь. – Приедем домой, всем мальчишкам расскажу, как мы с настоящим воином из города Драконов плевали вишнёвыми косточками в прохожих! Вот они обзавидуются!
- Сегодня был чудесный день, - тихо произнёс Вань, глядя в изумрудные глаза Сян Эр. – Наверное, самый счастливый день моей жизни.
Девушка улыбнулась, прижимая к груди крупный цветок лотоса – Вань сорвал его у фонтана, когда они уходили.
- Мне тоже надолго запомнится сегодняшний день, - сказала она. И добавила, лукаво улыбнувшись. – Возвращайся за своим платком, я обещаю его выстирать своими руками, хоть ты и считаешь нас, городских девушек, белоручками.
Возвращалось домой семейство кузнеца поздним вечером. Вань в состоянии глубокой задумчивости правил лошадьми, вспоминая улыбку красавицы Сян Эр. Янь рассказывал матери о своём чудесном спасении и знакомстве с настоящим героем, а та, естественно, бранила его за невнимательность. Кузнец, лёжа на спине и глядя в звёздное небо, пел какую-то весёлую и не вполне пристойную песню, а рядом с ним в бочонке, который он заботливо обнимал могучей рукой, булькало молодое сливовое вино.

Спустя неделю Вань кое-как уговорил родителей позволить ему поехать в столицу.
- Мама, ты ведь сама видишь, что это прибыльно – возить товары на продажу в город Драконов, - умоляюще говорил юноша, ходя по пятам за матерью.
- Ой, ну шо мне делать, если бог наградил меня таким умным сыном? Не приставай до меня с этих глупостей. Ты таки хочешь взять эти несчастные три яйца, которые лежат у сарае, и сделать на этом бизнес? Та я тебя умоляю, - отмахивалась Сара, счищая скребком мох со старого голема, который довольно и благодарно урчал, жмурясь и подставляя спинку.
- А ещё нам нужно купить новую тяпку, - не сдавался юноша.
- И ты, значит, имеешь совесть гонять наших кляч за-ради тяпки? – возмутилась Сара. – Так я на это дело одолжу у соседей телегу побольше…
- А ещё..! – задумался юноша. – А ещё, - торжествующе заключил он, - у отца кончаются железные болванки.
- Чтоб вы пропали со своим отцом вместе! – рассердилась Сара. – Оба лодыри и бездельники, что сил моих нету! Эти болванки, моё слово, сгниют у него в кузнице, потому что раз в год к твоему отцу приходят починить ржавый гвоздь. И шо бы вы усе кушали, если бы ваша мать не держала хозяйство, хочу я спросить. Но бери лошадей, и если тебе вожжа у одно место попала ехать до столицы, так и езжай, аферист. Только отстань от своей бедной матери, у которой и без тебя голова обертом идёт.
Счастливый Вань тут же побежал запрягать лошадей.
- Раз уж тебя черти несут у столицу, то продашь вот эти шкуры рысей, ещё меха.., – Сара бросила на повозку охапку барахла. – Возьмёшь ещё две старые курицы и бочонок масла…
- Но мама! – растерянно воскликнул Вань. – Я столько за день и не продам!
- Не кричи на мать, чтоб ты был здоров! – шикнула Сара на сына. – Или это не ты только что имел большое желание тащиться у столицу?
- Ну лааадно, - уныло протянул юноша. – Так и быть…

Наспех справившись с досмотром товара, юноша оставил лошадей и телегу в северо–западной части города, где за небольшую плату присматривали за животными и поклажей, и поспешил на улицу Мятых Бумажных Фонарей. Сердце его сладко сжималось от предчувствия встречи с прекрасной девушкой, которая приходила к нему во сне каждую ночь с тех пор, как он впервые её увидел.
Вань несмело толкнул калитку. В доме слышались голоса – высокий женский, мягкий оправдывающийся девичий и грубый мужской. Третий голос совсем не понравился юноше. Дверь была приотворена, и Вань не знал, что делать. Зайти вроде бы неудобно, но и не караулить же под калиткой. Поэтому, собравшись с духом, юноша поднялся по ступенькам и заглянул внутрь.
Высокая женщина с талией, затянутой так сильно, что она казалась неправдоподобно тонкой, стояла посреди комнаты. Рядом с ней, скрестив руки на груди, стоял огромный мужчина. Что-то недоброе и волчье скользило в его усмешке, в жёлтых глазах. У незнакомца были острые уши, они шевелились, когда он облизывал тонкие губы, и выглядело это довольно неприятно. В дальнем углу комнаты на мягком кресле сидела заплаканная Сян Эр, на коленях которой ёршился маленький рыжий котёнок, а за спиной девушки с выражением мрачной решимости на лице стоял Тан.
Высокая женщина обернулась и взглянула на молодого кузнеца. Её тонкие, немыслимо изогнутые брови поползли вверх.
- Поди прочь, мы не подаём милостыню, - высокомерным ледяным тоном сказала она. – Да поживее, не то позову стражу.
Вань так растерялся, что даже не нашёл, что сказать. Ища поддержки, он взглянул на Тана.
- Это наш друг, – не менее высокомерно произнёс Тан.
- Друг?! С каких это пор наша семья водит дружбу со всякими бродягами?! Скажи своему «другу», пусть немедленно выйдет вон, пока мы не подцепили от него какую-нибудь заразу! – взвилась тётушка.
Тан нахмурился и ответил не менее резко, но Вань уже не слышал его слов. Круто развернувшись, он шёл, почти бежал из этого дома, где его сейчас так неласково приняли. Юноша не мог понять, отчего тётушка, которую так любили Сян Эр и её брат, прогнала его, как бродячую заразную собаку. Откуда эта ненависть, это высокомерие? С Ванем еще никто не обращался так, и ему было очень неприятно и до слёз обидно. Кроме того, Сян Эр не сделала даже попытки вступиться за Ваня. Расстроенный, юноша дошёл до торговых рядов, где поставил палатку и небрежно вывалил шкуры и меха на прилавок, мечтая поскорее распродаться, вернуться домой и больше никогда не приезжать в столицу. День сложился совсем не так, как предполагал Вань. Тем не менее, хоть он и видел Сян Эр всего минуту, этого хватило, чтобы понять, что у девушки какие-то неприятности, и молодой кузнец твёрдо решил узнать, в чём дело. Возможно, красавице требуется его помощь, тогда глупо было бы уезжать домой и обижаться.
Рынок вокруг шумел и бурлил, два раза палатку чуть не снес поток покупателей, спешащих неведомо куда. На товар Ваня почти никто и не глядел, только один старичок дотошно оглядывал небольшую пушистую шкурку, хоть юноша и отдавал её практически даром. Наконец, придира заплатил три золотых монеты и исчез, позволив Ваню вновь погрузиться в раздумья. Внезапно юноша ощутил лёгкое прикосновение к своему плечу.

- Сян Эр?! – изумился юноша. – Не ожидал увидеть тебя сегодня ещё раз!
- Я заперлась от этих ужасных людей в своей комнате и сбежала через окно, - улыбнулась девушка. – Прости за сегодняшнюю сцену, вышло очень некрасиво. Просто тётя в очередной раз убеждала меня выйти замуж за Ху Ина и была уже на пределе, потому что я упорно отказывалась, обычно она не такая злая и грубая…
- Так это сегодня и был, значит, человек, которого тётя прочит тебе в мужья? – нахмурился Вань.
- Да…Но он жестокий и подлый, он пугает меня и никогда по доброй воле я не стану его женой! – Сян Эр даже передёрнуло при упоминании о Ху Ине. – Хватит о нём, он и так сегодня испортил мне весь день. Кстати, - девушка улыбнулась, на её щеках заиграли ямочки, - вот и твой платок. Я выстирала его и даже позволила себе вышить на нём флажки – разноцветные флажки, которых так много в моём любимом порту Мечты. Надеюсь, ты не рассердишься. Но если тебе не нравится, я куплю новый платок.
- Ну что ты! – воскликнул Вань, рассматривая вышивку. – Этот платок стал для меня теперь вдвое дороже – потому, что ты выстирала его своими руками и потому, что сделала его таким нарядным. Я больше не буду использовать этот платок по назначению, а оставлю, чтобы вспоминать о тебе и твоей заботе.
- Я рада, что тебе понравилось, - обрадовалась Сян Эр. – Кстати, котёнок всех нас очень удивил. Знаешь, тётя купила рысьи кости – она делает из них отвар для укрепления ногтей – а этот рыжий негодяй сгрыз их почище любой собаки! Я так смеялась, а тётя разозлилась, и Тану пришлось бежать на рынок за новыми костями. И кажется, я нашла для котёнка имя: раз он любит собачью еду, пускай его зовут Гав-Гав!
- Я же забыл предупредить! – вспомнил Вань. – Вокруг нашей крепости бродит множество диких рысей, охотники ловят их капканами, шкуры снимают, а мясо и кости всегда отдают домашним животным. Так что твой..мм..Гав-Гав привык к такому немного странному для котов питанию, и ты можешь иногда баловать его свежими косточками.
- Так вот в чём секрет, - рассмеялась девушка. – А знаешь…
Они болтали и смеялись, и Вань чувствовал себя совершенно счастливым. Сян Эр была рядом, она улыбалась, и все беды и обиды забылись. Однако их беседу неожиданно прервали.
Запыхавшийся Тан, растолкав толпу, пробился к палатке.
- Сян Эр, немедленно уходи! Тётя и этот негодяй отправились тебя искать, не хватало еще прилюдного скандала. У нашей тётушки полно друзей на рыночной площади, ей уже доложили, что племянница кокетничает с незнакомым юношей, и это накануне свадьбы…беги скорее!
- Какой ещё свадьбы?! – возмутилась Сян Эр, однако Тан обнял её за плечи и решительно повёл прочь.
- Жаль, Вань, что ни ты, ни я – не великие воины и не можем защитить Сян Эр…- печально произнёс Тан на прощание.
Вань растерянно глядел вслед уходящим. Внезапно он увидел, как на огромном огненном звере пробирается сквозь толпу тот самый человек, который едва не искалечил его маленького брата. Может, в городе и было несколько таких чудовищ, но у этого на груди красовалась огромная проплешина, да и седло, богато инкрустированное золотом, сложно было бы спутать с каким-нибудь другим. Всадник явно кого-то выискивал. Он вертелся в седле, привставал, что-то спрашивал у местных торговок и попрошаек и, наконец, направился к палатке Ваня. По мере его приближения юноша смог рассмотреть лицо всадника, и оно оказалось неприятно знакомым. Этот волчий оскал, эти жёлтые прищуренные глаза, чёрные жёсткие волосы – перед Ванем был не кто иной, как Ху Ин.

Спрыгнув с седла, всадник засмеялся лающим, неприятным смехом.
- Я сразу тебя узнал, - хриплым голосом сказал негодяй.
- Я тоже тебя узнал, - бледнея от злости и сжимая кулаки, процедил юноша.
- Ты тот самый нищеброд из провинции, который на прошлой неделе так неловко управлялся с телегой, - усмехнулся воин. – Задел меня кнутом, а я ведь такого не забываю. Я, знаешь ли, не лошадь, чтобы меня да кнутом…
- А ты – тот самый мерзавец, который чуть не раздавил моего братишку! – закричал Вань. – А если бы Тан не спас его, как бы ты жил с пятном на совести?
- О каких пятнах ты говоришь? – удивленно подняв брови, спросил воин. – Я ехал от своей невесты, она была со мной немного неласкова, я был не в духе…Задави я парочку бродяг, кто бы осудил меня, меня, потомка знатного рода? Но я тут, видишь ли, не для того, чтобы обсуждать всякие пустяки. Скажи-ка мне, - Ху Ин хищно облизнул губы, - по какому праву ты считаешь себя другом Сян Эр? Кто ты вообще такой и откуда взялся? И почему это кумушки доложили Чжан Цюйинго, будто бы видели мою невесту у твоей палатки?
- А с чего бы мне отвечать на твои дурацкие вопросы? – обозлился Вань. – Я тебе не раб, чтобы ты разговаривал со мной в подобном тоне!
- Ах, воот оно что, - оскалившись, протянул Ху Ин. – Ну что ж, тогда я отправлюсь обратно, поглядеть, как тётушка накажет Сян Эр за то, что девчонка путается с бродягами без роду-племени…
- Что за чушь ты несешь?! – закричал Вань. – Я вообще видел Сян Эр сегодня второй раз в жизни, и познакомился с ней лишь потому, что передавал письмо от родственника из крепости – Компаса! А сегодня зашёл за вещью, забытой мною в прошлый раз, и свои словечки насчет бродяг держи при себе, пожалуйста!
- За вещью зашел, говоришь? – недоверчиво хмыкнул Ху Ин. – Что ж она к тебе прибежала-то, одна, без сопровождения, не боясь навлечь на себя позор?
- Кто прибежал? Сян Эр? – притворно удивился Вань. – А ты сам-то её здесь видел? Передай кумушкам, пусть купят очки, людей на рынке тьма-тьмущая и девушек предостаточно, мало ли кто к палатке подходил, обознались старые сплетницы.
- Ну что ж, будь по-твоему, - сказал воин. – Но только увижу тебя на улице Мятых Бумажных Фонарей – пожалеешь.
С этими словами Ху Ин пошёл прочь, ведя своего странного зверя в поводу.

Кузнец сидел на крыльце, раскуривая трубку. Рядом его младший сынишка сооружал из коры и щепок лодочку, время от времени испытывая своё творение на устойчивость и прочность в огромном тазу, полном мыльной пены. Лодочка была весьма хрупкая и при первой же мыльной буре потеряла все вёсла по правому борту и двух гребцов.
- Таки кого я вырастила?! – вскричала Сара, заметив творящееся безобразие. Под мышкой у неё была пустая корзина, в которой она носила развешивать бельё. – Ирод, где ж ты узялся на мою голову! Опять он мне накидал какой-то трухи у таз! И как прикажете бедной женщине жить, когда у неё на шее сидят такие балбесы! Дармоеды! Муж - такой славный на всю округу кузнец, шо аж наковальня мхом поросла, и таки дети все в него! Нет, ну шо б вы делали без матери?..
- Да пусть себе дитя играет, - флегматично заметил кузнец. – Давай лучше помогу тебе остальное бельё отжать да развесить.
- Какой же ж ты у меня внимательный да заботливый, - процедила Сара. – А шо ж ты раньше сиднем сидел, когда я тут всё утро корячусь, как рабыня? Шоб вы усе были здоровы, дорогие мои, сама справлюся…
Вань вполуха слушал привычные крики матери, убирая в сарае. Он сгребал мелкие камешки – отходы жизнедеятельности големов – в большое ведро. Такими камешками были вымощены все просёлочные дороги. Что ни говори, а голем – животное полезное во всех отношениях.
Вань думал о том, что Сян Эр, должно быть, сейчас несладко. Что должен быть способ помочь девушке, но неведомо, к кому обратиться за советом и поддержкой. Тут Вань вспомнил прощальные слова Тана и стал размышлять, что бы он сделал, будь великим воином, а не сыном кузнеца. Наверное, вызвал бы Ху Ина на поединок, в котором бы непременно победил, и тётушка Чжан согласилась бы отдать племянницу победителю…
Замечтавшись, Вань вонзил железный совок в дряхлую стену сарая, воображая, будто отрубает голову Ху Ину. Маленький голем от неожиданности оконфузился и тут же прикрыл кучку камней лапкой, приняв невозмутимый и невинный вид.
- О чём я только думаю, - горько вздохнул Вань. – Мечтаю о любви прекрасной девушки, а сам даже не знаю, как она ко мне относится…Чем я, в таком случае, лучше Ху Ина – тот хоть может обеспечить Сян Эр достойную жизнь.
Со двора донёсся неясный шум – судя по всему, приехал всадник. До юноши донесся голос маленького Яня, который что-то радостно воскликнул. И голос матери, сообщающий кому-то, что Вань на заднем дворе.
Дверь сарая приоткрылась и внутрь заглянул встрёпанный Тан, на котором радостно повис Янь.
- Тан! – обрадовался Вань. – Какими судьбами?
- Вань, - хмуро произнёс Тан. – Мне нужна твоя помощь, дело касается моей сестры…

- Здесь мы можем говорить свободно, - произнёс молодой кузнец. – Никто не услышит.
Юноши зашли в старую беседку на берегу реки. Крепость осталась за мостом.
- Ну что ж, - серьёзно начал Тан. – В тот день…
Сквозь прутья беседки просунул свой любопытный нос маленький шаман, поблёскивая глазками.
- Морской дьявол тебя побери! – грязно выругался Тан. – Неужели нам не дадут спокойно поговорить?!
Шаман огорчился и нечаянно прожёг свой халатик. Вань махнул рукой.
- Они всё равно глупые, просто любопытные, ты рассказывай, не обращай внимания.
- Ну что ж, - неодобрительно покосился Тан на шамана. – Тётушка решила отвезти Сян Эр к родственникам в порт Мечты, чтобы исключить возможность её встреч со знакомыми вроде тебя. Ху Ин будет навещать мою сестру, а через месяц отправится в большой поход, и по возвращении они сыграют свадьбу. Сейчас Сян Эр и тётя уже в пути, перед отъездом сестра попросила меня передать тебе, что ты ей дорог и что она надеется на твою помощь, но, как бы там ни было, женой Ху Ина всё равно никогда не станет.
Маленький шаман сдавленно пискнул и уронил посох. Заметив, что привлёк внимание, бедолага сконфузился и нырнул в цветущий куст.
- Тан, я люблю Сян Эр всем сердцем и всё это время думал, как ей помочь, - взволнованно произнёс Вань. – Я не оставлю её в беде и сделаю всё, чтобы только она не была несчастна, но я пока не знаю, с чего начать.
Тан улыбнулся и по-братски обнял Ваня.
- Я счастлив слышать, что ты разделяешь чувства Сян Эр, - обрадовано произнёс он. – Отныне можешь называть меня своим братом…
Из кустов послышался восторженный вздох.
- Да что ж это такое! – рассердился Тан. – Ты нам испортил такой торжественный момент! Пшёл отсюда!
Смущённый шаман выбрался из куста и жалобно взглянул на Ваня – тот, очевидно, показался ему наиболее добрым.
- Да не гони ты его, они сильно переживают, умрёт ещё от расстройства, - вступился за коротышку молодой кузнец.
Шаман, почувствовав, что за него вступились, скорчил Тану рожицу и вдобавок показал пальцами оскорбительный иероглиф.
Тан нахмурился, но тут же расхохотался.
- Ладно, пёс с ним, пускай слушает. У нас немного времени, Вань, думаю, нам нужно каким-то образом вступить в ряды великой армии и отправиться в поход на правах бывалых воинов, тогда по возвращении ты будешь иметь такое же право претендовать на руку Сян Эр, как и Ху Ин.
- Ага, только у Ху Ина будет небольшой перевес благодаря его богатству и знатному происхождению, - скептически ответил Вань.
- Нам просто нужно придумать, чем выделиться! Если император наградит тебя, если ты станешь героем, это будет получше знатного происхождения! – с энтузиазмом произнес Тан.
- А если наоборот, если я стану обузой и посмешищем? И вообще, по-моему, идея совершенно идиотская. Другого плана нет?
- Ну знаешь что!..- возмутился Тан. - По - моему, это замечательный план! Придумай сам тогда чего получше.
- А если просто поехать к Сян Эр и забрать её из порта Мечты?
- А дальше что?! - так и подпрыгнул Тан. - Привезёшь её сюда? Кур кормить и грядки окучивать?
- Нет, - смутился Вань. - В мире много городов, работать я умею, устроились бы..
- Тётушка бы вас из-под земли достала, - объяснил Тан. - И недолго бы вы радовались своему счастью.
- Ну хорошо, хорошо, - потёр лоб Вань. - Твой план и вправду лучше, только в нём слишком много "если". Если отправимся в поход, если нас заметят, если нас наградят.. Да и потом, как это я попаду в армию? До осеннего набора очень далеко, просто так меня не возьмут…
- А ты не переживай, - подмигнул Тан. – У меня есть кое-какие связи, устроимся. Но только завтра с утра отправимся в город Мечей – где, как не там, живут лучшие в мире наставники, где, как не там, брали первые уроки мастерства все знаменитые воины этого мира…

На рассвете крепость - Компас покидали два всадника. Было сыро и прохладно, тем не менее, вся семья в полном составе провожала Ваня до ворот. Чего юношам стоило уговорить Сару, долгий и отдельный разговор. Она и сейчас недовольно ворчала, тем не менее, дала будущим воинам с собой целую сумку вкусной еды. У ворот Вань по очереди обнял мать, потом отца и младшего братишку.
- Ты теперь за главного, - строго сказал он Яню. – Заботься о родителях и помогай матери по хозяйству.
- А ты становись скорее великим воином, и тогда сын портнихи лопнет от зависти, - мечтательно произнёс малыш. – Я тоже стану великим воином и совершу великий подвиг…
- И кого я вырастила, - горестно вздохнула Сара. – Усе такие великие воины, и так им не сидится дома, а мать хоть загнись с утра до вечера по хозяйству. Езжайте, чтоб вы были здоровы, и таки пиши матери, ирод.
- Я буду писать каждую неделю, - пообещал Вань. – А как устроюсь в армию, буду слать всё жалованье домой.
Сара только покачала головой.
- Возьми, сынок, на счастье эту подкову, - пробасил кузнец. – Это подкова с лошади твоего деда, мы всегда верили, что она приносит счастье.
- Та шо ты говоришь - мы верили?! – возмутилась Сара. – Да эта железяка отроду не приносила счастья, а особенно в тот день, когда она отвалилась!
- Я возьму её, - Вань бережно положил подкову в сумку. – Она будет напоминать мне о доме.
- Таки возьми ещё куриного помёта, - съязвила Сара. – И о доме напомнит, и в дороге пригодится.
Наконец, церемония прощания была окончена, и юноши выехали за ворота. Лошади шли шагом, всадники молчали, погружённые в размышления о том, что их ждёт в будущем. Внезапно серая маленькая фигурка метнулась чуть не под копыта лошади Ваня. Животное захрапело и дёрнулось – молодому кузнецу пришлось приложить усилия, чтобы успокоить лошадь. Он нагнулся разглядеть, что же так её испугало.
Маленький шаман в сером плаще с капюшоном, надвинутым на брови, приветственно размахивал лапками, довольно улыбаясь.
- Вот к чему приводит панибратство с нежитью, - укоризненно произнёс Тан.
- Иди домой, - строго сказал малявке Вань.
Но шаман не желал ничего слушать. Он ухватился за стремя и попытался влезть на лошадь по ноге Ваня. Лошадь испуганно вертелась, а потом изогнула шею, желая укусить наглеца. Вань пожалел малыша и, схватив его за шиворот, втащил в седло. Шаман довольно хрюкнул и вцепился лапками в гриву лошади.
- Ты что делаешь? Собрался тащить с собой это чучело? – поинтересовался Тан.
- А может, он нам пригодится! – вступился за малыша Вань. – Огонь там на привалах разводить, вещи подносить, охранять вместо собаки, например.
- Он же неразумный! – возмутился Тан. – Подожжёт однажды нас с тобой, например. И вообще в доме таких не держат, нам могут отказать в комнате из-за него, что тогда? Поскачешь домой его возвращать?
- Да не буду я его возвращать, - Вань погладил шамана по голове, и тот довольно заурчал. – Я что-нибудь придумаю.

Поздним вечером в город мечей въезжали три всадника. Двое были хорошо сложенными юношами в расцвете сил, третий же нелепо покачивался на пузатом ослике, то и дело сползая в седле, и его коротенькие ножки болтались, не доставая до стремян.
- Вы это что, ребёнка с собой взяли? – строго спросил страж, приглядываясь к фигурке в сером плаще. – Детям до шестнадцати ездить верхом самостоятельно запрещает закон, не знаете разве?
- Да какой это ребёнок! – весело произнёс светловолосый юноша. – Это знаменитый маг Барбарис, неужели не слыхали? Он в детстве упал с лестницы и оттого не вырос, да и с речью у него проблемы, но в искусстве владения огнём ему мало равных.
- Барбарис, говорите? – задумчиво протянул страж, поднося факел к лицу недомерка на осле. – Ох, тьфу ты! Ну и ро…то есть, и вправду не ребёнок, приношу свои извинения, почтенный Барбарис…Проезжайте, - кивнул страж юношам, и троица въехала в город.

Солнечные пятна широкими мазками ложились на деревянный подоконник и дощатый пол. Чахлый кустик агератума прижался к слегка запылённому стеклу, словно мечтая выбраться из тесного надщербленного горшочка и уползти в зелёный мир за окном. В углу перекосилась древняя кровать, созданная, очевидно, тысячелетия назад. Из протёртого матраца там и сям торчали пучки сухой ароматной травы. На кровати, сладко посапывая, лежали два тела, укутанные дорожными плащами.
Из противоположного угла доносилось довольное бульканье - маленький шаман накрывал ладошками солнечных зайчиков. Зайчики были тёплые.
Одна из фигур на кровати зашевелилась.
- Ммм..ск..айайай, Тан, вставай скорее!!! - растрёпанный Вань с совершенно безумными глазами принялся тормошить товарища. - Уже солнце стоит высоко!! Скорее, мы же опоздаем!!!
-Хрр..ац..тань, - раздалось в ответ слабое бормотание.
Барбарис с интересом наблюдал за этой сценой.
Наспех перекусив омлетом из яйца голема (а шаман удовольствовался стаканом молока), друзья поблагодарили хозяйку трактира "Резвый мотыль", где они остановились. Выйдя на улицу, Тан довольно потянулся, запрокинув голову, и тут же дёрнул Ваня за рукав, указывая в небо.
- Нефритовый дракон, клянусь моим бамбуковым посохом! Живой дракон!
В небе, расправив кожистые крылья, парили три дракона - два поменьше и один крупный, приятного изумрудного цвета.
- Чего раскричался-то, - проворчала проходящая мимо старушка. - Понаедут тут всякие из провинции...Это старейшины нашего ручные драконы, почту доставляют, посылки, ну и визиты он наносит верхом вон на том, с метиной...Из деревни небось приехали, а? У нас тут этих драконов и дети малые знают. - с этими словами старушка заковыляла дальше, ворча под нос что-то о понаехавших провинциалах и о том, что город Мечей не резиновый.
Лицо Тана приобрело пурпурный оттенок.
- Вот же старая кочерыжка, - пробурчал он. - Слышала бы это тётушка...
Вань кашлем пытался замаскировать смех.
- Пошли уж, провинциал, - хлопнул он Тана по плечу.- Нам еще наставника найти...

Друзья пробирались по рыночной площади. Народу, конечно, было поменьше, чем в столице, но все равно немало. Разносчики с корзинами сновали во всех направлениях, громко предлагая приобрести их товар. Торговали в основном фруктами и травами, благо окрестные луга и леса ими изобиловали. Можно было также приобрести детёнышей летучих лис или маленьких големов. Под ярким навесом у городской стены на потеху публике воины - знатные и не очень - проводили поединки.
Барбарис восхищённо застыл, глядя на очередную пару бойцов. Один из участников, ещё молодой, но абсолютно седой маг, привлёк внимание шамана. Он жонглировал целой огненной колодой, а затем начал бросать карты в своего противника. Тот сияющим лезвием нагинаты отбивал их все, к восхищению зрителей. Но вот внезапно воин завопил и схватил себя пониже спины - его штаны слегка дымились. Он злобно взглянул на мага, но тот лишь округлил глаза и недоуменно пожал плечами - их дуэль была тщательно отрепетированным представлением, и отступлений от правил участники себе обычно не позволяли. Воин огляделся вокруг, и вдруг его взгляд упал на сияющего Барбариса. Тот придавал очередному огненному шарику прямоугольную форму и уже готовился метнуть карту в злополучного дуэлянта.
- Какого дьявола?! - взревел воин и ринулся на крошку-шамана. Тан с Ванем, заметив, что дело неладно, подхватили малютку под руки и ринулись прочь. Карта выпала из рук Барбариса и прожгла сапог подоспевшему было воину. Пока бедняга выл, туша свою обувь, друзья успели скрыться в ближайшем переулке под хохот зрителей.

- Глупый карлик! - злобствовал Тан. - Не хватало ещё скандал учинить! Больше чтоб не смел никаких фокусов выкидывать!
- Ну хватит тебе, - вступился за шамана Вань. - Ведь было же смешно.
Барбарис сидел в пыли, огорчённо крутя в руках свой маленький посох.
- Вот и ещё час потеряли! - не унимался Тан. - Сегодня мы уж точно опоздали к наставнику!
- Давай хотя бы узнаем, где он живёт и где проходят тренировки, - предложил Вань.
...К наставнику они, конечно, опоздали - тот проводил обучение в ранние утренние часы, когда небо только начинало розоветь, и удалялся отдыхать, когда высыхали последние капельки росы на травах и цветах, а значит, ещё до наступления обеденной поры.
- Проклятье! - огорчился Тан. - Ну что ж, вернёмся в трактир, самое время обедать.
За обедом парни пропустили по рюмочке настойки на листьях росянки. Хозяйка делала её мастерски - изумрудно-зелёная настойка легко шла и невероятно прибавляла сил, а также повышала настроение. Барбарис потянулся было тоже сделать глоток, но Вань вовремя заметил и дал коротышке подзатыльник. Тот надулся и обиженно отвернулся.
Покончив с обедом, Тан поднялся в комнату - вздремнуть, а Вань решил прогуляться по городу. Барбарис, естественно, увязался за ним.
На рыночной площади по-прежнему было людно и оживлённо. Вань засмотрелся на проходящего мимо толстяка, одетого так пёстро, что, казалось, у него не сыскать двух предметов одежды одного цвета, даже башмаки были украшены каждый по-своему: правый символизировал легендарного дракона Ю Джи, а левый - льва песков Джо Хэня, который был обречён вечно сражаться с драконом.
Барбарис, естественно, тут же воспользовался свободной минуткой. Он выхватил из корзинки проходящей торговки букетик нектара и сожрал, довольно урча. Ваню пришлось извиняться и расплачиваться. Пока юноша развязывал мешочек с монетами, пока женщина отсчитывала сдачу, Барбарис поступил совсем уж некрасиво: он исчез.
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:47 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Почтенный, вы не встречали здесь моего друга? Такого невысокого, в капюшоне? Нет?..Милая девушка, вы не видели неподалёку карлика?..Мой друг потерялся, он не местный! - взволнованный Вань дёргал за рукав то одного, то другого горожанина, но все в ответ на его вопросы только пожимали плечами или качали головой.
- Тан!!! - влетел одним прыжком в комнату Вань. - Барбарис не приходил?
- Ммфф, - проснулся Тан. - Чего случилось?
- Я, кажется, Барбариса потерял, - расстроенно сообщил Вань.
- Вот растяпа! - рассердился Тан. - А ведь мне с самого начала эта затея не нравилась: говорил же я, что от недомерка одни проблемы будут! Ну что уж теперь говорить...пошли, что ли, искать это ходячее несчастье. А то ещё подожжёт город, войдём в историю...
- Тётушка Лэй, если наш друг вернётся сюда, вы уж, пожалуйста, никуда больше его не отпускайте, - предупредили юноши хозяйку трактира. - Он иностранец, языка почти не знает, мы за него волнуемся.
- Уж будьте покойны, никуда не отпущу! - уверила тётушка. - И постарайтесь не опоздать к ужину, я запеку прыгуна в травах, сочненького, такого больше нигде не попробуете!
- Спасибо, тётушка Лэй, - поблагодарил Тан. - К ужину вернёмся непременно! - и юноши выбежали на улицу. Там они разделились: Вань побежал в ремесленный квартал, а Тан остался на Центральной площади - там стояли дома зажиточных горожан и находился Зал Славы, где старейшина награждал героев и проводились различные церемонии. Но Барбариса нигде не было. Друзья обследовали жилые кварталы и вернулись на рыночную площадь.
- Неужели он вышел за ворота? - огорчённо произнес Вань. - Надо бы у стражников спросить..
Тут его чуть не сбила с ног стайка мальчишек - они бежали к навесам, очевидно, поглядеть на какое-то представление.
- Ну что ж, Вань, давай и вправду спросим у стражников, не покидал ли сегодня карлик пределов города, - сказал Тан. - И нечего киснуть, он же привык жить в дикой природе, ему там будет лучше.
- Мы же его увезли от родной крепости на расстояние суток пути, - расстроился Вань. - Он может погибнуть..
- Не огорчайся ты так! Не погибнет. Давай лучше спросим стражников, чтоб убедиться, ушёл ли он, - и с этими словами Тан потянул друга за собой.
Пройти к воротам им изрядно мешала толпа, собравшаяся вокруг навесов. В другой раз парни бы не упустили возможности поглядеть на великих воинов, однако сейчас их мысли заняты были совершенно другим.
- Коротышка? Иностранец? - стражник хмыкнул в усы. - Такого бы я сразу приметил, но нет, не проходил.
- Побежали к другим воротам! - потянул Вань товарища. - Может, он за ремесленным кварталом вышел из города! Его же в лесу пауки сожрут или с моста свалится!
Тан, чертыхаясь, поспешил за Ванем. Мечты о жареном в травах прыгуне накрывались медным щитом Ву Хэня. Внезапно донёсшийся до его слуха обрывок речи глашатая заставил юношу насторожиться.
-..рис! Великий маг демонстрирует свою мощь...спешите увидеть...
- Вань, нам нужно туда, к навесам! - заявил Тан.
- Некогда! Я там уже смотрел раньше, тем более, - возразил Вань.
- Что тебе мешает заглянуть и проверить сейчас ещё раз?
- Ну что ж, много времени это не отнимет, - согласился Вань и друзья начали пробираться сквозь толпу.
Увиденное их поразило.
На дощатом помосте, гордо выпятив грудь, стоял искомый Барбарис. У его ног лежал полосатый коврик ручной работы, и на нём - горка золотых монет. У помоста глашатай кричал, зазывая зрителей:
- Знаменитый маг Барбарис демонстрирует огненные трюки! Желающие могут также сразиться с великим Барбарисом! Плата за зрелище - золотой! Право на участие в поединке стоит пять золотых!
Шаман ткнул себя в грудь пальцем, грозно свёл к переносице брови и громко произнёс:
- Барбарис!
Вокруг помоста воцарилась благоговейная тишина.
Барбарис один за другим вынул изо рта пять огненных шариков и принялся жонглировать ими.
- Оно разговаривает! - поразился Тан.
- Немедленно забираем его и уходим! - рассердился Вань.
На коврик тем временем летели золотые монеты.
- Погоди-ка! - остановил Тан порыв друга. - Пусть ещё того...поколдует.
Тем временем Барбарис поднял над головой свой маленький посох. На нём расцвел и распустился огненный цветок. Люди ахали и хлопали в ладоши.
- Недомерок! - взревел кто-то, пробираясь к помосту. - Я тебя научу хорошим манерам...
- Итак, у нас появился желающий вступить с великим магом в поединок! - закричал глашатай, бросая на коврик золотую монету. Ещё четыре он припрятал себе в карман.
На помост взбирался тот самый воин, который выступал там утром в паре с магом. Воин слегка прихрамывал, и на его брюках красовалась аккуратная заплатка.
- Ой нет! - закричали одновременно Тан и Вань. - Остановите это представление! Наш друг не воин, он просто мелкий фокусник! Он не умеет сражаться!
- Сожалею, но плата уже получена и шоу началось, - безапеляционным тоном сообщил глашатай. Народ на площади взревел, предвкушая блестящий поединок.
Шаман поклонился, ткнул себя в грудь пальцем и гордо сообщил: Барбарис!
Воин, оскалившись, представился:
- И Пынь!
И, взмахнув своей ужасной нагинатой, он пошёл в атаку.
Шаман ткнул в сторону воина своим игрушечным посохом и закричал:
- Фокус!
Тут же древко нагинаты вспыхнуло. Воин выронил оружие из рук и завопил:
- Моя нагината!! Что ты натворил, тупица! Мне же её сам старейшина вручил, за то, что я отличился в учёбе! Моя нагинаточка!!!
Барбарис довольно ухмыльнулся.
- Мы должны это прекратить! - закричал Вань. - Он же убьёт его!
Невесть откуда взявшийся страж похлопал юношу по плечу:
- Эй ты, не нарушай правил! Будешь хулиганить, угодишь за решётку.
- Но там моего друга хотят убить! Это нечестно, он не умеет драться! Он же..
- Тихо! - прервал страж поток излияний. - Там - поединок по всем правилам. А ты нарушаешь общественный порядок. Последнее предупреждение.- с этими словами страж выпустил плечо Ваня и растворился в толпе.
- Что за порядки! - возмутился Вань, однако, притих.
Тем временем И Пынь кончил оплакивать нагинату и решил разделаться с магом при помощи кулаков. Пригнувшись, он с рёвом прыгнул на Барбариса. Тот увернулся, и воин пролетел мимо.
- Проклятый коротышка! - рассвирепел И Пынь. - Ногами тебя пинать, что ли!
- Фокус! - тем временем произнёс Барбарис, с нежностью глядя на свой посох.
- Мерзкий карлик!!! ААА!!! - заорал воин. Шёлковая кисточка на его богато расшитом поясе ярко вспыхнула. И Пынь принялся хлопать ладонями, пытаясь затушить огонь, однако ему это не удавалось. В итоге он спешно развязал узел и отшвырнул пояс подальше. Барбарис тем временем взмахнул посохом, и пламя, охватившее пояс, приняло очертания танцующих фигурок. Народ взревел от восхищения.
- Ррряяяааа! - издал боевой клич И Пынь и, обезумев от злости, кинулся на коротышку-шамана. Однако его лишённые поддержки штаны внезапно сползли, и запутавшийся в них воин грохнулся на помост, к вящему восторгу толпы.
Глашатай подскочил к воину и начал счёт. Барбарис удовлетворённо озирался вокруг.
- ..восемь! девять! - отсчитывал глашатай.
Воин кое-как поднялся и, придерживая руками коварный предмет туалета, поспешил удалиться, сгорая со стыда. Вслед ему свистели беспощадные мальчишки.
Вань и Тан тут же кинулись к помосту.
- Негодяй!! Немедленно идём домой!
Шаман виновато булькнул и развёл руками. Вань ухватил негодника за шиворот. Тан тем временем начал собирать с коврика золотые монеты.
- Половина причитается городским службам за аренду зала! - и глашатай принялся тянуть край коврика к себе.
- Ну уж нет! - возмутился Тан. - Ты и так, как я погляжу, большую часть отобрал!
- А вот я стражу позову! - возмутился глашатай. Однако тут же у его ног взорвался небольшой огненный шарик и глашатай, кинув взгляд на злобную мордочку Барбариса, поспешно ретировался.
- А вот и деньги на обучение! - обрадовался Тан. - Молодец, Барбарис! У меня, конечно, были кое-какие сбережения, но, признаться, хватило бы ненадолго..
- Ну вот, - укоризненно поглядел Вань на друга. - А ты говорил: бесполезный карлик, бесполезный карлик..
Барбарис гордо за.драл нос, свысока глядя на своих спутников.

- Нашёлся? - с улыбкой встретила друзей хозяйка трактира. - Давайте за стол, сейчас подам ужин!
Чарующий запах жареного мяса и пряных трав доносился из кухни. Вань и Тан поспешили сесть за столик у окна. Барбарис присоединился к ним. Тётушка Лэй принесла большое блюдо ароматного мяса и три вилки, однако, заметив, что малютка шаман берёт еду руками, убрала один прибор, поджав губы.
- Он иностранец, - извинился за Барбариса Вань. - Тётушка Лэй, разбудите нас завтра пораньше, хорошо? У нас есть одно важное дело.
- Конечно-конечно, - улыбнулась хозяйка трактира.

Вечером Вань долго не мог уснуть, вертясь в постели.
- Ну что ты никак не угомонишься, - недовольно проворчал Тан. - Пойди спроси у тётушки маковой настойки, уснёшь, как миленький..
- Да я это..,- смутился Вань. - Слушай, а какое у Сян Эр..у вас было детство?
- Обычное детство, - сонно ответил Тан. - Я её кукол ломал, она жаловалась тётушке..Страшная ябеда была и противная..
- Кхм, - перебил Вань. - А это..родители ваши, что с ними случилось? Вас ведь тётушка воспитывала.
- А кто тебе сказал, что с ними что-то случилось? - сел на постели Тан.
- Но ведь вы живёте с тётушкой, - пояснил Вань.
- Ах да, ты прав, - махнул рукой Тан. - Видишь ли, они у нас были известными учёными. Когда мне было два года, а Сян Эр всего год, император призвал их к себе и предложил возглавить экспедицию: разведывать чего-то там в далёких пещерах у города Истоков. Работа должна была продлиться несколько месяцев, и мы жили с тётушкой, а у родителей даже не было времени, чтобы приехать домой. Они слали письма каждую неделю. Потом пещеры были разведаны, и мы ждали маму с папой: украсили дом, накрыли стол, помогли тёте испечь булочки, нарисовали красивую картинку, она и сейчас висит на стене в уборной.
- А что за картинка? - заинтересовался Вань.
- А, ерунда, - отмахнулся Тан. - Мама, папа и дракон. Родители писали, что в пещерах жил большой дракон. Его поймали и теперь держат в императорском зверинце, где-то у города Истоков. Так вот, вся экспедиция, все учёные и исследователи возвращались с большим триумфом в город Драконов. Улицы украсили цветами, шарами, бумажными фонариками, повсюду выступали плясуны, фокусники и акробаты. Тётушка нарядила нас, причесала, как мартышек - тьфу! - взяла за ручки, и мы пошли встречать папу и маму...- тут Тан принялся зевать.
- И что же дальше? - спросил увлечённо слушающий Вань.
- А дальше к нам подошёл начальник экспедиции, и оказалось, - мрачно произнёс Тан, - что напоследок перед отъездом мама с папой решили пойти в пещеру, полюбоваться новым видом плесени, который сами же и открыли. И больше их никто не видел.
- Какой ужас! - ахнул Вань. - Неужели потерялись?!
- А никто не знает..Пещеры были расчищены и подготовлены для просмотра, все ходы разведаны, но факт - как они вошли, видело несколько человек из экспедиции. А потом, когда все обеспокоились их отсутствием и отправились на поиски, и следа мамы с папой там уже не было.
- Как же так, - сочувственно произнёс Вань. - Вам было непросто услышать такую новость.
- Мы, конечно, очень сильно переживали, Сян Эр, например, часто по ночам плакала, - вспоминал Тан. - Все летописцы вцепились в гибель мамы и папы (в том, что родители умерли, у этих людей не было никаких сомнений). То и дело появлялись бездарные публикации типа "Плесень - убийца", и пришлось применить всё наше влияние в известных кругах, чтобы заставить писак умолкнуть. Тётя усыновила меня и сестру и занималась нашим воспитанием и образованием. По сути, она наш единственный близкий человек.
А теперь вот тётушке стукнуло в голову выдать Сян Эр замуж, и слушать она ничего не желает. Видите ли, выгодный брак, знатный род и куча денег, вот и пытается уговорить сестру дать согласие. А та сперва мягко отказывалась, а потом взяла да и нагрубила тётушке - и жениху заодно. А тётя терпеть не может, если ей перечат, теперь..это..Вань, я спать хочу, давай ложиться, да?.. - жалобно протянул Тан.
- Погоди! - взмолился Вань. - Я ещё спросить хотел..
Из угла послышалось злобное шипение. Барбарис не мог уснуть и вдобавок начал страдать головной болью.
- Ну ладно, ладно, молчу, - согласился Вань.

Ни свет ни заря троица уже была на ногах. Тан и Барбарис беспрестанно зевали и протирали глаза, Вань же был бодр и весел, как ни странно. Они второпях собрались, отказались от завтрака, и тётушка Лэй положила им в сумку пирогов с черепашьим мясом. Друзья жевали их по дороге к дому наставника.
- Вон он! - благоговейным шёпотом произнёс Вань.
На циновке чинно восседал маленький старичок, поглаживая длинную седую бороду. Он был облачён в халат из тончайшего алого шёлка, расшитый узорами, изображающими синих и жёлтых драконов. На голове старичка красовалась шапочка, и жёлтая кисточка на ней повергла Барбариса в состояние крайнего восторга. Малютка подбежал к почтенному наставнику и, прежде чем кто-либо успел среагировать, сорвал с его макушки чудесную шапочку.
- Это ещё что такое?! - возмутился старичок.
- Барбарис!! Фу!! - закричал Тан.
- Барбарис!! Прекрати!! - закричал Вань.
Барбарис стоял, прижимая к груди шапочку и блаженно зажмурив глаза. Подоспевшие Вань и Тан начали было отнимать злополучный головной убор, а старичок и вовсе стал багровым от злости. Шаман верещал и отказывался расставаться с шапочкой.
- Что здесь происходит? - раздался чей-то звучный голос.
Все замерли, как по команде, и хором начали:
- Я сидел...
- Простите! мы..
- Мы отдадим!
- Шапочка...
- Клянусь короной монахини, я не разобрал ни слова! - заключил высокий темноволосый мужчина ( а вопрос задал именно он). - Ну-ка, Чжи Сян, доложи обстановку.
- Я убрал двор, как и положено, хозяин, и сидел в ожидании учеников. Тут заявились эти трое и давай хулиганить! - взорвался старичок. - Вот этот коротышка отнял шапочку мою...
- Спасибо, Чжи Сян, я понял, - сдвинув брови, произнёс тот, кого старичок назвал хозяином. - Ну-ка вы трое, обьясните своё поведение! - с этими словами он взглянул на Тана.
- Мы явились издалека, чтобы пройти обучение, - поклонился Тан. - Меня зовут Тан, а это мой друг Вань. И..
Барбарис злобно булькнул.
- ..и ещё один друг - Барбарис! - сердито добавил Тан. - И вот это неразумное соз..
Вань кашлянул.
..событие, - поправился Тан. - Извините нас. Просто Барбарису понравилась шапочка, а он глуп...
Барбарис, прищурившись, перехватил посох поудобнее.
-...глубоко раскаивается! - нервно и торопливо проговорил Тан. - Он, видите ли, в детстве с лестницы упал и..это..не всегда себя контролирует, а тут ещё такая красивая шапочка...
- Шапочка! - умилился Барбарис.
- Гхм, - прищурился мужчина.
- Ох, раз уж так, - ворчливо произнёс старичок, - пусть берёт мою шапочку. Раз уж он не со зла...
Счастливый Барбарис натянул шапочку и начал совершать немыслимые пируэты по двору. Все улыбнулись, даже старичок.
Тем временем во двор входили по одному, по двое молодые люди и останавливались на почтительном расстоянии.
- Ну что ж, скоро наступит пора начинать ежедневные занятия, - произнёс мужчина. - Вы трое вроде тоже хотели чему-то обучаться?
- Д-да, хотели, - запинаясь, произнёс Вань. - Так это вы - наставник?
- Я, - улыбнулся мужчина. - Меня зовут Ши Лан. Ну что ж, становитесь вон там: там все новички. Поглядим, на что вы способны.

- Ну что ж, - подытожил наставник несколько часов спустя, когда пробные занятия были окончены. - У тебя, Вань, все задатки настоящего воина: ты крепок, ловок и силён. У Барбариса хорошо выходят магические заклинания. Однако он почему-то освоил только одну стихию - стихию огня...Ему бы обратиться к наставнику-магу - я тренирую в основном воинов.
- А что я? - нетерпеливо спросил Тан.
- А вот с тобой я затрудняюсь, - хмыкнул наставник. - Однако что-то подсказывает мне, что ты мог бы стать хорошим целителем...
- Целителем?! - возмутился Тан. - Да это вообще женское занятие!! Да я отлично дерусь! Я хочу быть воином между прочим!!
- Ну что ж, - помолчав, произнёс Ши Лан. - Проходи тогда тренировки, как воин. Но против предназначения не пойдёшь...

Возвращаясь в трактир, Вань и Тан горячо спорили о судьбе Барбариса.
- Давай отвезём его поближе к крепости и выпустим! - настаивал Тан. - За ним нужен глаз да глаз, а нам сейчас предстоит тяжёлое обучение. Просто нет времени ещё и о нём заботиться...
- Знаешь, Тан, всё-таки я к нему здорово привязался...Он ведь может сидеть в трактире, пока мы будем заняты, - не отступал Вань.
Барбарис, сопя, шлёпал по пыли и хмурился.
- Да он сожжёт трактир! Или сбежит опять - у тётушки Лэй и так хлопот полон рот. Нет, Вань, признай, что это создание нельзя оставить с нами!
Барбарис хлюпнул носом.
- Послушай, Тан, давай подождём дня три, может, всё образуется...
- Да на что ты надеешься? Как бы не случилось чего похуже! Ой...
Навстречу троице друзей шли те самые злополучные маг и воин.
- Ой.. - произнёс, в свою очередь, Вань.
- Фокус! - радостно вскричал Барбарис. - Фокус, фо...
Вань немедленно вырвал посох из лап малявки и закрыл шаману рот ладонью.
Даже издалека было видно, как побагровел воин и уже ринулся было вперёд, однако маг остановил его повелительным жестом.
Тан сглотнул. Они продолжали идти, как ни в чём не бывало. Поравнявшись с друзьями, маг остановился. Воин стоял на шаг позади, состроив угрожающую гримасу.
- Позвольте поприветствовать вас, - маг церемонно поклонился.
Тан и Вань вежливо поклонились в ответ. Даже Барбарис поклонился. Это занятие так понравилось коротышке, что он продолжил стоять и кланяться. Вань незаметно стукнул Барбариса по шее, и тот недоуменно замер.
- Вы приезжие, верно? - продолжал тем временем маг. - Меня зовут Шень Ло. Я обучаю магическим искусствам. Вы, - он указал на Барбариса, - проявили вчера недюжинный талант. И я даже слышал, что вы сражались с моим другом...
И Пынь раздражённо закашлялся.
- ...впрочем, забудем это. Я везде искал вас. Мне бы хотелось поближе познакомиться с таким великим магом.
Барбарис напыжился и ткнул себя в грудь пальцем:
- Барбарис!
- А это, я так понимаю, ваши друзья?.. - маг вопросительно поглядел на юношей.
- Тан, - хмыкнул Тан.
- Вань.
- Я безмерно счастлив встретить вас, - вновь поклонился маг. - Если вы никуда не торопитесь, позвольте пригласить вас в моё скромное жилище для продолжения беседы!

"Скромное жилище" находилось на Центральной площади. Шень Ло приказал подать чай в беседку в саду. Деревья дарили приятную прохладу. Неподалёку тысячи маленьких радуг возникали и исчезали над хрустальными струями городского фонтана. На ветвях были развешены позолоченные клетки, и птицы в них пели на все голоса.
- Итак, уважаемый Барбарис, - обратился к малютке маг, когда с чаем было покончено, - не согласитесь ли вы продемонстрировать ваше исключительное мастерство?
Барбарис гордо вышел вперёд.
- Нашёл с кем водиться, - хмыкнул И Пынь. - Да я бы ему...
- И Пынь! - побагровел маг. - Не нарушай священных законов гостеприимства и не смей дурно отзываться о моих гостях!
- Молчу-молчу, - прошипел воин.
- Продолжайте, прошу вас, - кивнул маг Барбарису.
Тот радостно закричал:
- Фокус!
Тут же из его посоха вырвалась струя пламени. Шаман взмахнул посохом, пламя изогнулось и приняло форму огненного обруча. Барбарис раскрутил его над головой. Обруч сорвался с края маленького посоха и улетел в небо, пропав из виду.
- Великолепно! - маг хлопал в ладоши. - Позвольте-ка присоединиться...
- О нет, - пробурчал И Пынь и уронил голову на стол, демонстративно отказываясь смотреть на это импровизированное представление.
Тем временем Шень Ло жонглировал огненной колодой, время от времени выплёвывая прямо изо рта новые и новые карты.
Барбарис, глядя на это, принялся жонглировать огненными шариками, которым он постепенно придавал прямоугольные очертания.
- Браво! - восхитился маг. - А вот это...
И он смял колоду карт в руках, затем раскрыл ладони, и оттуда выпорхнул золотой феникс.
- Птичка! - восхитился шаман. - Фокус!
Его огненные шарики упали на землю, и посохом Барбарис приказал им собраться воедино.
- Ха-ха-ха! - не сдержался И Пынь.
У ног шамана, гордо за.дравшего нос, разгребала ногами землю огненная птица. Курица.
- Надо же, - пробормотал Шень Ло.
- Хи-хи, - не сдержался Тан.
- Ну а что! - вступился Вань. - Барбарис дома только таких птиц и видел...
- Потрясающе! - тем временем восхитился Шень Ло. - Она даже двигается!
- Ну тоже мне, - вполголоса произнёс И Пынь. - Подумаешь, курица...
- А если так? - увлёкшийся Шень Ло собрал ладони чашкой, и оттуда начал бить небольшой фонтан воды.
Барбарис поглядел и расстроенно шмыгнул носом. Затем он наколдовал такой же фонтанчик, только огненный.
- О...- протянул маг. - Если я верно понял, вы, уважаемый Барбарис, владеете только магией огня?
Маленький шаман огорчённо кивнул головой.
- Потрясающе...- пробормотал Шень Ло, размышляя о чём-то. - Знаете что? - продолжил он затем. - Я буду счастлив видеть вас своим гостем каждый день. Думаю, нам есть чему поучиться друг у друга.
Барбарис восхищённо кивнул. Даже кисточка на его шапочке подпрыгнула от восторга.
- Эээ! - насторожился Тан. - Мы ведь не можем...
Вань пнул его под столом ногой.
- Шшш! Я думаю, это прекрасный вариант развития событий!
Но не один Тан был недоволен таким поворотом.
- Знаешь что! - И Пынь привстал и треснул кулаком по столу. - А я вот не одобряю твоей дружбы со всякими коротышками, которые не успели заявиться в город, а уже меня покалечили и выставили на посмешище! Я сейчас этому гному-то уши надеру, и плевать мне на законы гостеприимства! - с этими словами И Пынь принялся выбираться из-за стола.
- Немедленно прекрати! - рассердился Шень Ло. - что о нас подумают мои гости!
Но И Пынь уже занёс могучую ручищу над Барбарисом.
Тот испуганно отпрыгнул и ткнул воина концом посоха. Одежда на И Пыне немедленно вспыхнула.
- Аааа!!! - завопил И Пынь и принялся кататься по земле. Шень Ло мгновенно среагировал, взмахнул руками, и целый поток воды обрушился на незадачливого воина. Мокрый и грязный, сидел И Пынь на земле.
- Шень Ло, - растерянно обратился он к другу. Но тот отвернулся, скрестив руки на груди.
- Я прошу тебя немедленно извиниться, - грозно произнёс маг. - Или тебе несдобровать.
- Извиняйся, Барбарис! - прошипел Вань.
- Не Барбарис, - нахмурился Шень Ло. - И Пынь нарушил священные законы гостеприимства, пусть просит прощения!
- Я?! - вскипел было воин, всё ещё сидевший на земле. Однако, взглянув на суровое лицо друга, И Пынь поутих.
- Это...ну, ладно, чего уж там, - почесал он затылок. - Ну, вроде как, я того..неправ..ну это...ну и вот.
- Чего-чего?! - возмутился Шень Ло. - Немедленно извинись, как того требуют правила приличия!
- Прошу меня извинить был неправ больше не буду бу бу, - скороговоркой себе под нос пробормотал И Пынь.
- Извинения приняты! - поспешно произнёс Тан, испугавшийся, что эта церемония никогда не завершится.
- Ну что ж, - мгновенно смягчился маг. - Раз всё улажено и никто не в обиде..
И Пынь хмыкнул.
Шень Ло продолжил, слегка повысив голос:
- ..я буду рад видеть вас в любое время дня, друзья! Особенно вас, уважаемый Барбарис! - и маг поклонился малютке шаману. Тот в ответ тоже поклонился и продолжал кланяться до тех пор, пока вставший из-за стола Вань не поспешил увести его домой, принеся извинения за столь скорый конец визита. Шень Ло выразил надежду встретиться с Барбарисом на следующее утро и обсудить некоторые магические приёмы. Шаман, судя по всему, был не против: ему очень понравился маг. Довольные и весёлые, друзья вернулись в трактир, впрочем, немного опоздав к обеду.

- Проклятые топоры, - злобно шипел Тан. - Попляшете вы у меня...
Наставник печально глядел на Тана. Тому никак не давались приёмы владения оружием.
- Говорил же я тебе, парень, что воинское ремесло - это не твоё...
- Фррпшш!! - взорвался Тан. - У меня просто астеническое телосложение!! И вообще, за последние дни тренировок я окреп, и вот у меня даже появился бицепс!
Ши Лан иронически хмыкнул.
- Ну что ж, дело твоё, продолжай тренировки, раз уж так охота...А к ушибу я бы советовал приложить лёд.
- Это не ушиб! - затопал ногами Тан. - Это бицепс!!
Но наставник уже удалялся в противоположный конец двора - там разминались ученики, тренируясь сражаться друг с другом. Там, кстати, был и Вань. Ши Лан поглядел, как он сражается с противником, и похвалил юношу.
- Жалко Тана, - указав глазами на бедолагу, вполголоса произнёс Вань.
- Что поделаешь, парень сам не понимает, что у него иное предназначение, - ответил наставник. - Кстати, ты неплохо сражаешься, пожалуй, скоро я разрешу тебе тренировки с оружием.
Вань поглядел на дубинки, которые держал в руках. Все ученики начинали с таких, чтобы сперва освоить азы воинской науки и простейшие приёмы. Все, кроме Тана.
- Бедняга, - вздохнул Вань. - Он уже недели две пытается поднять эти топоры...
- Он упрям, как белый мул Бай Лунг, - пробурчал наставник. - Я все жду, когда же у него хватит ума сообразить, что у него иной талант.
- М-да, - огорчился Вань. - А я, пожалуй, продолжу тренировку...
- Тренируйся, парень, - похлопал Ши Лан юношу по плечу. - У тебя большой потенциал! - с этими словами наставник отошёл у другому ученику.
Вань кинул ещё один взгляд в сторону Тана, вздохнул и вернулся к прерванной тренировке...

После тренировки юноши пошли на почту: Вань хотел отправить письмо домой о том, как устроился в городе Мечей. Сам Вань писал не очень хорошо, и поэтому диктовал Тану, и тот записывал.
- Эх, жаль, что не отправить письмо Сян Эр, - вздохнул Вань.
- Эх, жа..Тьфу, я же записываю! - возмутился Тан. - Хоть бы предупредил. Даа, тётушка, конечно, совсем разозлилась, потому что сказала - даже мои письма сестре передавать не станет. Она считает, что Сян Эр посидит-посидит взаперти да и согласится выйти замуж за этого подлеца, который к тому же пьёт не просыхая сутками. Но моя сестра не из таких! Она будет ждать вестей о Великом Походе, и наша задача - постараться сделать так, чтобы в этих новостях упоминались и наши имена. Всё, твоё письмо домой я дописал, держи! - Тан протянул Ваню сложенный листок. Вань заплатил старичку, работнику почты, золотую монету за доставку, и старая, белая летучая лиса тут же вылетела с сумкой писем, которые следовало доставить в Тайную деревню и крепость-Компас.

...Возвращаясь с занятий, юноши по обыкновению заходили к Шень Ло. Барбарис проводил с ним все утренние часы. Нередко при тренировках мага и шамана присутствовал И Пынь. Он уже не сердился на Барбариса и даже немного к нему привязался, хотя всё ещё ворчал по старой привычке. Приближался конец лета, и с ним - Великий Поход. Слухи об этом носились и в городе Мечей. Говорили, император собирается отыскать легендарный Храм Сумерек, затерянный где-то в жарких пустынных краях.
- ..и били в том краю ледяные ключи, и цвели деревья, и ароматные травы склонялись под тяжестью медвяной росы..- старый летописец прервался на секунду, чтобы сделать глоток воды. Народ в трактире почтительно молчал, даже Барбарис проникся важностью момента и не чавкал.
-..и стоял в краях тех великий храм из белого камня, стройный и легкий, как прекрасный цветок. И светился он в сумерках дивным мягким светом, и назван был Храмом Сумерек. Охраняли тот храм невиданные звери, и были они добры к человеку. И защищал волшебный свет людей от раздоров, и не было ссор и не проливалась там никогда кровь. И был народ той страны добр и мудр, и древнее море пело свои песни под белыми стенами..но спал на дне моря страшный вулкан. И настал чёрный день, когда проснулся вулкан и изверг наружу столько жаркой лавы, что выкипела вода моря, и была разрушена прекрасная страна и высохли родники её, и погибли птицы её и травы её, и немногие уцелели. И стали тогда они спорить, куда лучше уйти. Одни хотели пойти к морю, потому что верили, что там ещё осталась вода. Другие говорили: давайте уйдём в горы, жар не опалил их, там найдём мы зелёную траву и построим новые дома. А третьи отказались уходить с тех мест, где жили их отцы и деды. И рассорились они, ведь не было больше волшебного света, ибо разрушен был храм и погребён под слоем лавы и пепла. И пролилась первая кровь, и разошлись люди в разные стороны...- тут старик прервался, чтобы промочить горло.
- ...Вот это да! - восхищённо прошептал Вань.
-..и разошлись люди, - продолжил старик. - И прошло с тех пор много веков. Несколько десятилетий назад экспедиции, отправленные великим императором, дабы обследовать пустынное дно высохшего моря, нашли остатки крепостей, выстроенных людьми для защиты от песчаных бурь и свирепых рептилий, которые приспособились к жизни без воды. Однако ни одного человека не было найдено. Сейчас археологи и архитекторы восстанавливают эти древние крепости: будут проводиться экскурсии...
- А что с теми, кто ушёл в горы? - нетерпеливо перебил И Пынь. Он вместе с Шень Ло теперь нередко ужинал в трактире.
Старичок летописец погладил бороду, глядя на И Пыня.
- А те, что ушли в горы, так и не построили домов..они занялись охотой, у них вечно вспыхивали ссоры, воды не хватало, и, в общем, народ выродился..Остатки того племени - сущие дикари. Они и сейчас живут в горах, изредка нападая на людей. Больше всего же повезло тем, кто остался на прежнем месте. Может, храм, хоть и разрушенный, как-то помогал им. Люди выстроили дома наподобие скворечников, потому что в первое время нередко случались песчаные бури, и под покровом темноты приползали со стороны моря отвратительные чудовища. Наверху было безопаснее. Люди забирались по верёвочным лестницам и затем втягивали их. Сегодня уже нет прежних опасностей, но дома в тех краях по традиции строят высокими...
- А что храм? - поинтересовался Вань. - Неужели его никогда не искали?
- Там, где раньше был храм, сейчас большая пустыня, - ответил старик. - Были желающие отыскать храм, но их убили пески, а выжившие вернулись ни с чем. Но сейчас якобы был найден древний свиток с указаниями точного местоположения храма, и великий император сам возглавит армию. Отправятся с ними и известные учёные. Я, - гордо напыжился старичок, - тоже отправлюсь вместе с великим императором! Сам старейшина оседлает для меня нефритового дракона, чтобы я мог отправиться в город Зверя. Оттуда армия великого императора выступит в этот знаменательный поход, и, несомненно, он войдёт в историю..
- Вот оно! - зашептал Вань. - Нам необходимо отправиться вместе со стариком!
- Ну что ж, я, пожалуй, возьму на себя миссию уговорить его, - согласился Тан.

- Нет, нет и нет! - кипятился старичок. - Как я обьясню императору, что за толпа меня сопровождает? Да и брать под свою ответственность неизвестно кого..Нет!
- Но ведь два известнейших мага! - не сдавался Тан. - Воины, чья доблесть отмечена старейшиной! Вы не пожалеете!
- А ты кто таков? - внезапно спросил старикашка. - От тебя мне что за прок?
- Я..- растерялся Тан. - Эээ...
- Вот и нечего ко мне приставать! Зевак я с собой брать не собираюсь!
- Я же не просто зевака! Я между прочим в столице учился! - вспылил Тан. - Да я половину свитков из Библиотеки прочёл! Я могу вести записи...
- В столице, говоришь? - хмыкнул старичок. - Я там нередко бывал во времена молодости..А сейчас даже от лекций в Библиотеке отказываюсь. Неприятные воспоминания, видишь ли...
- Что же случилось, позвольте спросить? - полюбопытствовал Тан.
- Эх..да так, несчастная любовь, разбитые мечты...- пригорюнился старичок.
- Тогда вы должны понять моего друга! - обрадовался Тан. - Видите ли, дело в том, что...

- Замётано! - свысока бросил Тан, входя в комнату, в ответ на вопросительные взгляды друзей. - Он нас возьмёт. А где это Вань?
- Он это..по заданию наставника на Лесопилку отправился, - ответил И Пынь. - Волков там развелось, прямо в посёлок заходят. Сказал, переночует там.
- Хмпф! - Тан не подал вида, что огорчён. Ещё бы, ведь Ваня наставник заметил, а Тан ввиду его полной неспособности к боевым искусствам просто таскал воду из колодца, кормил черепах в пруду да подавал ученикам деревянные мечи. Шень Ло не раз предлагал обучить юношу магическому искусству ( "Мы вместе с Барбарисом тебе покажем простейшие заклинания, - говорил маг. - Такие даже у тебя выйдут"). Но Тан лишь раздражённо отказывался. Ещё бы, брать уроки у коротышки шамана, который вообще полжизни провёл в кустах у крепости - Компаса и даже говорить-то почти не умел.
Иногда, сидя у пруда и глядя на лениво двигающихся черепах, Тан задумывался о словах наставника.
"Что-то подсказывает мне, что ты мог бы стать хорошим целителем", - сказал тогда Ши Лан.
Тан и в самом деле знал пару простеньких заклинаний, унимающих зубную боль и останавливающих кровь. Вычитал в одном из свитков в библиотеке. Но это же не делало его целителем! Тем более что у многих заклинания подобного рода выходят не хуже. Тан вообще придерживался того мнения, что все мужчины должны быть воинами. Однажды он как-то попытался развить вслух мысль, что мужчина обязан носить брюки и оружие помассивнее. На беду, в углу сидел Шень Ло и прекрасно всё услышал. После короткой схватки Шень Ло высказал над телом поверженного Тана ту идею, что если уж мужчина и не носит брюк и топоров за спиной, то пусть хотя бы умеет управляться с чакрамом. С тех пор Тан предпочитал держать свои мысли при себе, однако незаметно для остальных тренировался обращаться с оружием. Однажды он вызвался помочь тётушке Лэй наколоть дров. Спустя час она нашла Тана у поленницы - тот обессиленно лежал в траве - взяла топор и сама управилась с чурбанами. Немного утешил Тана тот факт, что тётушка в прошлом была известной мечницей, не раз была награждена старейшинами и вышла на покой относительно недавно.
Впрочем, Тан утешался тем, что был самым образованным и интеллигентным из всех и в этом мог пригодиться.
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:51 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
На следующий день ближе к обеду Барбарис и Тан сидели на первом этаже трактира. Из кухни доносились чарующие запахи: вот-вот тётушка Лэй должна была накрывать на стол. Внезапно дверь распахнулась. На пороге стоял встрёпанный, усталый Вань.
- Вань! - обрадовались Тан с Барбарисом. - Сейчас обед подадут: копчёные лапки мотыля с гарниром из овощей и нектарное пиво! Давай присоединяйся!
- Некогда, - мрачно покачал головой Вань. - Вы должны пойти со мной.
- Что?! - возмутился Тан. - Да я голоден!
Вань продолжал стоять на пороге, угрюмо глядя на друзей. Те недовольно принялись выбираться из-за стола.
-..ну и что такого могло случиться, - ворчал Тан, плетясь вслед за Ванем по раскалённым улочкам. - Хоть бы обьяснил..
- Сейчас у наставника всё и услышишь, - наконец произнёс Вань и снова замолчал.
Наконец, они пришли.
- Чжи Сян, нам нужно поговорить с твоим хозяином. Всё очень серьёзно, - сурово произнёс Вань.
- И водички мне, - прохрипел растянувшийся на ступеньках Тан.
- С хозяином? - растерянно произнёс Чжи Сян. - А он у старейшины..ушёл..
- Спасибо, - сдержанно кивнул Вань. - К старейшине, - бросил он друзьям и направился к воротам.
- Воды..- не унимался Тан. - Без воды никуда не пойду! Стой, мучитель! Да что случилось-то...тьфу..Да погоди же! - и Тан пустился вдогонку за удаляющимся Ванем. Барбарис вздохнул, поклонился Чжи Сяну и поспешил вслед за друзьями.

- Не положено! - суровые стражи преградили путь алебардами. - Старейшина отдыхает! Обедает! Беспокоить запрещено..
- Да пустите же! - возмущался Вань. - Дело срочное! Город в опасности!
- ..хотя бы водички принесите, - мрачно подал голос Тан.
- Что за шум? - вышел на порог, недовольно щурясь, старейшина.
- Здравствуйте, - поклонился Вань. - У меня срочный доклад к Ши Лану, это касается лесопилки. Его слуга передал, что он здесь.
- Но мы обедаем! - возмутился старейшина. - И у меня гости. Зайдите попозже, - и он уже было повернулся уходить.
- Да стойте вы! - закричал Вань. - На лесопилке творится что-то ужасное и я немедленно должен доложить Ши Лану!
- На лесопилке? - переспросил старейшина. - Ладно, входите..всё равно обед испорчен.

В большой прохладной зале царил лёгкий сумрак - очевидно, из-за спущенных штор. За роскошным столом на скамьях с мягкими спинками сидели гости старейшины - известнейший в городе банкир Цзинь Дзинь, наставник воинов Ши Лан, мудрый травник А Гератум и уже известный друзьям старичок летописец Ба Сня.
- Вы велели мне разобраться с волками на Лесопилке, - поклонился Вань наставнику.
- Так, - утвердительно кивнул Ши Лан. - Продолжай.
- Так вот, звери, что приходят по ночам, вовсе не волки..
- Не волки? Кто же? - вопросительно поднял брови Ши Лан.
- Гигантские муравьи.
- Гигантские муравьи? - это восклицание вырвалось по меньшей мере у пяти присутствующих.
- Старый охотник, живущий на Лесопилке, поймал двух из них в капкан.. за день до того они утащили ребёнка, - с горечью произнёс Вань.
- Дайте же мне водички наконец! - не выдержал Тан. Ему молча протянули стакан воды.
- Одного муравья разъярённые люди убили сразу..распилили его на тысячу кусков. Второго мы выпустили и шли по его следу. Он привёл нас к муравейнику.
Банкир Цзинь Дзинь тяжело шлёпнулся о пол. Очевидно, упал в обморок. Все поглядели на него.
- Это ужасно! - заключил старейшина. - Велик ли муравейник?
- Он построен в скале, - прошептал Вань. - Эти твари выгрызли своими мощными челюстями ходы в твёрдой породе..Два лесоруба ушли на разведку. Они не вернулись. Старый охотник приказал мне спешить в город за помощью. Муравьи съели всех волков в округе и теперь примутся за людей! Их нужно немедленно остановить.
- Какой ужас! - всплеснул руками старейшина. - У нас осталось так мало воинов..Почти все сейчас ушли в город Зверей в надежде пойти в поход вместе с императором: говорят, он щедро наградит всех, кто будет вместе с ним разыскивать храм Сумерек. Что же делать!
- Ну что ж, - сурово произнёс Ши Лан. - Я, как один из лучших воинов этого города, обязан разобраться с этой проблемой. Шень Ло, я думаю, тоже присоединится..
- Для меня будет честью сражаться рядом с вами! - поклонился Вань.
- Я..это..могу пойти в качестве учёного, - предложил Тан. - Сделаю пару зарисовок и засушу одного жучка ради науки..Какого размера булавки понадобятся?
- Возьми нагинату подлиннее, - мрачно пошутил Вань.
- Я могу приготовить травяной отвар, - произнёс А Гератум. - Он отпугнёт насекомых и они не нападут на вас.
- А я, - вставил Ба Сня, - могу дать несколько ценных указаний касательно местоположений кладок яиц и муравьиной королевы...
- Предлагаю отправиться всем на сборы! - заключил старейшина. - Завтра рано утром я прикажу запрячь для вашего отряда повозку. Ну, все свободны.
Все (кроме позабытого на полу банкира) поклонились и вышли. Нужно было ещё многое сделать.

Мудрый травник поспешил домой - ему нужно было приготовить несколько разных зелий, в частности, и ранозаживляющее, и зелье от кашля. Ведь в муравьиных подземельях могло быть сыро.
Барбарис вызвался один сходить к Шень Ло и сообщить ему о том, что требуется помощь. Малютку решились отпустить, снабдив для верности запиской, иначе существовала угроза того, что маг не поймёт, в чём дело. Тан наспех написал пару строчек на обрывке бумаги и отдал мятый клочок Барбарису.
Вань пошёл с Ши Ланом: ему нужно было подобрать подходящие доспехи и оружие. Тан сперва хотел было остаться в трактире со старичком летописцем, однако передумал и увязался следом за Ванем.
- Я тоже хочу доспехи и оружие! - гордо заявил он.
- Ну что ж, пойдём, - кивнул ему Ши Лан.

...В оружейной наставник долго ходил между рядами доспехов, выбирая наиболее подходящие. Для Ваня почти сразу нашлась неплохая броня, и юноша отправился во двор - чистить её и проверять завязки. С Таном было сложнее.
- Ой, в этом руки не поднять, - ныл Тан. - А эта парит. А у этой ужасный цвет и фасон..
- Примерь вот это! - раздражённо бросил Ши Лан смятый свёрток на исходе второго часа.
- Ах, серебристая! Как мило! - заключил Тан, разворачивая броню. - И какой тонкой ковки! Похоже на ткань..
- Рад, что тебе нравится. - хмуро произнёс наставник. - Это, в принципе, и есть ткань.
- Да это же халат! - возмутился Тан.
- Не халат! Магическая роба! - взревел Ши Лан. - Как по мне, такая защита лучше, чем ничего!
- Я не девушка! - возмутился Тан. - А эти узоры, они вроде из металла?
- Серебро, - бросил наставник.
- А застёжки? - дотошно расспрашивал Тан.
- Чистое серебро..и на ткань наложены защитные чары, - устало ответил Ши Лан.
- Ну что ж, ради одного похода можно потерпеть, - поджал губы Тан. - А теперь я бы хотел подобрать оружие...
Наставник с воплем выбежал из оружейной. Тан выглянул во двор.
- Что это с ним? - недоуменно спросил сидящий на ступеньках Вань.
- Да заморский пёс его знает! - пожал плечами Тан. - Я думаю, лучшее оружие хранится у него в доме, и он ушёл подобрать мне что-нибудь из личной коллекции.

..Когда друзья вернулись в трактир, Барбарис, Шень Ло, а также И Пынь уже сидели там. Увидев Тана, Шень Ло помрачнел и закричал, тыча ему в лицо мятым клочком бумаги:
- Как прикажешь это понимать, о мой уважаемый друг? Врывается Барбарис, на нём лица нет..
- ..на нём отроду лица не было, - вполголоса пробормотал Тан. - Если, конечно, не считать лицом эту мерзкую рожу..
К счастью, эти слова никто не расслышал.
- ..и протягивает мне ВОТ ЭТО!! - продолжал между тем Шень Ло. - Что ты там бормочешь?
- Да так, ничего, - уклончиво ответил Тан. - А чем тебя не устроила моя записка?
- Чем?! да вот погляди:
"Шень Ло! старейшина и другие
жрут людей. Завтра утром мы
убьём проклятых тварей. Ваша
повозка должна стоять у дома
тётушки Лэй этим вечером.
от лап монстров могут погибнуть
Вань и Барбарис."
- Что?! - завопил Тан. - Я этого не писал! Что за чушь?! Барбарис, откуда ты взял эту записку?
- Записка! - надувшись, произнёс Барбарис. - Записка - важно!
- Та и впрямь была чертовски важна! - напустился на него Тан. - Куда ты её дел, монстр?
- Барбарис сделал две записки! - произнёс маленький шаман самую сложную в своей жизни фразу.
- Как - сделал две?..Ты же не умеешь писать! - закричали все.
- Вот, - и Барбарис достал из кармана ещё одну записку.
- Ну ясно, - произнёс Шень Ло спустя минуту, оглядев вторую записку. - Он просто порвал её.
Вторая записка гласила:
"..просят о помощи: на Лесопилке муравьи
выступим в поход на муравейник,
помощь будет неоценима. На рассвете
старейшины. Встретимся там или же у
Необходимо помочь устранить эту угрозу, или
люди. Рассчитываем на вас, друзья. Тан.."
Шень Ло совместил обе половинки записки и мрачно прочёл ещё раз.
- А я, как дурак, пригнал повозку! - вспылил он. - Барбарис, какого дьявола ты это сделал?
- Оо, - округлил глаза Вань. - Шень Ло РУГАЕТСЯ..
- Ему нельзя пить настойку, - прошептал ухмыляющийся И Пынь на ухо Ваню. - А тут он нервничал, ну и кувшинчик..того.
- Записка, - оглядел всех свысока маленький шаман. - Барбарис мог потерять.
- Лучше б потерял, - проворчал Шень Ло.
- Две записки хорошо! - обьяснил Барбарис. - Одна..ээ..
- Запасная? - уточнил Вань.
- Да! - закивал малютка в ответ.
Воцарилось напряжённое молчание.
- Ну что ж, - наконец промолвил Шень Ло. - Пойду-ка я отгоню домой повозку..Умница, Барбарис.
Шаман довольно осклабился.
- Позволь, я помогу тебе, о мой не вполне трезвый друг, - съехидничал И Пынь, выходя из трактира вслед за магом.
- Разыщу-ка я достопочтенного Ба Сня, - поднялся Тан. - У него есть какие-то сведения о муравейниках. Должно пригодиться.

..На рассвете у дома старейшины собрался небольшой отряд. А Гератум и Ба Сня, несмотря на весьма почтенный возраст, настаивали на том, чтобы отправиться в подземелье вместе со всеми.
- Мои энтомологические познания могут оказать вам бесценную услугу! - кипятился Ба Сня.
- Вы без меня все зелья перепутаете! - вторил ему А Гератум.
В итоге Ши Лан махнул рукой и согласился.
- Главное, держитесь позади. Тан присмотрит за вами, если что.
- Я тоже хочу участвовать в этой битве! - возмутился Тан. - А меня назначают начальником импровизированного дома престарелых..
- Мы ещё поглядим, кто из нас престарелый! - хмыкнул Ба Сня, ловко перемахнув через борт повозки. Он угодил прямо на мешок со склянками А Гератума. Раздался нежный звон.
- Ой, - огорчился Шень Ло. - Как же теперь защититься от насекомых?
- Не беда, - произнёс А Гератум, заглянув в мешок. - Здесь были не самые важные настойки. Средство для загара и слабительное.
- Что?! - возмутился Ши Лан. - Это ещё нам зачем нужно?
- Мало ли что! - поднял палец к небу травник. - Нужно быть готовыми ко всему!
- Хмпф, - возмутился Тан. - Вам виднее, впрочем.
Наконец в повозку было уложено всё необходимое. Практически всю поклажу составляли мешки, сумки и свёртки А Гератума. Привели двух чёрных пантер, так как старейшина города Мечей не держал лошадей. Уж очень те боялись окрестных волков, а на узких горных дорогах испуганная лошадь - практически верная гибель. Пантеры же сами кого угодно способны распугать.
- Ну, поехали! - скомандовал травник, разворачивая пирожок. Тётушка Лэй сунула юношам с собой большой промасленный свёрток.
- Ефё тёфленькие, - довольно заурчал А Гератум.
- Я сижу на чём-то остром! - жаловался Тан.
- Никто не видел мою нагинату? Эй! - спрашивал у всех И Пынь.
- Книги по энтомологии лучше выложить! - спорил Шень Ло с упрямым Ба Сня. - Повозка и так перегружена.
- Ни в коем случае! - не соглашался тот. - У меня предчувствие, что книги нам пригодятся!
- Барбарис, прекрати вертеться! - сердился Ши Лан.
- Шапочка! - суетился Барбарис.
- Какого дьявола шапочка делает в свёртке с пирогами?! - возмущался Вань.
- Ну что ж, я рассчитываю на вас, герои, - напутствовал старейшина. - Возвращайтесь с победой и добрыми вестями!
- Сделаем всё возможное, - коротко ответил Ши Лан и подхлестнул пантер. Повозка покатилась по тихим ещё утренним улицам, сопровождаемая взглядами нескольких ранних прохожих.

...- П-почему ник-кто н-не говорил, что здес-сь так холодно? - Тан прыгал вокруг повозки, пока все остальные разгружали поклажу. Пантеры били хвостами. Повозка стояла в заснеженной долине, неподалёку от покрытой льдом горы, у самого подножия которой чернело огромное отверстие. Пройти внутрь, пожалуй, сумел бы и слон.
- Не волнуйся, я предусмотрел и это, - с довольным видом А Гератум протянул Тану какую-то бутылочку. - Это чудесное зелье поможет от холода. Сделай глоточек.
- Сп-спасибо, - пробормотал Тан, непослушными руками откупоривая бутылочку. - Ну вот, - довольно заключил он, делая большой глоток.
- Ыыыааа!! - завопил Тан секунду спустя. - Это что, спирт?!
- Да, - довольно кивнул А Гератум. - Замечательно согревает.
- Да бросьте вы эти книги! - сердился Ши Лан тем временем. - И так куча вещей, как будто мы сюда жить приехали!
- Я сам их понесу, - Ба Сня, кряхтя, взвалил три огромных тома себе на плечи. - Между прочим, это всё во имя науки...
- И это тоже?! - повернулся воин к А Гератуму, указывая рукой на мешки со склянками.
- Несомненно, - невозмутимо ответствовал тот. - Я даже сам понесу вот эту маленькую сумку.
- Сспасибо, - зло прошипел Тан, взваливая на спину один из мешков. - Скорей бы всё кончилось..
И Пынь перехватил свою нагинату поудобнее. Травник протянул ему увесистую сумку.
- Вы чего?! - возмутился воин. - Моё дело муравьёв в капусту крошить, и хорош я буду, если навстречу выползет толпа монстров, а у меня в руках ваши дурацкие мешки! Я, конечно, могу стукнуть муравья мешком по голове, но предпочитаю нагинату! - завершив сей гневный монолог, И Пынь пнул предложенную сумку ногой и направился ко входу в муравейник.
- И Пынь! Стой! - крикнул ему вслед Ши Лан. - Все вместе пойдём!
- Я вас там подожду, огляжусь пока! - беспечно махнул рукой воин и скрылся в чёрном провале.
- Дьявол, - пробормотал Ши Лан. - Бросайте всё лишнее, поспешим за И Пынем. Не хватало ещё, чтобы он по глупости попал в беду..Все, кто будет сражаться, освободите руки от ваших мешков и свёртков. Захватите самые необходимые зелья. Тан и Барбарис вполне могут понести..
- Барбарис воин! - гордо покачал головой шаман. - Тан пускай один.
- Вот же ..! - возмутился Тан. - Воспитали на свою голову!
- Скорее, - махнул рукой Ши Лан. - Вас, почтенные старички, я попрошу держаться позади.
- Я ещё вполне крепок! - возмутился Ба Сня. - И могу это доказать!
- Отлично, прикроете с тыла, - отмахнулся Ши Лан. - Поспешим.

В пещере-муравейнике было темно и тепло.
- Странно, гора вроде ледяная, а воздух внутри тёплый, - пробормотал И Пынь. - И стены тоже..
Он ждал всех у входа. Из-за царившей в пещере темноты было очень рискованно двигаться дальше.
Ба Сня громко сгрузил на пол три толстенных тома. Он потащил их с собой, к возмущению остальных членов отряда.
- Барбарис, зажги-ка нам огонёк! - попросил Ши Лан.
На конце посоха Барбарис разжёг маленький шарик. Темнота отступила, и все огляделись. Их окружали каменные стены.
- Интересно, как далеко под землю уходят эти ходы? - задумался Тан.
- Настала пора применить зелье, отпугивающее насекомых, - достал А Гератум несколько флакончиков из сумки. - Так, Ши Лан, Шень Ло, Вань..вот досада, я оставил большую часть пузырьков в другой сумке, она снаружи! Я мигом обернусь.
- Стоп, - остановил его Ши Лан. - Это может быть опасно..И Пынь, ты поможешь нашему почтенному травнику принести его сумку. Мы пока осмотримся.
- Есть! - отрапортовал И Пынь. - Хотя я предпочёл бы..
- Иди-иди, - махнул Ши Лан рукой по направлению к выходу из пещеры.
- Надо бы пока зелье употребить, - поглядел Вань вслед удаляющемуся травнику. - По пузырьку на человека?
- Угу, - скривился Тан. - Горькое..
- Ббпффф! - любопытный Барбарис выпил одну из бутылочек, и теперь ему было нехорошо.
- Что вы делаете?.. - всплеснул руками вернувшийся А Гератум. - Что вы..
- Допиваем, - кивнул Вань. - Чего это вкус такой неприятный?
- Аайй! - завопил А Гератум, вырывая из рук юноши пузырёк с остатками зелья. - Это же наружное! Натираться им надо!..Теперь на всех точно не хватит! Что же вы наделали..
- Мы умрём?! - забеспокоился Шень Ло. - Нужно противоядие!
- От настойки не умрёте, - мрачно ответил травник. - Это настой полыни, немного палочника и жасминного апельсина..в общем, угроза для жизни есть, конечно..
Барбарис сдавленно пискнул.
..- я имею в виду, вас теперь могут сожрать муравьи, - уточнил А Гератум. - Я об этой угрозе. Ну что ж, если вдруг на вас набросится насекомое с вас ростом, дуйте на него посильнее. Это ваша единственная надежда.
- Спасибо, мой уважаемый друг, - мрачно кивнул Шень Ло. - Если вдруг мои заклинания окажутся бессильны, я учту.
- Пора, - скомандовал Ши Лан. - Вперёд, друзья..и держитесь поближе друг к другу.
Барбарис высоко поднял свой посох и гордо зашагал за Ши Ланом. Шагов двадцать маленький отряд прошёл по коридору в полной тишине, а затем..
- Шш! - поднял руку в предупреждающем жесте Тан. - Я слышу какой-то шорох!
И Пынь и Ши Лан приготовили оружие к вероятной атаке. Звук приближался.
- Неприятный-то какой, - поёжился Вань. - Будто щётками по земле скре.бут..
Барбарис заставил свой посох гореть ярче обычного, и все увидели, как по извилистому коридору к ним приближается мерзкое насекомое. Муравей был ростом с крупную козу, грязно-жёлтый. Передние конечности его украшала пара увесистых клешней, как у краба. Кроме того, у насекомого были клыкастые челюсти и неподвижные выпуклые глаза. Отвисшее брюхо гигантского муравья покрывали роговые пластинки, которые при ходьбе задевали пол пещеры и издавали противный звук, о котором говорил Вань.
- Это же новый вид! - радостно завопил Ба Сня, потрясая увесистым томом "Диковинных насекомых и беспозвоночных, а также чешуйчатых, хитиновых и прочих". - Стреляйте в глаз, этот экземпляр важен для науки! А лучше давайте поймаем его живьём!
Муравей остановился и издал нечто среднее между пронзительным писком и визжанием свиньи.
- Не хочу никого огорчать, - мрачно произнёс Ши Лан, - но сдаётся мне, эта тварь только что позвала своих товарищей.
- Жучок! - Барбарис подпрыгнул. - Плохой жучок! - и кинул в муравья чем-то горящим.
- Чёрт подери! - только и успел произнести Ши Лан. - Свет!
Посох Барбариса яркой вспышкой пролетел сквозь пещеру и угодил муравью в шею, между хитиновых пластинок. Насекомое дико завизжало и бросилось прочь. Воцарилась темнота.
- Они сейчас нападут! - крикнул кто-то, кажется, Шень Ло. На несколько секунд всё осветилось вспышкой, и сияющий водяной вихрь пронёсся навстречу приближающимся насекомым. Вань успел насчитать не меньше шести.
То, что произошло дальше, часто потом снилось Тану в плохих снах. В неверных отблесках магических вспышек мелькала ужасная нагината И Пыня, метались тени муравьёв, которые казались гигантскими. Мечи Шень Ло разили без промаха, но не причиняли монстрам особого вреда - слишком у тех была толстая шкура. Барбарис жёг насекомых языками пламени. Тан следил, чтобы насекомые не добрались до стариков. Ши Лан дал ему чакрам - магический диск. Тан на всякий случай заточил его края, поскольку заклинаний всё равно никаких не знал.
Один муравей обошёл И Пыня и напал на Ба Сня. Тот не растерялся и принялся отбиваться томом "Диковинных насекомых и прочих". Тан рубил лапы чудовища острым, как бритва, краем чакрама. Одна клешня тяжело шлёпнулась на пол, и из покалеченной лапы потекла липкая зеленоватая жидкость с едким запахом.
- Нужно непременно исследовать состав его крови! - воскликнул А Гератум и принялся собирать жидкость в пустую бутылочку. Тем временем Вань прорубил топором твёрдый панцирь, почти отделив голову насекомого от туловища. Лапы мерзко подёргивались, хотя муравей был уже мёртв.
И Пынь, Ши Лан и Шень Ло изрубили и поджарили не менее пяти насекомых. Казалось, вот-вот наступит передышка, однако по коридору приближались новые чудовища.
- Держитесь рядом! - кричал Ши Лан, и его мечи исполняли дикую пляску, оставляя в воздухе за собой тянущиеся полосы бледно-зелёной муравьиной крови. - Барбарис, зажги огонь!
Крошка шаман поколдовал, и, наконец, стало светлее. Поскольку посох был утерян, Барбарис жонглировал огненными шариками, что давало более-менее стабильное освещение. Иногда шаман не удерживался от того, чтобы пустить один-два шара в муравьёв, но немедленно выплёвывал новые огоньки изо рта.
- Мерзкие твари! - прорычал И Пынь, и его нагината описала полукруг. - В капусту их!
- Вань, берегись! - предупреждающе крикнул Шень Ло. Вань отпрыгнул в сторону, и в ту же секунду муравья рядом с ним раздавила огромная каменная глыба.
- Здорово колдуешь, - усмехнулся Тан. - Ааа! Сюда, кто-нибудь!
Пока Тан любовался эффектными заклинаниями мага, А Гератум решил воспользоваться ядом из корня белой сливы, который, как известно, будучи соединён с настойкой из косточек персика, разъедал даже железо. Старичок кинул пузырёк яда в макушку самого крупного муравья. Хрупкое стекло разбилось, и жидкость растеклась по голове насекомого, но, на беду, это привело муравья в ярость. В тот момент, когда А Гератум готовился запустить в чудовище настойкой из косточек персика, оно разинуло пасть и прыгнуло прямо на травника.
- Помогите! - Тан колотил по хитиновым пластинам бесполезным чакрамом. Насекомое сжало А Гератума своими ужасными челюстями, и раздался неприятный хруст. Травник обмяк, как тряпичная кукла. Ши Лан рубил муравья мечами, но тот не выпускал тело несчастного старика из пасти и пятился. Одна из лап насекомого-людоеда упала на пол, и муравей, мыча, скрылся в тёмных коридорах. Двое его уцелевших собратьев последовали за ним.
Все были так потрясены, что даже не знали, о чём говорить. Ба Сня без сил опустился на свои книги, по морщинистому испачканному лицу его текли слёзы. А Гератум был его другом с детских лет: когда-то они росли вместе, ловили птиц и играли в предместьях города Мечей. Потом, когда в юности дороги разошлись и Ба Сня отправился в столицу, а А Гератум остался в городе Мечей проходить обучение у тамошнего травника, друзья дали обещание встречаться каждый год. И всегда сдерживали его.
- Как же так, - потерянно произнёс Ши Лан. - Он не должен был..зачем же..
- Я не уследил. И не смог помочь. Простите..- лицо Тана искривила горькая гримаса.
Барбарис перестал жонглировать и держал в лапке один-единственный шарик. Тот светил жалко и печально, словно его сдавливала окружающая темнота. Мордочка Барбариса сморщилась. Следующие три минуты тишина в пещере нарушалась лишь потрескиванием огонька в те моменты, когда на него капали слёзы маленького шамана.
- Мы предадимся горю позже, - сказал наконец Ши Лан. - Сейчас необходимо уничтожить оставшихся насекомых - всех до единого. И найти тело А Гератума. Он должен быть погребён достойно, как подобает настоящему герою, отдавшему жизнь за спасение родного города.
Ба Сня молчал. Он больше не просил сохранить несколько экземпляров чудовищ для науки.
- Вперёд, - кивнул Вань. - Отомстим мерзким тварям.
- У муравьёв, - наконец обрёл голос старик летописец, - должна быть королева. Убейте её. Убейте, или появятся новые муравьи. И уничтожайте все кладки яиц. Запомните, это очень важно. Если что-то случится со мной..
- Больше ни с кем ничего не случится, - сурово произнёс Ши Лан. - Я не допущу этого, клянусь Небом Наваждений. Берите оружие. Барбарис, разожги огонь посильнее. Вперёд, друзья. Нам есть за что бороться!
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:52 | Сообщение # 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Ты откуда здесь? - изумился Ши Лан.
Девочка молчала.
- Смущается, - потрепал её по плечу А Гератум. - Это ребёнок с лесопилки. Муравьи похитили её несколько дней назад и..
- Боже мой! - всплеснул руками Ба Сня и протянул девочке пирожок.
- Спасибо, - поклонилась малютка и принялась кушать.
- Так вот, - продолжил А Гератум, - муравьи притащили её сюда, но не съели. Девочке удалось забраться в сундук. Она сидела в нём четыре дня..
Барбарис пискнул.
- Муравьи приносили кушать, - смущаясь, прошептала девочка и достала из кармана сушёное яблоко.
- Видите, - указал А Гератум, - та стена горячее остальных. Может быть, за ней лавовое озеро. И фрукты, лежащие у этой стены, высушивались и не портились.
- Всё ясно! - поднял палец кверху Ба Сня. - В этой пещере муравьи хранили запасы еды. Вот поэтому они притащили сюда и людей. Как же тебе повезло остаться в живых, Тинь? - спросил он девочку.
- На мне была шубка, и муравей не смог меня поранить. Когда он схватил меня, было так страшно, что я закрыла глазки, - простодушно рассказывала малютка. - Потом он положил меня здесь и ушёл. Здесь нехорошо пахнет, и я сделала горку из монеток и забралась в сундук. В сундуке было не страшно, и я ждала, что папа придёт, но его долго не было. И тогда я стала звать папу, и маму, но никто не слышал. Я уснула, а потом захотела кушать. Я выбралась и нашла на полу яблоки, но муравьи вернулись, и я опять спряталась в сундук. А потом я услышала, как что-то разбилось и зашипело, и муравей закричал, и в щёлочку увидела дедушку и позвала его. И этот дедушка сказал, что скоро нас спасут. Вы герои, да? - оглядела всех блестящими глазёнками Тинь.
- Барбарис герой! - гордо стукнул себя в грудь Барбарис.
- Ой, какой страшный дяденька, - прошептала Тинь. - Это настоящее лицо или маска? Мой братик умеет делать страшные маски.
- Мм, видишь ли, - попробовал пояснить травник, - иногда люди рождаются не очень красивыми. Зато Барбарис очень добрый. И смелый.
- Барбарис красивый! - возмутился шаман.
- Там, откуда он родом, - сообщил Вань, - все так выглядят. Барбариса, пожалуй, можно даже назвать симпатичным.
- Не хотел бы я попасть в те края, - поморщился И Пынь. - Потом до смерти кошмары будут сниться..
- Впрочем, не будем об этом, - дипломатично вмешался Шень Ло. - Я считаю, следует скорее доставить девочку домой, а также уничтожить оставшихся муравьёв. Видимо, муравьиная королева устроила себе логово в той стороне, которую мы пока не разведали.
- Верно, - согласился Ши Лан. - Только, уважаемые Ба Сня и А Гератум, пожалуйста, на сей раз держитесь позади! Конечно, ваш несомненный опыт, и прочее, и прочее внушают уважение, но учтите - вы теперь должны присматривать за маленькой девочкой, - Ши Лан строго прищурился, глядя на малютку. - Тан, твоя задача - та же. Барбарис - займёшься вопросами освещения. Ну, а нам с вами, уважаемый маг и доблестные воины, - усмехнулся наставник, глядя на Ваня, Шень Ло и И Пыня, - нам предстоит ещё одна схватка. Давайте же будем готовы. Вперёд!
- Угу, - проворчал Тан, взяв маленькую Тинь за руку. Та с опаской поглядывала на Барбариса. Маленький шаман грозно свёл брови к переносице, лихо заломив шапочку на затылок.
- Ну, идём, - огляделся Тан. - Вань, что это ты делаешь?
Всё это время Вань обтёсывал топором какую-то доску от сундука.
- Да вот, я хотел сделать новый посох Барбарису, - пояснил Вань. - А то шариками освещать неудобно.
- Мой дорогой друг, - мягко вмешался Шень Ло, - магические посохи изготавливают..мм..немного иначе. Видишь ли, необходимо использовать специальные породы дерева, несколько заклинаний для защиты посоха от стихий и усиления его магических свойств..Также нередко в навершия посохов вплавляют сапфировые камни, которые благотворно влияют на..
..Тем временем Барбарис довольно схватил свой новый посох и зажёг на его макушке огонёк.
- Стой!! - взмахнул руками Шень Ло. - Он же сейчас сгорит!
Огонёк ровно горел, не причиняя никакого вреда дереву посоха. Тинь весело захлопала в ладоши.
- Красиво! - восхитился Барбарис. - Вань хороший! Новая палочка!
- Хм, странно, - смущённо пробормотал Шень Ло. - Видимо, наш достопочтенный друг Барбарис обладает даром превращать любую палку..кхм..любой посох - в магический.
- Предыдущим его посохом, между прочим, была обыкновенная ветка, - засмеялся прекрасно расслышавший реплику мага Вань.
- Ну что ж, нам пора, - строго прервал беседу Ши Лан. - Не забывайте, на лесопилке четыре дня родители малютки оплакивают её. Мы обязаны вернуть девочку домой сегодня же. Вперёд, Барбарис, и постарайся больше не терять свой посох.

Отряд остановился перед неразведанным ходом. На густом слое порошка от насморка не было ни единого следа.
- Очевидно, что муравьи не выходили, - произнёс Ши Лан. - А значит, они все там, и поэтому поступим так. Вы, уважаемые Ба Сня и А Гератум, направляйтесь к нашей повозке. Отвезёте девочку домой.
- Но мы не умеем управлять пантерами, - развёл руками А Гератум.
- Я умею, - с надеждой поглядел на наставника Тан.
- Нет, - строго отрезал тот, - ты нужен здесь.
- Да я же бесполезен в бою! - возмутился Тан. - И потом, эта невыносимая жара..
- Ты несёшь сумки, - напомнил Ши Лан.
- Там вообще какие-то ненужные зелья! - обиженно протянул Тан. - Вот, это что?
- Слабительное, - отрезал А Гератум.
- Я же говорю - ненужные! - рассердился Тан. - Я, например, когда увидел первого муравья..в общем, лучше бы здесь было что-то, обладающее противоположным эффектом!
- Вот, эта бутылочка, - указал рукой А Гератум. - Противоположный эффект. Придаёт бодрости и мужества..
Тан тут же отхлебнул порядочный глоток.
- ААА чёрт! - тут же завопил он. - У вас вообще есть что-нибудь, кроме спирта?!
- Так ведь почти универсальное средство, - довольно заметил травник.
- Всё, с меня довольно! - вспыхнул Тан. - Я немедленно отправляюсь на лесопилку. А вы как хотите.
- Мой друг, - вкрадчиво произнёс Ба Сня, - в нетрезвом виде запрещено управлять повозкой..
Тан побагровел от злости и хотел было сказать что-то малоприличное, однако вовремя вспомнил, что рядом с ним стоит маленькая девочка. Поэтому он ограничился тем, что состроил гримасу и пнул какой-то камушек, сорвав на нём своё раздражение.
- Что ж, мы пока останемся здесь, - сказал Ши Лану старичок летописец. - Я покажу моему достопочтенному другу А Гератуму, а также маленькой Тинь, свои зарисовки и заметки, сделанные во время последнего сражения. Присаживайтесь, - указал Ба Сня на том "Диковинных и прочих", вынимая из сумки листы с зарисовками. - А вы, уважаемый Ши Лан, не забудьте о муравьиной королеве. Она очень сильна и её обязательно окружает охрана..
- Чуть не забыл! - всплеснул руками А Гератум. - Вот, это зелье! Оно усиливает повреждения от огня! Если вы обольёте им королеву, она запылает, как факел!
- Спирт? - хором протянули Тан, Вань, Шень Ло и Ши Лан.
- Откуда вы узнали? - изумился А Гератум. - Видите ли, универсальные свойства..
Взрыв хохота покрыл его слова. Смеялся даже Тан.
- Ну что ж, думаю, мы справимся, - наконец произнёс Ши Лан. - Ожидайте нас..И, это..у вас там в сумке ещё остались пирожки, если что.

- Всё жарче, - кислым голосом произнёс Тан, уныло тащившийся в хвосте процессии.
Отряд уничтожил уже несколько кладок яиц и трёх муравьёв. А ход всё расширялся, и конца ему не было видно.
- Молчи, - хрипло прошипел И Пынь, изнывающий под тяжестью раскалившейся брони.
- Вот именно, - хором недовольно согласились Ши Лан и Вань.
Барбарис шёл, обмахиваясь шапочкой.
- Друзья, - смущённо спросил Шень Ло, - не будете ли вы оскорблены, если я немного нарушу правила приличия и расстегну ещё одну застёжку на моём магическом халате?
- Маг, - устало протянул Ши Лан, - ты спрашивал это уже шесть раз. Сколько у тебя там застёжек?
- Пятнадцать, - покраснел Шень Ло.
- Расстёгивай их все уж заодно, только прекрати терзать нас своей пресловутой вежливостью, - махнул рукой Ши Лан.
- Только это не поможет, - злорадно заметил Тан. Свой халат он давно снял и убрал в сумку, оставшись в одних брюках.
- Э..а из зелий нет ничего жаропонижающего? - спросил И Пынь.
- Вот, держи это снадобье, - коварно ухмыляясь, протянул Тан какой-то пузырёк.
- А что там? - недоверчиво спросил воин, принюхиваясь.
- Слабительное, хе-хе, - злобно засмеялся Тан.
- Сла..что?! - лицо И Пыня начало приобретать багровый оттенок. С воплем ярости он отшвырнул баночку в сторону и бросился на Тана.
- Я тебе покажу, как издеваться над людьми! - ревел И Пынь.
- Я всё обьясню! - визжал улепётывающий Тан. - Ты бы выпил и надолго забыл о жаре! И о прочих проблемах! Кроме одной-ой-ой! Айй! Спасите!!
- Прекратите! - скомандовал Ши Лан. Его голос прогремел, как гром, отражаясь от каменных стен. Однако слова Ши Лана не возымели должного эффекта. Тан, как заяц, вприпрыжку носился вокруг оторопевшего отряда, за ним с рёвом бежал потрясающий кулаками И Пынь. Чтобы прекратить это безобразие, Шень Ло взмахнул руками, и противников окатил ледяной ливень.
- Дьявол! - тут же остановился И Пынь. - И ты молчал!
От его брони шёл густой пар. И Пынь принялся бороться с застёжками и завязками.
- Ледяной душ! Вот, что мне сейчас нужно..
Глядя на него, Вань и Ши Лан принялись снимать свою броню. Тан тоже подошёл, всё ещё подозрительно косясь на И Пыня.

- Чудесно! - спустя полчаса блаженно произнёс посвежевший И Пынь. - Я теперь готов крошить муравьёв налево и направо!
- Я тоже чувствую в себе небывалый прилив сил! - довольно заключил Ши Лан. - Благодарю тебя, Шень Ло..
- Рад за вас, о мои дорогие друзья, - проворчал усталый Шень Ло, недовольно разглядывая свои трясущиеся руки. - К сожалению, я что-то не ощущаю такой бодрости, как вы..
Барбарис блаженствовал, хлюпаясь в лужице на полу.
- Ну что ж, - оглядел отряд Ши Лан. - Можем выступать!
- Позвольте, я буду в этом бою отвечать за освещение, - уныло произнёс Шень Ло. - Боюсь, на большее я пока не способен..

- Барбарис будет драться! Барбарис воин! - гордо размахивал руками маленький шаман. Ши Лан искоса поглядывал на него и хмыкал. Шень Ло плёлся в конце процессии, держа обеими руками свой светящийся чакрам.
- Барбарис, не лезь вперёд, - строго приказал Вань.
Барбарис подпрыгивал, радостно размахивая руками, и совершенно не обратил внимания на слова Ваня. Впереди наконец опять посветлело - очевидно, там находилась пещера с лавовыми озёрами. А значит, и муравьи - монстры.
- Будьте готовы, - скомандовал Ши Лан. Он железной хваткой взял Барбариса за плечо и передвинул себе за спину. Тот возмущённо булькнул.
- Не высовываться! - пригрозил пальцем шаману наставник. - У тебя мало опыта сражений. Держись позади и действуй аккуратней.
- Я слышу шум, - нахмурился Тан. - Как будто там, впереди, очень много кого-то..
И Пынь оскалился, перехватывая нагинату поудобнее.
- О боги идеального мира! - не удержался Ши Лан (а ведь он повидал на своём веку много разных чудовищ).
Свод и стены тоннеля уходили в стороны и вверх, образуя огромную пещеру высотой в четыре человеческих роста. По ней бродила, едва ли не задевая потолок, гигантская муравьиная королева - мерзкое тёмно-коричневое насекомое с непропорционально большим, отвислым грязно-жёлтым брюхом. За нею следовал отряд из шести или семи муравьёв, причём по большей части это были особи синей окраски - такие маленькому отряду ещё не встречались. Брызги из двух кипящих лавовых озер, находившихся внутри пещеры, то и дело попадали на хитиновую броню королевы, но, казалось, совершенно не причиняли ей вреда.
- Кажется, я забыл в повозке одну важную вещь и мне нужно вернуться, - сообщил Тан, глядя на исполинское насекомое.
- А ну-ка стой, - прищурился Ши Лан. - Всё будет хорошо и мы сможем выйти победителями из этого сражения, но только стоит обдумать план действий. Если напасть на монстра сразу, то очевидно, что шансов у нас будет немного. Верёвок, к сожалению, мы не взяли. Нагината с длинным древком всего одна - у И Пыня. А жаль, ведь таким оружием легче поражать врага на расстоянии. Может быть, у кого-нибудь есть какие-то идеи? Высказывайте их.
- Я могу отдать свою нагинату любому желающему! - с готовностью предложил И Пынь.
- У меня, к сожалению, мало опыта, - покачал головой Вань.
- У этого создания может быть какое-нибудь слабое место, - предположил Шень Ло. - Поскольку наши достопочтенные А Гератум и Ба Сня остались далеко позади, возможно, наш уважаемый друг Тан выскажет своё неоценимое мнение.
- Г-хм, - гордо откашлялся Тан. - В самом деле, я прошёл курс наук в городе Драконов и изучал естествознание. Моим учителем был..
- О, дьявол! - прервал его Ши Лан. Оставшийся без присмотра Барбарис ускользнул из-за спины наставника и бросился на муравьиную королеву.
- Барбарис!! - вскричал Вань.
Тан пробормотал что-то малопонятное и зачем-то пошарил в сумке.
- Спасите же его! - всплеснул руками Шень Ло, выронив чакрам. Света, к счастью, было и без того достаточно.
Муравьиная королева медленно обернулась, выискивая источник шума. Её зелёные светящиеся глаза сузились, заметив Барбариса, и, хищно лязгнув челюстями, чудовище бросилось в атаку. Чешуйчатая свита, щёлкая массивными клешнями, присоединилась к своей госпоже. Глупый маленький Барбарис, довольно улыбаясь, размахивал лапками, но его огненные шарики отскакивали от королевы, как горошины от стены - а королева была уже совсем близко.
Ши Лан бросился в атаку, на ходу вынимая мечи. И Пынь последовал за ним, метя нагинатой в морду королевы. Тан крепко зажмурился, чтобы не видеть, как гибнет в пасти монстра малютка-шаман.
Кто-то кричал, но сложно было разобрать слова. С закрытыми глазами Тану стало ещё страшнее, и поэтому он открыл их - и увидел потрясающую картину.
Барбарис, смеясь и булькая, сидел верхом на толстой шее чудовища, ухватившись за усик - антенну. Королева от растерянности кружилась на месте, пытаясь стряхнуть наглеца. Ударом мощной лапы она нечаянно опрокинула муравья - слугу в лавовое озеро, и тот, корчась, сгорел, издав визг, полный муки.
- Назад! - вскричал Ши Лан. - Прижаться к стене! Иначе монстр нас затопчет!
Тем временем Барбарис полз по лбу отвратительной королевы, метя горящим посохом в косящий, безумный зелёный глаз. Миг - и рёв раненого чудовища потряс стены. Это был звук такой мощности, что со стен и потолка начали осыпаться осколки породы, а где-то далеко - далеко Ба Сня и А Гератум вскочили на ноги, растеряв листочки с зарисовками и заметками, а Тинь испугалась и заплакала - хотя вообще-то она не была плаксой.
- Ай! - вскричал Тан, которому угодил по голове небольшой камешек. С удивлением он понял, что не слышит собственного голоса. Тан поглядел на друзей: все прижимали руки к ушам. Губы Ши Лана шевелились, но не было слышно звука: это королева оглушила всех своим чудовищным визгом.
С потолка падали мелкие камни, из лавовых озёр повалил пар - видимо, из-за угодивших туда затоптанных муравьёв. Стены дрожали, и о них, поднимая клубы пыли, билась обезумевшая от боли, полуослеплённая муравьиная королева. Наверное, она визжала, но звук доходил до всех, как сквозь толстый слой ваты. Все муравьи из её свиты были раздавлены либо утонули в лавовых озёрах. Некоторые угодили туда сослепу, пытаясь спастись, некоторых столкнула бившаяся в агонии королева. Сама она несколько раз попала лапами в кипящую лаву, и это лишь усилило её боль и ярость. Вань, щуря глаза, слезящиеся от пыли, смог разглядеть Барбариса: тот всё ещё висел на усике монстра, болтая в воздухе ногами. Помочь ему не было никакой возможности, оставалось лишь надеяться, что у маленького шамана хватит сил не разжимать лапки. И Пынь хотел было попытаться отрубить лапу монстра, однако Ши Лан оттолкнул его - и вовремя: чудовищная конечность просвистела в воздухе и, конечно, убила бы храброго, но безрассудного воина. Нагината отлетела, как соломинка. Однако всё это немного отвлекло внимание чудовища, королева перестала трясти головой, и Барбарис вскарабкался на её широкую макушку. Его горящий посох мелькнул в воздухе, и королева взревела, колотя лапами по стенам, от которых немедленно начали откалываться крупные куски. Один такой камень упал в лавовое озеро недалеко от того места, где прижимались к стене Шень Ло и Тан, и кипящие брызги полетели прямо на них. Тан заорал, всё ещё не слыша собственного голоса, однако раскалённые капли не упали на них, разбившись о ледяной щит Шень Ло. Облегчённо вздохнув, Тан обернулся к Шень Ло и благодарно ему кивнул. В следующую секунду его окутала тьма, и больше он ничего не видел и не слышал.

Королева, упав на бок, корчилась в слепой бессильной ярости. Огромными клешнями она била себя по голове, пытаясь раздавить ослепившего её наглеца. Но Барбарис уже соскользнул на пол и бежал к Ши Лану, перепрыгивая обломки породы и уворачиваясь от падающих с потолка камней и лавовых брызг. Стены тряслись. Стоял невообразимый шум и грохот, дополняющийся вибрирующим визгом раненой королевы. Ши Лан, яростно жестикулируя, указывал на выход из пещеры: он приказывал всем срочно её покинуть. Вань огляделся, пытаясь определить, все ли в порядке. Мимо него пробежал И Пынь, подхвативший под мышку Барбариса. Тот яростно сопротивлялся и колотил воина посохом по спине, но в сложившейся ситуации не время было думать о гордости. Вань поглядел на Ши Лана: тот встревоженно оглядывал пещеру. И тут юноша сообразил, что ни Шень Ло, ни Тана не видно.
- Тан!! - вскричал он, не слыша сам себя. - Тан!!! Где вы?!
Ши Лан вдруг бросился к небольшому каменному завалу: из-под него виднелись полы халата Шень Ло. Вань бросился к нему на помощь. Град осколков летел с потолка, королева билась, задевая стены. Ши Лан и Вань спешно расшвыривали камни, под которыми были погребены их друзья, и вскоре вытащили бледного Шень Ло. Кровь стекала по его лбу, но он был всего лишь оглушён и смог стоять на ногах. Состояние же Тана было намного хуже: бедняга лежал без сознания.
Тем временем муравьиная королева, корчась в агонии, угодила боком в кипящее лавовое озеро и судорожно забилась. Новая волна сотрясла пещеру, и всё вокруг начало рушиться. Вань перебросил тело друга через плечо, а Шень Ло оперся на руку Ши Лана, и они побежали. Далеко впереди виднелись силуэты И Пыня и малютки Барбариса - они бежали, взявшись за руки. Позади слышался чудовищный грохот: потолок пещеры рухнул, навеки упокоив королеву в каменной могиле. Друзья бежали, а за их спинами рушился тоннель. Дыхания не хватало и Вань уже был готов плюнуть на всё и упасть, как заметил, что обвал прекратился. Он опустил тело Тана на землю и растянулся рядом. Сил его не хватило даже на то, чтобы поглядеть, в каком состоянии находится его друг. Рядом плюхнулся Шень Ло. Ши Лан присел около Тана, ощупывая его.
- Кости целы, - поразительно тихо, словно издалека, произнёс Ши Лан.
- О боги, мой слух, - такой же еле слышный голос Шень Ло.
Вань потёр уши руками и тут ему стало смешно. Громко смеясь, он и не заметил, когда это к ним успели вернуться И Пынь с Барбарисом, а также почтенные старички и маленькая Тинь.
А Гератум чуть не насильно влил в Ваня какую-то жидкость, что-то при этом бормоча. Что - Вань не расслышал. Всё ещё смеясь, он глотнул, и тут же его обожгло.
- У парня шок, - обьяснял между тем А Гератум. - Но моё зелье..
- Дедушка, ой, дедушка, а этот дядя - умер? - огромными глазами глядела Тинь на Тана.
- Не бойся, девочка, с этим дядей всё в порядке, - улыбнулся Ши Лан. - Сейчас он проснётся..
- Сейчас я ему дам понюхать корень жука девяти ароматов, и он придёт в себя, - принялся рыться в сумке А Гератум. - А вот и он.
Все невольно прикрыли носы.
- АА! - спустя пять секунд вскочил на ноги Тан. - Что..Где.. - обвёл он взглядом окружающих. - Уф..а что за мерзкий запах?
А Гератум, ворча, прятал корень в сумку.
- Тан! - обрадовался Барбарис и кинулся ему на шею.
- Барб..Барбарис?!! Какого..эй, снимите его! - принялся возмущаться Тан. - О моя голова..что случилось-то?
- Тебя обломком по голове стукнуло, - сообщил Ши Лан. - Пройдёт.
- А кого ещё стукнуло? - взгляд Тана остановился на рассечённом лбу Шень Ло. - Тебя тоже стукнуло?
- О да, но, к счастью, я не терял сознания, не стоит беспокоиться обо мне, дорогой друг, - ответил Шень Ло.
- Так я что, самый невезучий, что ли?! - взвыл от досады Тан. - Все целы и один я получил камнем по башке и не видел конца сражения! Я даже и рассказать-то ничего не смогу, если у меня кто-то спросит, что здесь происходило! Такое не должно случаться с героями!! Дьявол, есть ли здесь хоть кто-то, кому не повезло сегодня больше меня?
- О да, - ответил Ши Лан.
- И кто же это? - с надеждой в голосе спросил Тан.
- Муравьиная королева, - ухмыльнувшись, ответил наставник.

К Лесопилке приближалась повозка, запряжённая двумя чёрными пантерами. Жители окликали друг друга и выходили из бревенчатых домиков - встречать прибывших. С какими-то вестями к ним пожалуют?..
Высокий, крепкий воин с суровым лицом осадил пантер и спрыгнул в снег. Бледный светловолосый маг со ссадиной на лбу подал ему что-то из повозки. Что-то, закутанное в меха.
Радостный крик вырвался у всех, кто стоял рядом, потому что это была всеми оплаканная малютка.
- Тинь! - не помня себя, одна из женщин бросилась вперёд. Она упала на колени, прямо в снег, обнимая дочку и рыдая, но то были слёзы радости. Отец Тинь то порывался поднять жену, то принимался благодарить всех, кто вернул ему ребёнка, а по лицу его тоже текли слёзы. И все, кто видел это зрелище, прослезились. Старичок Ба Сня утирал щёки рукавом халата, с улыбкой глядя на Тинь. Та обвила ручонками шею матери и осыпала её щёки поцелуями.
- Не плачь, мамочка..- лепетала Тинь. - Я же вернулась, не плачь..
Тан громко шмыгал носом, утирая лицо платком.
- Шапочка!! - возмутился Барбарис.
- Тьфу ты, - изумился Тан, глядя на то, что он считал платком. - Откуда, интересно знать, у меня в кармане эта шапочка?!
- Бульбуль! - вскипел Барбарис, злобно вырвав из рук Тана шапочку. - Шааапочка, - уже жалобно протянул он, оглядывая мятую ткань и уныло повисшую мокрую кисточку.
Тем временем из толпы вышел старый охотник.
- Вы принесли нам сегодня большую радость, - поклонился он Ши Лану, - позвольте нам отблагодарить вас. Будьте нашими гостями!
Ши Лан поклонился в ответ.
- Это большая честь для нас. И мы рады, что смогли принести добрые вести.

Уставших друзей провели в самый большой дом, где для них тут же накрыли стол. Пантер, конечно же, распрягли и накормили до отвала. Толпа любопытствующих окружила храбрецов, а те, кто не поместился в доме, глядели в окна. Всем было интересно услышать историю о каменном муравейнике и кровожадной гигантской королеве.
- Дайте нашим гостям передохнуть, - недовольно махал руками на чересчур любопытных старый охотник.
Шапочку Барбариса выстирали и накрахмалили так, что кисточка стояла торчком. Маленький шаман довольно вертел в лапках своё сокровище. Рядом с ним сидел Ву - старший брат спасённой девочки. Он рисовал Барбариса, чтобы потом сделать страшную маску.
- ..и тут мы увидели королеву: она была огромная, как этот дом! - рассказывал И Пынь ахающим и охающим девушкам, окружавшим его. Красавицы то и дело подкладывали в рот воину лакомые кусочки и подносили кубки с местной настойкой (она делалась на основе паучьего яда), а посему рассказ И Пыня продвигался довольно медленно.
- Спасибо, всё в порядке, милые девушки, - улыбался Шень Ло двум румяным сёстрам, то и дело поправлявшим повязку у него на лбу. Им хотелось выказать свою заботу, но, право же, их действия скорее мешали - хотя довольный маг ничего не имел против.
- Офень фкуфно, - кивал Тан жене старого охотника, с тревогой провожавшей взглядом каждый кусочек, который юноша отправлял себе в рот. Она так боялась не угодить! - Нет, пвавда, ОФЕНЬ фусно! - и Тан положил в тарелку ещё немного тушёного мяса снежного ужа с гарниром из плодов и листьев ароматного нектара.
- Вы же знаете, я не желторотый юнец, - понизив голос, рассказывал Ши Лан старому охотнику. - Мы же вместе с вами ходили на волков - помните? А логово пауков - гигантов, а? Подлейте-ка ещё настоечки..Это..я ведь опытный воин, правда?
Старый охотник закивал в ответ, и они подняли чарки.
- Ну, зза..за то, чтоб все тва..это..сдохли, и люди жили спокойно!
- Верные слова! - согласился, икнув, старый охотник, и они выпили до дна.
- В жиззни не видал такого монстра! - продолжал хмельной Ши Лан. - Этто..мм..зза то, штоп я не видал..штоп ниххто не видал..аа, поехали!
Старый охотник хлопнул наставника по плечу, и они снова выпили.
- Ггагая гребгая насдойга, - попытался сфокусировать взгляд Ши Лан. - Это..поехали!
- Веррно гвришь, парень! - поддержал его старый охотник, и они вновь опустошили свои чарки.
- Мой дорогой друг, - расплывался в улыбке на противоположном конце стола Ба Сня, - Я так рад, что ты всё ещё со мной! Ведь я думал, что потерял тебя навеки!.. Какая замечательная настойка, не находишь?
- О да, - ответствовал летописцу А Гератум, - Настойка - что надо! И это..я тоже крайне счастлив, что могу тебя лице..того..зреть. Настойка, пожалуй, даже крепче моего чудо-зелья, и я непременно узнаю её ингры..гре..гридиенты у местных мастериц. О мой замечательный товарищ, о радость моего детства (и юности, и зрелости..), давай же поднимем бокалы за счастливую судьбу, которая позволила нам до седин оставаться друзьями!
- Как я с тобой согласен! - кивал Ба Сня, разливая очередную порцию настойки в берестяные бокалы. - Дорогой друг, я так счастлив, что ты у меня есть!
- И я счастлив! - кивал А Гератум, опустошая бокал.
- Видите ли, - обьяснял Вань мальчикам, окружившим его ( они знали юношу ещё с тех пор, как он провёл несколько дней на Лесопилке по заданию наставника). - Видите ли, я, конечно, убивал муравьёв, но подлинным героем следует считать Барбариса (да, вон того уродливого коротышку). Именно он, этот замечательный маг, победил муравьиную королеву, ослепив её..
- А как это было? - с жадностью расспрашивали мальчишки.
- Он запрыгнул верхом на чудовище, крепко держась за усики - антенны на его макушке, и выжег ей глаза, - обьяснил Вань.
- Выжег глаза.. - пронёсся восторженный шёпот.
Надо ли говорить, что ещё долгое время спустя все мальчишки на Лесопилке играли только в "Свержение муравьиной королевы", причём роль Барбариса была самой почётной и за неё даже дрались.
..Рассвет настал незаметно. Этой ночью никто не ругал детей за то, что они не легли спать вовремя, ведь не каждый день удаётся встретить таких великих героев. Освобождение Лесопилки от чудовищных насекомых - людоедов не прошло бесследно: вести об этом донеслись далеко-далеко, до самых границ идеального мира. И где-то в порту Мечты Сян Эр улыбалась и плакала, вспоминая Ваня и Тана. Улыбалась потому, что они совершили подвиг, достойный уважения и признания самого императора, а плакала оттого, что могла потерять их, ведь они избрали путь, полный опасностей, и ещё оттого, что очень по ним скучала. Тётушка Чжан никуда не выпускала её одну, но Сян Эр ждала и надеялась на то, что скоро все её злоключения закончатся и она будет вместе со своим любимым.
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:54 | Сообщение # 6
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Все мы сегодня собрались..- голос старейшины эхом разносился по Центральной площади города Мечей.
Народ на площади затаил дыхание.
- ..чтобы чествовать храбрецов, спасших Лесопилку - и наш город, я считаю - от жутких муравьёв - убийц!
Народ взревел.
- Итак, - переждав ликование толпы, провозгласил старейшина, - я приглашаю сюда всем известного героя, знаменитого наставника воинов! Встречайте - Ши Лан!!
Под бурные апплодисменты из глубины зала Славы вышел Ши Лан и по красной ковровой дорожке дошёл до старейшины.
- Я награждаю Ши Лана...- тут старейшине пришлось подождать, так как шквал апплодисментов заглушил его голос. - Я награждаю Ши Лана орденом Муравьиной головы, недавно учреждённым..
На бархатной подушечке вынесли орден, и вправду имеющий форму муравьиной головы с жуткими клыками. Сам старейшина прикрепил его к груди Ши Лана. Очередная волна апплодисментов накрыла площадь. Когда они стихли, Ши Лан сказал:
- Спасибо..спасибо вам всем! Но я не один сражался с чудовищами, и поэтому несправедливо, что меня вызвали первым..Замечательный, несравненный маг - а также храбрый и отчаянный стратег - Барбарис заслужил самую высшую награду! Ведь это благодаря ему народ Лесопилки и города Мечей чувствует себя свободным!
Народ взревел. Старейшина поморщился, ведь следующим он собирался вызвать Шень Ло, наставника магов, однако пришлось подчиняться воле толпы.
- Барбарис! - громогласно провозгласил старейшина. - встречайте живую легенду!!
Ликование толпы было не передать никакими словами.
Из глубины зала Славы вышла маленькая фигурка в шёлковой шапочке.
- Бар-ба-рис! Бар-ба-рис! - скандировала площадь.
-..нашего уважаемого мага мы награждаем, - прорвался сквозь ликование толпы голос старейшины, - мы награждаем орденом Муравьиной головы...
Тут церемония повторилась.
- ..а также волшебным фиолетовым посохом, - заключил старейшина. Откуда-то вынесли посох величиной с двух барбарисов. Маленький шаман с поклоном принял его. Народ на площади задержал дыхание, однако Барбарис смог удержать посох и даже наколдовал вокруг него огненное мерцание. Народ восторженно взревел. Барбарис кланялся налево и направо, и это доставляло ему неизмеримое удовольствие. Старейшина поморщился, ведь предстояло вызывать ещё многих.
- Итак..всеми уважаемый И Пынь, уже однажды удостоенный награды! - провозгласил старейшина.
Ухмыляющийся И Пынь не замедлил появиться.
- ..орден Муравьиной головы.. - бубнил старейшина, прикрепляя к груди И Пыня серебряную муравьиную голову.
- Спасибо, - расчувствовался И Пынь.
- А также! - поднял вверх указательный палец старейшина. - Новую нагинату!
Внесли новую нагинату, излучавшую зелёное свечение.
- О боги, - всплеснул ладонями И Пынь, - нагината моей мечты!
Вся площадь апплодировала зелёной нагинате. По лицу И Пыня текли слёзы благодарности (ведь его предыдущая нагината погибла от руки..точнее, ноги муравьиной королевы).
Тут старейшина вспомнил, что собирался наградить Шень Ло. Боясь, как бы тот не обиделся, старейшина поспешно произнёс:
- Также просим почтить нас своим вниманием величайшего из магов, Шень Ло! Знаменитый наставник нашего города!..
Шень Ло прошёл по ковровой дорожке и стал рядом с товарищами, чуть смущаясь.
Ему на грудь прикрепили уже неизбежный орден, а затем старейшина подарил золотой чакрам (взамен почти такого же золотого чакрама, утерянного в каменном муравейнике.)
- Благодарю, - прослезился Шень Ло. - Это так много для меня значит..
Следующим был вызван Вань. Он получил орден (как и все прочие) и топоры. Они светились тем же зелёным светом, что и нагината И Пыня.
- О.. - только и смог произнести Вань. - Это же очень дорогие топоры! Спасибо, спасибо вам всем! Спасибо.., - тут Вань обнял старейшину. - Это такой ценный подарок..
Народ на площади разразился апплодисментами.
- Поздравляю тебя, о мой дорогой друг.., - вышел без спросу Тан.
- Ещё один герой - Тан Минь! - поспешно провозгласил старейшина.
- Рад видеть вас всех, - раскланивался Тан.
Поскольку Тан ещё не решил, какой изберёт путь, оружия ему никакого не подарили. Но ему вполне хватило ордена Муравьиной головы и восторженных апплодисментов.
После вызвали ещё старичков Ба Сня и А Гератума. Правду говоря, их стоило вызывать первыми, однако они сами воспротивились. Помимо орденов, их наградили Книгой-в-серебряном-переплёте и Книгой-для-записи-рецептов соответственно.
- Спасибо..спасибо, - кланялись А Гератум и Ба Сня.
- А теперь переходим к ещё одному важному вопросу! - поднял палец старейшина. - В пещере было найдено несметное сокровище (которое мы перевезли в город Мечей). По закону о сокровищах, конечно, половину мы положим в городскую казну и эти деньги пойдут на благоустройство города и прочие вещи..Но всё-таки на долю наших героев остаётся немало золотых монет! И они смогут получить их в любой момент в нашем банке, обратившись к многоуважаемому Цзинь Дзиню...
Тут банкир поклонился, а толпа взревела. Все вокруг хлопали в ладоши.
После был устроен пир в честь героев, однако не будем уделять этому событию излишнее внимание.

- Прям сплошные попой..гхм..праздники, - пробормотал Тан, опираясь на плечо Ваня. Они под утро возвращались в трактир "Резвый мотыль".
- Не дыши в мою сторону, - морщился Вань.
Рядом плёлся усталый Барбарис, волоча по пыли новый посох. Он, конечно, не пил, однако бессонная ночь доконала и его.
- Аа! - внезапно заорал Тан. - Щщас дорогу перейдёт!
- Кто перейдёт? - уныло спросил Вань.
- К-кошечка, - пробормотал Тан.
Перед друзьями и впрямь стоял тонкий рыжий кот, почти котёнок, совсем молодой. Он спрыгнул с изгороди.
- Пшла! - взмахнул рукой Тан. При этом он чуть не упал. - Брыс-с!
- Успокойся! - усовестил его Вань. - Ну ты и суеверный! Это же не чёрный кот!
- Плохая! - не унимался Тан. - Кшкш! Гляди как смотрит..щас-с сглазит..
Кот и впрямь смотрел на них, не моргая. Что-то странное было в таком его поведении.
- Киса-киса, - поманил Вань.
Кот недоверчиво прищурился.
- Плохая киса! - Барбарис хотел было взмахнуть своим посохом, однако у него не хватило сил. Это спасло кота.
- Наверное, он хочет кушать, - предположил Вань. - Пошли, котик. Тётушка Лэй даст тебе молока..
Кот медленно приблизился к друзьям, готовый в любой момент прыгнуть в сторону и удрать. Вань присел его погладить.
- Э, да ты, наверное, сыт, дружок, - почесал он кота за ухом. - На тебе ошейник, значит, ты домашний..А это что? - Вань вытащил из-за ошейника свёрнутую в трубочку бумагу.
- Письмо! Ты почтовый кот, наверное, а мы тебя задержали? Ну прости - прости..сейчас прикреплю обратно и беги, куда бежал..
- Дак..почтовых котей..котов..нне бывает! - заявил Тан. - Почту доставляют летучие лисы же, они быстрее и в возз..духе меньше хищников..
Но Вань уже его не слушал. Он глядел на ошейник.
Там золотом было вытиснено имя кота: "Гав-Гав".

- ..и представляете, от самого порта Мечты! - восторженно обьяснял окружающим Вань. Ба Сня и Тётушка Лэй только недоверчиво качали головами.
- Такой маленький, а нашёл город Мечей, где никогда не был! - изумлялся А Гератум. - И прежнего хозяина вспомнил..
Довольный Гав-Гав возлежал на столе, на мягкой подушечке. Перед ним было сколько угодно молока, свежей рыбы и рысьих костей.
- Молодец Сян Эр, - гордился сестрой Тан. - Надо же, что придумала..А что в письме?
- Это - личное! - покраснел Вань. - Но тебе она, впрочем, передаёт привет.
- Благодарю, - надулся Тан. - Вот же неблагодарная!..Быстро же она позабыла родного брата..
- Не огорчайся, мой дорогой друг, - утешал Тана Шень Ло. - Ты же сам понимаешь, таковы все влюблённые..
- Вот ещё глупости-то! - кипятился Тан. - Самые-то разнесчастные и жалкие люди на земле - как раз влюблённые! Ни о чём не помнят, ничего-то им не надо, и на близких плюют - а глупеют прямо на глазах! Вот уж ни за что не влюблюсь..
- Гхм, - тактично кашлянул Шень Ло и поспешил перевести беседу на скорый отъезд Тана и Ваня. Ввиду одержанной ими блестящей победы над муравьями сам старейшина отправил императору просьбу о том, чтобы юноши были взяты в поход, и император выразил согласие. Уже через несколько дней ручные драконы унесут достопочтенного Ба Сня, а с ним Ваня, Тана и Барбариса в далёкий город Зверя - там формируются войска и за этим процессом наблюдает сам император лично. Также всеми уважаемый и чтимый правитель идеального мира сам выразил желание, чтобы к его армии присоединились Шень Ло, Ши Лан, И Пынь и А Гератум, как опытные и беспрекословно полезные в опасном походе воины. Те были совсем не против - им не хотелось расставаться с дорогими друзьями. Правда, ворчал старейшина города Мечей: город временно остался без наставников и без защиты. Его несколько успокоила тётушка Лэй, хлопнув по плечу и сказав, что они со старым мечником ещё на что-то сгодятся. Более того, невесть откуда явился легендарный Пьяный Воин и заплетающимся языком пробормотал что-то вроде того, что хоть и вышел на покой, однако в эти смутные и тревожные времена согласен присмотреть за этим паршивым городишком. В этом месте старейшина жутко возмутился, сказал, что в городе остались одни пропойцы (старый мечник при этом смущённо спрятал за спину бутыль вина) и удалился в свои покои, хлопнув дверью. Тётушка Лэй же увела старых друзей к себе в трактир - праздновать встречу. Посему в трактире уже третий день царило веселье, шум и гам.

Под вечер Тан поднялся по лестнице (он намеревался лечь вовремя хоть один раз за последние дни). Однако ему это не вполне удалось, так как Вань, сидящий у окна, решил с ним побеседовать.
- Мм..Тан? - чуть смущаясь, окликнул Вань.
- Дада, - равнодушно ответил Тан, стеля постель.
- Ты разбираешься в поэзии? - почти прошептал Вань.
- Конечно, - с готовностью ответил Тан. - Я ведь учился..а что?
- Да я тут пишу стихотворение..
- Что?! ты?! ха-ха-ха, - так и покатился со смеху Тан. - Что за стихотворение?
- Прекрати смеяться! - возмутился Вань. - Ну, для Сян Эр..Я придумал вот.."Прекрасна ты, как сакуры цветок.." или лучше "..как лотоса цветок?.."
- Что за чушь, - фыркнул Тан. - А дальше как?
- Ещё не придумал, - вконец смутился Вань. - Может, подскажешь рифму к слову "цветок"?
- Ахаха, - заливался Тан. - Вот так поэт! Ерунда все эти стихи - и любовь такая ерунда, и все влюблённые - ослы!
Тут Вань дал товарищу по шее, и минут пять они в шутку боролись. Затем запыхавшийся Тан, всё ещё смеясь, лёг спать. Однако же он долго не мог уснуть.
"Прекрасна ты, как сакуры цветок.." - нет, надо ж такое выдумать! - бормотал про себя Тан.
Вань тем временем сидел у окна и писал письмо Сян Эр. Хоть это и давалось ему с трудом, к помощи Тана на этот раз он не прибегал. Гав-Гав сидел рядом, изредка с любопытством взглядывая на листок.
К утру письмо было готово, а глаза Ваня красны, как восходящее солнце. Прикрепив драгоценный листочек к ошейнику, юноша вынес Гав-Гава на крыльцо и слегка пнул.
- Давай, беги..уж не знаю, как ты сюда добирался, но добрался быстро, судя по тому, что писала Сян Эр. Всего-то за два дня. Так уж постарайся скорее доставить ей мой ответ..
Гав-Гав мерзко взвыл.
- Прости, котик, тебе не хочется, конечно, покидать трактир, где так вкусно кормят. Но не забывай, что твоя хозяйка ждёт это письмо, - с укоризной поглядел Вань на кота. - И без тебя у неё там совсем не осталось друзей..
Кот исторг из себя ещё один столь же отвратительный звук. Окно на втором этаже распахнулось и оттуда выглянул сонный и недовольный Пьяный Воин. Он огляделся вокруг, никого спьяну не заметил, но для острастки вылил на землю половину чего-то, бывшего в его бутылке, с которой он не расставался и в постели. Вань поспешно отпрыгнул в сторону.
- Ну Гав-Гав, миленький, - умоляюще поглядел он на кота, присев перед ним на корточки. - Ну что же ты! Давай, беги..
Кот поглядел на Ваня жёлтыми наглыми глазами и снова противно завыл, ни капли не смущаясь.
Вань уже собрался было схватить негодяя за шиворот и унести от греха подальше, пока тот не перебудил половину квартала, однако в этот момент послышалось хлопанье крыльев и на перила крыльца опустилась старая, седая лиса, у которой ввиду её преклонного возраста облезла шерсть на ушах и вокруг глаз. Тем не менее сами глаза всё ещё хорошо видели и крылья старухи были крепки.
- Вот так дела, - удивился Вань. - Так ты, значит, звал товарища? И как это вы подружились?..
Гав-Гав, понятное дело, ничего не ответил Ваню. Он прыгнул на перила, а оттуда - на спину лисе, коротко мяукнул, и его крылатая подруга тяжело поднялась в воздух, громко хлопая крыльями. Сперва странная парочка летела над самой землёй - видно, лисе было всё же тяжеловато - однако вскоре они начали набирать высоту. Вань провожал их глазами, пока они не превратились в слаборазличимую точку на горизонте. Когда же, наконец, растаяла и эта точка, Вань вздохнул и медленно побрёл в трактир.

Вскоре настал и день отлёта. Провожать героев собрался весь город. Для драконов в городе Мечей была устроена специальная стартовая площадка: огромная каменная глыба, установленная рядом со знаменитой Скульптурой Меча. Старейшина, провозглашающий напутственную речь, очень боялся, как бы под весом ликующих горожан площадка не раскололась и не рухнула.
Маленькая Тинь (как она могла пропустить такой момент!) обняла по очереди А Гератума, Ба Сня, Ши Лана, Шень Ло, И Пыня, затем запуталась и начала всё снова. А ещё она принесла цветы, и ими украсили корзины для пассажиров. Кроме того, с ней пришёл Ву: он подарил Барбарису маску, точную копию мордочки маленького шамана, и тот был ужасно доволен.
Тётушка Лэй сунула героям несколько мешков своих знаменитых пирожков (погонщики при этом жутко сердились, крича: "Лишний вес! Запрещено!"). Кроме того, с нею пришли мечник и Пьяный Воин, которые непременно хотели поднять бокалы за удачу, при этом пытались налить и погонщикам. Старейшина сделал незаметный знак страже, и этих двоих тихонько выпроводили с площадки.
Толпа шумела и волновалась. Где-то стражники раньше времени выпустили одинокую ракету, и она рассыпалась золотыми звёздочками. Драконы нервно фыркали, косясь, впрочем, на пирожки.
Наконец, все напутствия были окончены, все, кто хотел проститься, простились, и старейшина собрался было приказать погонщикам поднимать драконов в воздух, как толпа заволновалась - сквозь неё явно кто-то пробирался. Поморщившись, старейшина опустил руку.
- ..вот же ж он! - раздался торжествующий голос, и через секунду Вань очутился в обьятиях матери. Тут же были и смущённо улыбающийся и почёсывающий затылок кузнец, и маленький румяный от волнения Янь - мать протащила их сквозь толпу, как на буксире.
Барбарис взволнованно булькнул и залёг на дно корзины.
- Мама!..Папа! - обрадовался Вань. - Что же вы не написали? Мы уже было почти улетели..
- Это конечно, - возмутилась Сара. - Я же ж места себе дома не нахожу, как моё дитё живёт без матери, а оно пишет домой паршивое письмо раз в неделю. И вот чтобы приехать к родителям, как полагается, таки нет, он сообщает: я, мама, уезжаю в далёкий город и иду в опасный поход..Люди, есть же ж матери среди вас? - обратилась Сара к толпе. - Вот скажите, разве этот ирод не разбил мне сердце?..
Вань стоял красный, как рак, опустив голову.
- Я же ж несчастная матерь! - распиналась между тем Сара. - Растила - растила этого ирода, а он видите ли собрался куда-то на погибель..Ой, ой..
Толпа одобряюще загудела.
- Вот же ж, - прошептал Ваню Тан. - Она чего доброго тебя и не пустит..
- Молчи, - прошипел в ответ Вань. - Не каркай.
- Я интересуюсь знать, - продолжала между тем Сара, - какой дурьей башкой ты думал? И что..
Кузнец дёргал жену за рукав, пытаясь её угомонить. Под взглядами толпы он чувствовал себя весьма неловко.
- Ой, а ты таки молчи! - напустилась на мужа Сара. - Испортил мне дитя сказками про героев..
Тем временем предоставленный самому себе Янь принялся замерять длину драконьих зубов при помощи потрёпанной бечёвки. Драконы недовольно мотали головами. Погонщики ничего не замечали, поглощённые скандалом.
- Кхм, - попытался вмешаться старейшина, ибо нужно было наконец что-то делать. - Так вы, значит, и есть мать этого славного воина?
- Ой, да какой там славный воин, - махнула рукой Сара. - Дома вон некому за курями ходить, а он тут геройствует..
- Вы ошибаетесь, почтенная старушка, - поклонился Шень Ло. - недавно Вань спас наш город: он был в составе экспедиции..
- Это где это ты видишь "почтенную старушку"? - так и взвилась Сара и отвесила Шень Ло знатную оплеуху. - Нахал! Ты таки шо вздумал себе позволять? Да..
- Простите-простите-простите! - забормотал Шень Ло, испуганными глазами следя за движениями Сары и опасаясь новой оплеухи.
- Успокойтесь, - поморщился старейшина. - При всём уважении, давайте не устраивать прилюдных сцен..
- Что вы скажете на такое несчастье, люди добрые, - заохала Сара. - И с сыном-то матери не дают проститься..
- Так ты меня всё-таки отпускаешь? - просиял Вань.
- Ой, а шо таки мне делать, - вздохнула Сара. - С тех пор, как ты устроил гембель какому-то таракану, все ж мне так и расписывают, какой ты великий воин. Так уж и быть, лети, чтоб ты был здоров, ирод..
- Ура-а! - взревела толпа. Янь вскарабкался в корзину, чтобы тоже обнять брата. Кузнец прослезился и пожимал всем руки, желая удачного пути. На площадке вновь появились Пьяный Воин и старый мечник в компании двух таких же нетрезвых стражей - все четверо держались под руки. Мечник немедленно узнал кузнеца - они были старыми друзьями - и пожелал с ним выпить. Сара вынимала Яня из корзины, утирая слёзы. Затем она вспомнила о гостинцах, привезенных из дома, и немедленно передала их Ваню. Погонщик возмутился бы, однако же он был занят тем, что вытаскивал бечёвку, невесть как застрявшую между драконьими зубами.
"Вот и оставил без присмотра, - думал погонщик, - а он уже кого-то и слопал". Тут беднягу прошиб холодный пот.
Старейшина замахал руками, чтобы хоть немного унять гам на площади. Погонщики приняли это как сигнал к отправлению, и драконы один за другим поднялись в воздух.
- Прощайте...до свидания! - доносились крики с площади. Наконец выпустили салют, и небо расцвело золотыми и зелёными вспышками. Мимо драконов пролетели две летучие лисы, неся покривившуюся ленту с разноцветной надписью "Щесливово пути" (она была изготовлена стараниями детей с Лесопилки).
- Спасибо! Спасибо! - размахивали руками наши герои. Ба Сня чуть было не выпал из корзины - его вовремя придержал А Гератум. Барбарис наконец вылез из-под скамьи, увидел салют, восхитился и принялся пускать в небо такой же, только огненный. Толпа внизу пришла в явный восторг - рёв и апплодисменты донеслись до ушей порядочно далеко улетевших путников.

Весь день неутомимые драконы летели, направляемые опытными погонщиками. Барбарис с любопытством наблюдал пейзажи внизу.
- Это Посёлок Ветроов! - сложив руки рупором, кричал Ба Сня. Они с А Гератумом летели на другом драконе.
- Чего-о? - кричал в ответ Тан. - Ветер, не слышу ни-че-го!
- Ветров, Вет-ров, говорю! - надрывался летописец.
- Да я заметил, что ветер!! А что за посёло-ок? - размахивал руками Тан.
- Ши Ла-ан! - кричал Вань. - Пирожок хочешь?
- Кидаай! - смеялся Ши Лан. - Ловлю-у!
Тем не менее первый пирожок угодил по голове погонщику, а второй на лету поймал дракон, который нёс Ши Лана, И Пыня и Шень Ло. Из-за этого они чуть было не утратили равновесия, и погонщики принялись браниться. Однако погонщиков угостили пирожками, а драконам дали по копчёной курице, и все вновь стали веселы и довольны.

К вечеру утомившиеся драконы приземлились на гладкой каменной площадке. Внизу, как на ладони, расстилался город Зверя. Спускаться пришлось по верёвочным лестницам (с мешками это было неудобно). Кроме того, Ба Сня умудрился пронести на борт несколько толстых книг и теперь пыхтел, стараясь их не растерять. Одну, "Классификацию всех мыслимых, немыслимых и прочих чудовищ", он таки упустил, и она улетела вниз, порхая страницами.
- Красиво полетела, - залюбовался А Гератум.
- Спускайтесь живее, - ворчал проводник. - Уже ночь наступила, а нам ещё искать свободные комнаты в переполненных трактирах..
Комнаты они, надо сказать, так и не нашли. В городе собралось столько зевак, любопытствующих и желающих всеми правдами и неправдами отправиться в поход, что люди ночевали даже в Зале Старейшин, на крышах и на мостовых перед домами. Плюнув на всё, ближе к утру друзья сели рядышком на какие-то ступеньки и за.дремали.
Вскоре наступил рассвет, и город закипел. Вокруг царила страшная давка. Встрёпанные, взлохмаченные и невыспавшиеся, еле волоча свои сумки и мешки, друзья принялись пробираться к Залу Старейшин. Там им предстояло отметиться в списках прибывших, получить необходимые инструкции и экипировку.
- Снова ты, - грубо тряхнул кто-то Ваня за плечо. Тот поднял глаза.
Перед ним маячила мерзкая рожа Ху Ина.
- Вижу, спал ты, где придётся..бродяга, - презрительно хмыкнул Ху Ин. - Конечно, не всем повезло так, как мне - у меня здесь расположено родовое поместье, где можно отдыхать с комфортом, неведомым таким отбросам общества, как ты. В это поместье я привезу Сян Эр после свадьбы, - оскалился негодяй, глядя, как багровеет Вань от гнева. - А ты, - ткнул Ху Ин пальцем в Тана. - Ты с этим..заодно? Тебе же хуже, я бы на твоём месте поберёг репутацию и не связывался с нищими, родственничек.
- Да чтоб ты провалился! - вспыхнул Тан. - Ты мне вовсе не родственник, мерзкий пропойца, никогда им не станешь - и я очень тому рад! И уйди с дороги, быстро, не то пожалеешь!
- Хе-хе, - улыбнулся жёлтыми зубами Ху Ин. - Я-то пожалею?
- Уважаемый, вас, кажется попросили посторониться, - поднял брови Ши Лан, наблюдающий за этой сценой.
- Ага-ага, - поддакнул И Пынь, стукнув кулаком одной руки в ладонь другой.
- ..а то книгой тресну! - заключил Ба Сня, размахивая огромным томом "Каменных и прочих строений древности, кои памятки по себе оставили во всех концах нашего мира (и ещё пятнадцать слов)".
- Кучка психов, - косо улыбнулся Ху Ин и поспешил отойти. Незамеченный им Барбарис исподтишка пульнул огненным шариком, и Ху Ин, взревев и ухватив себя чуть пониже спины, обернулся.
Барбарис мгновенно нырнул за спину Ваня, и взгляд налитых кровью глаз Ху Ина остановился на Шень Ло как на единственном маге.
- У-у, - погрозил кулаком Ху Ин (на большее он не осмелился). - А ещё из благородных! Ну, встречу при случае, за всё вы у меня ответите! - и этот неприятный тип скрылся в толпе.
- А кто это был? - осведомился И Пынь. - Чего это он нам угрожает? Догнать да накостылять, может?
- Не стоит, - поморщился Тан. - Это тот самый негодяй, из-за которого страдает моя сестра. Жених недоделанный..хотя, давайте догоним! и накостыляем..
- Не горячись, юноша! - придержал Тана А Гератум. - Таких негодяев обычно наказывает жизнь..
- Долго ждать! - не унимался Тан. - Мерзавец!..Ненавижу!..Держите меня, а то я за себя не отвечаю..
- Давайте отложим личные дела на более поздний срок, о мои дорогие друзья, - вернул всех к реальности Шень Ло. - Нас ведь ждёт император.

.. Отметившись в списках, друзья удостоились чести беседовать с главным командующим экспедицией. Это был известный своей доблестью генерал Ся Фень. Закованный от кончика носа до пальцев ног в броню, несмотря на мирное время, генерал расхаживал взад - вперёд по маленькой комнатке, которую ему отвели в Доме Старейшин.
- Итак, о часе отправления я вам сказал..Лагерь будет разбит в Парящем городе. Как вы знаете, он расположен высоко на плато, в объезд туда добираться очень и очень долго. Поэтому к Парящему городу всё снаряжение и членов экспедиции доставят драконы. Ваш дракон..(тут Ся Фень пролистал записную книжку)..ваш дракон - номер тринадцать. Экземпляр крупный, нефритовый, корзина на десять мест..
- Нас восемь, - перебил генерала Тан.
- Я вижу, что восемь, - строго поглядел на него Ся Фень. - С вами ещё полетят два человека. Целитель.. имя написано неразборчиво.. и маркиз Ху Ин, один из лучших императорских воинов.
- Что-о?! - хором возмутились все. - Да он..почему..кто решил..мерзавец..протестуем..
- Приказываю замолчать! - рассердился Ся Фень. - Все должности и места распределены приказом императора! Маркиз Ху Ин - человек знатного, весьма знатного происхождения. Он приближён к императору. Вы должны весьма гордиться тем, что такая личность составит вам компанию.
- Да он..мерзавец..протестуем..- тут же поднялся галдёж.
- О боги идеального мира, - поморщился генерал. - Я всё сказал! До свидания.

На площадке вокруг лежащих драконов царила суета: участники экспедиции грузили личные вещи, оборудование, инструменты, книги, перекликались, толкались, окликали друг друга..
- Не нравится мне всё это! - мрачный Тан стоял у корзины и кормил пирожками дракона номер тринадцать. Эта цифра крупно была выведена на плетёном боку корзины.
- Ещё и номер какой несчастливый! - поддакнул И Пынь, забрасывая в корзину связку свитков и книг.
- Глупые суеверия, - разгладил седые усы А Гератум. - Хотите замечательного зелья для поднятия настроения, м? Рецепт старой ведьмы с Лесопилки..
- Тан, оставь немного пирожков, - покосился Вань на почти пустой мешок.
- Да они всё равно зачерствели, - махнул рукой Тан. - А дракону зато нравится.
- Это не дракон! - важно поднял палец Ба Сня, оторвавшись от изучения "Строений древности и так далее". - Как же вы не замечаете тот очевидный факт, что это..
- ..заколдованная принцесса? - предположил И Пынь.
- Дурень! - рассердился Ба Сня. - Это дракониха. Женская особь.
- Мне всё равно, - Тан скормил счастливой драконихе ещё два пирожка. - Где наконец целитель и погонщик?
- ..и маркиз, - напомнил Ши Лан.
- Уу! - взвыл Тан. - А маркиз пусть идёт к дьяволу!
- Как вы злы, о любезный родственник, - Ху Ин, улыбаясь, стоял неподалёку. - Нам ведь предстоит несколько часов совместного..
- Фас! - скомандовал Тан ничего не понимающей драконихе, указывая на Ху Ина. Та недоуменно поглядела на Тана, затем мягко потянула за мешок.
- Хочешь пирожка, животное? - уныло протянул Тан. - Что бы тебе стоило сожрать этого негодяя?
- Довольно жалкий юмор, - поморщился Ху Ин. - А где этот старикашка?
Никто не пожелал с ним разговаривать.
- Вы что, оглохли? - повысил голос маркиз. - Где старикашка целитель?
- А с чего вы взяли, что целители - обязательно старикашки? - поинтересовалась проходящая мимо стройная блондинка, несущая перевязанную розовой ленточкой коробку.
- Ах, куколка, - широко улыбнулся Ху Ин, - я на своём веку повидал целителей и, смею доложить, всё это были премерзкие старикашки..Ведь никакой мужчина в здравом уме не станет бормотать бессмысленные молитвы и корпеть над свитками..
- Так, - кивнула заинтересованная блондинка, - какая у вас странная логика..
- ..а у женщин, например, просто не хватит смелости видеть раны, кровь и смерть - сознайтесь, моя дорогая, вы ведь падаете в обморок от вида крови? - продолжал между тем Ху Ин.
- Не порите чушь, не падаю! - покраснела девушка. - Я..
- Ой-ой-ой, - даже не стал её слушать маркиз. - Терпеть не могу особ, которые задирают нос и строят из себя невесть что! А в коробке у тебя, небось, учебник ботаники или туфельки? Чего ещё ждать от пустоголовой куколки, ха-ха! - громко рассмеялся собственному остроумию Ху Ин.
- Прекрати оскорблять девушку! - побагровел Тан. - Ты..
- Благодарю, но этот грубиян того не стоит, - жестом прервала его блондинка. - Да и я сама виновата: вмешалась в чужой разговор без спроса. А сейчас мне пора искать моего дракона. Простите, - она поклонилась всем и ушла.
- Ишь вежливая, - прошипел Ху Ин. - Катись! - уже громко прокричал он вслед девушке. - Такие, как ты, вообще в походе не нужны! Ку-уколка! Что от тебя за польза!
- Смею заметить, - угрожающим тоном начал Ши Лан, - что подобным образом с девушками разговаривают одни..
- Кхм! - поспешил предотвратить назревающую ссору А Гератум. - Вот и наш погонщик, давайте занимать посадочные места!
- Барбарис сядет у окна! - забеспокоился маленький шаман.
- Не волнуйся, - подсадил Вань коротышку в корзину. - Здесь все места - у окна..
- Где вы откопали эту мерзость? - поморщился Ху Ин, глядя на Барбариса. - О боги, с каким сбродом приходится ехать..
- Всё - таки, где же мой, так сказать, уважаемый собрат? - поинтересовался старичок травник. - Целитель, однако, запаздывает..Ба Сня, давай погрузим вот эту книгу. И-и раз, два, взяли!
- Позвольте, я вам помогу, - раздался рядом нежный голосок.
- Ах, Куколка, - презрительно скривил губы Ху Ин. - Зазнайка. Что ты тут забыла, Куколка?
- Кажется, дать тебе хорошую пощёчину! - слова девушки не разошлись с действием. Учитывая то, что в руке она уже держала одну из книг Ба Сня, удар был нанесён сокрушительный.
- Ах ты, мерзавка..- держась за щёку, зарычал Ху Ин. - За такое обращение с представителем знатного рода можно и в тюрьму угодить, я тебе живо это устрою! Ты..
- Пожалуйте в корзину! - поспешил взять Ху Ина под руку погонщик. - Не волнуйтесь, уважаемый маркиз, разберёмся..осторожно, ступенечка..
- Мои зубы, - скулил Ху Ин. - Щёку больно..где мерзавец лекарь? Пусть меня полечит..
- Боюсь, что мерзавец лекарь - это я! - не выдержала девушка. - И знаете что? Я сейчас как раз собираюсь упасть в обморок при виде раненого, так что извините, ничем помочь не могу!
- Пора отправляться! - замахал руками перепуганный погонщик. - Все конфликты после, после!
Угрожающе переглядываясь и смеряя друг друга уничтожающими взглядами, блондинка и Ху Ин сели как можно дальше друг от друга.
- Не обращайте внимания, этого кретина здесь никто не любит, - прошептал Тан, наклоняясь к девушке. - Просто держитесь поближе и не разговаривайте с ним..
- Спасибо за заботу, - улыбнулась целительница в ответ. - Можно узнать ваше имя?
- Я Тан Минь, - представился Тан. - А это мои друзья: самый талантливый и бесстрашный летописец современности - Ба Сня, составитель непревзойдённых эликсиров - А Гератум, наставник воинов из города Меча - Ши Лан, наставник магов Шень Ло, храбрый воин И Пынь и мой самый близкий друг - Вань.
Барбарис булькнул, злобно сощурившись.
- ..и Барбарис, - быстро добавил Тан. - Он хороший маг и метко кидается огненными шариками..
- Барбарис красивый, - выпятил грудь вперёд маленький шаман.
- А я Нелл, - улыбнулась блондинка. - Буду вас целить..исцелять..ну то есть надеюсь, что это не пригодится.
- ..во-во, я же говорил, пользы никакой, - прошипел Ху Ин из противоположного угла.
- Поднимаемся! - перебил его погонщик. - Пристегнуть ремни!
Нефритовая дракониха поднялась, потянулась, раскачивая корзину, а затем разбежалась и оттолкнулась от края площадки. На мгновение путники повисли в воздухе.
- Падаем! - заорал не своим голосом Ху Ин. - Чёртов погонщик, куда смотришь?! Уволю-у!!
Дракониха наконец расправила широкие кожистые крылья и несколькими взмахами набрала высоту.
- Уф, уф, - приходил в себя Ху Ин, растёкшись в кресле. - Какой неподобающий для маркизов транспорт..
Все с презрением глядели на него.
- Смотрите! - указала рукой вниз Нелл. - Внизу ущелье! Берёзки сверху выглядят такими маленькими!
Все тут же принялись глядеть.
- А вон какое-то животное! - принялся размахивать руками Ба Сня. - Лесной кот? Или волк? Я плохо вижу!
- Кажется, дикобраз, - пригляделся Тан.
- Ты не туда смотришь! - не мог успокоиться Ба Сня. - Вон там..эх, пролетели.
Один Ху Ин не любовался открывшимся видом. Съёжившись в кресле, маркиз обозревал свои коленки.
Он панически боялся высоты.
- Глядите, под нами плато! А вон тот кустарник - это крыжовник! - увлечённо глядел вниз Ба Сня.
- Крыжовник? Постойте, разве это не садовая культура? - удивился Шень Ло и они с Ба Сня впали в долгую дискуссию касательно свойств крыжовника. Под конец Ба Сня принялся искать статью о крыжовнике в толстой книге "Растения бесплодных земель и бесплодные растения".
- Вот! - торжествуя, ткнул он пальцем, - "..на плато Заката в обилии произрастает дикий крыжовник, коим дикие быки питаются.." - ну я же говорил!
Тан и Нелл подклеивали "Классификацию всех мыслимых, немыслимых и прочих чудовищ", которую Ба Сня накануне собирал по частям на дне ущелья. И Пынь храпел, вытянув ноги - прелести вида его не прельщали. Ши Лан любовно протирал свои мечи бархатным лоскутиком, попутно натирая их чем-то едко пахнущим, а рядом А Гератум довольно глядел на этот процесс, время от времени произнося что-то вроде: "Я же говорил, заблестят, как новенькие". Барбарис искал под сиденьем свой посох. Шень Ло читал книгу, которую взял у Ба Сня - она называлась "Победители лунных жуков". Вань, предоставленный самому себе, скучая, глядел по сторонам.
- А вон драконы возвращаются обратно, - заметил он. - Видимо, доставляли партию, полетевшую раньше нас.
- Что-то у нас не было такого дракона, - насторожился погонщик. - Нефритовые были, красные. Один или два чёрных. А этот фиолетовый.
- Это не фиолетовый дракон, - тревожно произнёс Ба Сня. - Это..
- ..фиолетовая дракониха? - сквозь сон пробормотал И Пынь.
- Это ПУРПУРНЫЙ дракон! - вскричал Ба Сня. - Его давно считали мёртвым! Дракон из легенд!
- Он нас сожрёт? - осведомился Тан.
- Держитесь! - закричал погонщик. - Попытаемся уйти! - и он резко направил дракониху вниз.
- Бульбуль! - тревожно вскричал Барбарис, взлетая над корзиной (он ведь не был пристёгнут). Вань ухватил его за шиворот.
- Шапочка! - пытался поймать своё сокровище маленький шаман. Наконец, ему это удалось.
- ААА! - ревел Ху Ин.
Книга, лежащая на коленях летописца, подпрыгнула и ударила его в лоб.
- Ай! - вскричал Ба Сня, хватаясь за лицо и роняя книгу. Она улетела вниз, кружась.
- Красиво полетела, - заметил А Гератум.
- Ещё одна книга! Ну почему! - возмутился Ба Сня, провожая взглядом исчезающий внизу том. - Ой, впереди скала!
Дракониха спустилась слишком низко и чуть не врезалась в каменный столб, которыми изобиловало плато. Погонщик резко увёл её в сторону. С рёвом путников настигал гигантский пурпурный дракон. Из его полуоткрытой пасти текла пенистая слюна.
- Фу, мерзость, - поморщился Тан. - Не хочу так некрасиво умереть! У него из пасти за версту несёт!
- Сбрасывайте всё лишнее! - прокричал погонщик. - Он нагоняет нас!
- За борт маркиза! - ухмыльнулся И Пынь.
- Я тебе это припомню, если выживу, грязный бродяга, - побледнел Ху Ин.
- Я понял! - вдруг торжествующе закричал Ба Сня. - Он не за нами гонится!
- А за кем? - недоумевающе спросил Ши Лан.
- У драконов сейчас как раз брачный сезон! Ему нужна наша дракониха, а не мы!
- Отлично! Остановите, я сойду! - замахал руками Тан.
Нелл визжала. Пурпурный дракон был совсем близко и его гигантские лапы с кривыми когтями цвета слоновой кости практически нависали над корзиной. Взмахи кожистых крыльев гнали потоки воздуха, и все в корзине схватились друг за друга, чтобы не снесло за борт.
- Ааа! - закричал погонщик: его сдуло с места и он висел под брюхом низко летящей драконихи, держась за поводья.
- Держись! - закричал Ши Лан. - Я вытащу тебя!
Однако не успел он встать с места, как дракониха пролетела над весьма пышным деревом, в ветвях которого и застрял погонщик. Он замахал рукой и закричал, давая понять улетающим путникам, что с ним всё в порядке.
- Ойой, - испуганно произнёс Тан. - Я ему завидую, кажется..
Лишившись управления, дракониха повела себя совершенно иначе. Она резко развернулась и принялась кружить вокруг пурпурного дракона, то и дело касаясь носом его морды. Дракон сперва неподвижно висел в воздухе, а затем с крайне глупым выражением принялся ловить кончик своего хвоста и кувыркаться.
Послышались одинокие хлопки: довольный Барбарис следил за выходками дракона, считая всё происходящее весьма забавным.
- Вот мы влипли, - озадаченно протянул Тан. - Лишь бы наша номер тринадцать не того, не кувыркнулась..
- Постарайтесь не шуметь и не делать резких движений, - посоветовал Ба Сня. - Они сядут на землю, и мы сможем потихоньку выбраться...
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:55 | Сообщение # 7
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Замечательная была идея! - скорчил недовольную мину И Пынь.
- Да, но она ведь села, - пытался оправдаться Ба Сня. - Я же не думал..
Весь маленький отряд находился на каменной площадке высоко над землёй, угрюмо глядя, как кокетничает дракониха с драконом.
- И как мы спустимся? - поглядел вниз Ши Лан. - Впрочем, есть верёвки, но к чему их крепить..
- Эх, Тан, вот бы тебе полететь, как тогда, в городе Драконов, - вспомнил Вань. - Привёл бы нам помощь.
- Полететь? - удивилась Нелл. Вань принялся рассказывать ей о том, как был спасён маленький Янь. Тан из природной скромности молчал и старался сохранять невозмутимый вид, однако то и дело на его лице проступала самодовольная улыбка.
- Хорофо, фто у наф ефть пифа, - поднял палец вверх А Гератум.
- Что-что, простите? - переспросил Вань.
- Пища у нас есть, - повторил А Гератум. Точнее, была, - поправился он, заглядывая в опустевший мешок. - Простите, друзья, кажется, находясь в состоянии стресса, я не заметил, как всё съел.
- Может быть, пора отсюда выбираться? - высокомерно заметил Ху Ин. - Меня наверняка заждались в Парящем..
- Так вперёд, - махнул рукой Тан. - Мы не держим.
Нелл злорадно засмеялась. Она приводила в порядок свой маникюр.
- А вообще, - заключил Ба Сня, - погонщик ведь остался цел, так что скоро примутся за поиски драконихи и найдут нас. Я, пожалуй, займусь своими путеводными заметками, - и он достал из кармана небольшой блокнот. - Знаете, нам ещё повезло, что в этих краях засушливый климат и никогда не бывает дождей. Если нас не найдут к ночи, то мы, по крайней мере, не замёрзнем. Камень под нами нагрет солнцем и не остынет долгое время.

- Знаешь, дорогой друг, при всём уважении, - прошептал А Гератум на ухо Ба Сня, - кажется, ты сегодня весь день ошибаешься.
- Дождик, - уныло протянул Барбарис, разглядывая обвисшую кисточку шапочки.
- Моя причёска! - ужасалась Нелл. Тан спешно сооружал навес из пустых мешков, пытаясь натянуть их на перевёрнутую корзину - пурпурный дракон перегрыз крепления, и она лежала рядом с незадачливыми путешественниками, ехидно выставив бок с цифрой "13".
- Замечательно, - ворчал И Пынь,- и сесть негде даже..
По камню потоками стекала вода и только одни драконы, казалось, радовались перемене погоды.
- Я прос-сту-жус-сь! - трясся Ху Ин. - Отдай мешок, с-старикашка..
- Не отдам! - возмутился Ба Сня. Он прятал книги от дождя.
- Ээй! Эге-гей! - внезапно раздалось откуда-то снизу.
- Это погонщик! - обрадовался Шень Ло. - Нас сейчас снимут!
- Мы здесь! Мы зде-есь! - принялись кричать и размахивать руками все.
- Я слез с дерева-а! - раздалось снизу. - Вам оттуда сверху не видно-о, в какой стороне Парящий город?
- Дьявол, - пробормотал Тан. - Вот вам и помощь..
Ши Лан тем временем показывал погонщику направление.
- Я сразу же пошлю за вами-и! - пообещал напоследок погонщик и зашагал под дождём, то и дело оскальзываясь на глине. Все долго провожали его взглядом.
- Проклятье, - возмутился Ху Ин. - Это ему с рук не сойдёт! Ну что за люди, даже работу свою как следует сделать не умеют! я обязательно напишу на него докладную. Ненавижу вас всех, - заключил он, отходя на всякий случай подальше.
Никто ему не ответил.
- Смотрите, у горизонта уже совсем чистое небо, - указала рукой Нелл, - и видны звёзды..
- Скоро дождь кончится, - задумчиво произнёс Ба Сня. - Стопроцентной гарантии не даю! - торопливо прибавил он, заметив скептический взгляд А Гератума.
Однако дождь и вправду скоро прошёл. И все ещё долго сидели, глядя на звёзды, кажущиеся с этой высоты такими близкими (один Ху Ин храпел, положив под голову мешок с книгами).
Под утро за ними прилетели спасатели.

- Он не виноват, - упрямо повторил Вань. - Спросите хоть Ба Сня..
- О чём спросить?! - брызгая слюной, Ся Фень расхаживал по дощатой террасе. - Погонщик не знал своего дела! Я..
Бедный погонщик вжался в спинку стула.
- Вы неправы! - горячо возразил Ба Сня. - Что вы знаете о брачном сезоне драконов?
- Я, слава богам, такой чушью не интересуюсь, - отрезал Ся Фень.
- Даже среди высокопоставленных лиц всесторонне образованные люди встречаются так редко, - ядовито заметил А Гератум.
- А вам вообще слова не давали, - вмешался Ху Ин. Он уже успел нажаловаться генералу Ся Феню и теперь сидел с довольным видом, наблюдая за скандалом.
- Что за совещание? - стуча каблучками, на террасу вспорхнула Нелл.
- Попрошу не ме..ээ..о..- развернувшись и глядя на неё, промямлил Ся Фень.
Нелл стояла, склонив голову немного набок, и накручивала на пальчик белокурый локон. Её розовое в цветочек платье было раза в три короче, чем того требовали приличия времени, и заканчивалось гораздо выше колен, открывая взору стройные ножки.
- Уберите её отсюда! - взревел Ху Ин. Однако Ся Фень его немного не услышал.
- О, а вы..- пожирая глазами целительницу с ног до головы, пробормотал генерал.
- Я Нелл, - мило улыбнулась та, хлопая метровыми ресницами. - Я летела на том драконе, который..
- Казню! - побагровел Ся Фень, выкатив на погонщика глаза. - Ты же чуть не загубил такие.. - запнулся он, задерживая взгляд на прелестях Нелл, - таку..такую хорошую..это..целительницу! Ну-у..
- О нет, постойте, - прервала генерала блондинка, коснувшись его локтя своей маленькой ручкой. Тот мгновенно растаял. - Не ругайте погонщика, он хороший! Просто за нами гнался такой большой дракон!
- Такой большой.. - задумчиво произнёс Ся Фень, глядя куда-то в район декольте Нелл. - Это, - тряхнул он головой. - Так вы говорите, погонщик не виноват?..
- Я не виноват! Я делал, что мог.. - тут же забормотал погонщик.
- Ты вообще молчи, не тебя спросили, - досадливо поморщился генерал.
- Да кого вы слушаете!.. - возмутился Ху Ин.
- Уважаемый маркиз, - склонил голову Ся Фень. - Видите ли, я сейчас склонен предполагать, что вы несколько ошибались, преувеличивая вину погонщика. Он, конечно же, ни в чём не виноват. Ты, - кивнул генерал погонщику, - можешь быть свободен. А вас, уважаемая Нелл, я попрошу помочь мне в составлении протокола, - заблестевшими глазами поглядел генерал на целительницу. - Нужно серьёзно подойти к делу: обсудим..ээ..брачный сезон драконов и прочие важные вещи..
- А мы поможем, - мрачно произнёс Тан. - Так хочется дать..- сжал он кулаки, - дать показания.
- Ну что ж, - огорчился генерал. - И впрямь, без вашего присутствия не обойтись. К сожалению.

Вань стоял у распахнутого окна, вдыхая свежий ночной воздух. Огромные звёзды нависли над Парящим городом. Стрекотали птицы-цикады. Маленькая летучая змея пролетела мимо окна, ловя муху.
- Вань, - окликнул друга Тан. - А эта Нелл, она того..ничего. Вступилась за погонщика. Она молодец, верно?
- Да, - улыбнулся Вань, по-прежнему стоя лицом к окну. - Хорошая девушка.
- И когда на нас дракон напал, она хорошо держалась, верно?
- Она вроде визжала не переставая, - хмыкнул Вань.
- Нет, она хорошо держалась..она за меня держалась, - погрузившись в воспоминания, улыбался Тан.
- Барбарис спит, - недовольно донеслось из уголка.
- Что ты понимаешь, - счастливо поглядел Тан на маленького шамана.
- Все влюблённые - дураки, - напомнил Барбарис Тану его же недавние слова.
- Кто влюблённый?! Я?! - возмутился Тан. - Ну, знаешь ли..
- Как же я скучаю по Сян Эр, - тихо произнёс Вань. - Ты, Барбарис, когда - нибудь сам поймёшь..
- Упаси боже, - ужаснулся Тан. - Я к Барбарису-то месяц привыкал, а уж его подругу сердца и вообразить боюсь.
- Бульбуль! - взъярился Барбарис.
- Тан просто пошутил, - успокоил Вань маленького шамана. Он сделал это вовремя: Барбарис уже собирался достать из-под подушки посох. Кстати, тут стоит заметить, что к подаренному старейшиной красивому фиолетовому посоху коротышка так и не привык и оставил его в трактире у тётушки Лэй. А пользовался тем, что сделал для него Вань в пещере-муравейнике.
- Кстати, - вспомнил Вань. - Я ведь хотел написать домой. Сказать им, чтобы они взяли мои деньги у банкира Цзинь Дзиня, а то мама с утра до вечера хлопочет по хозяйству. Пусть хоть дом отремонтируют и помощника наймут. Тан, ты пишешь быстрее и лучше это..как его..формулируешь, не написал бы ты им, а?
- Хорошо-хорошо, - проворчал в ответ Тан и потянулся за бумагой. - Сейчас сформулирую..

Большая часть армии императора должна была прибыть только через два дня. Пока же в Парящем городе было относительно тихо и спокойно. Те воины, что уже явились, ставили палатки.
- Как будто он собрался захватывать мир, - ворчали учёные. - Собрал всю свою армию! И куда ему столько..
Военачальники, напротив, были убеждены в своей исключительной полезности.
- Мало ли какие твари водятся в опустевшем старом Храме, - убеждал учёных Ся Фень. - Неподалёку бродят монстры песков - чтоб такого убить, нужно три отряда. А вы говорите, армия не нужна..
В эти два дня все были предоставлены самим себе. Тан, Вань и Барбарис бродили в окрестностях Парящего города. Иногда к ним присоединялась Нелл: ей было интересно послушать, как была побеждена муравьиная королева.
- ..и тогда Барбарис...- в стопятьсотый раз повторял Вань эту историю.
Маленький шаман в этом месте всегда приосанивался и поправлял шапочку.
- Как интересно, - всплёскивала руками Нелл. - Это было так опасно, с вами ведь не было целителя!
- Ну-у, - объяснял Тан. - У нас был замечательный травник, который припас для всех литра три волшебного зелья широкого действия..
- Расскажи лучше ещё про Барбариса! - сердился маленький шаман. Он любил чувствовать себя героем.

Свой второй вечер в Парящем городе друзья провели в местном трактире "Бык и змея". Он был любопытен тем, что там совершенно не подавали ничего спиртного - ведь трактир, как и прочие строения, был расположен высоко над землёй и забираться туда нужно было по верёвочной лестнице. Чтобы никто, напившись, не свернул себе шею, в Парящем городе действовал сухой закон.
- Эх, со стряпнёй тётушки Лэй это не сравнится, - вздохнул И Пынь, отодвигая от себя тарелку с недоеденным филе дикобраза. - И выпить даже нельзя!
- И не говори, - с подозрением ковырялся Тан в своей тарелке. - У меня вот вообще мясо не прожарено..
- Это кетчуп, - сообщил А Гератум, поглядев через плечо Тана в его тарелку. - Между прочим, скоро мы вообще уйдём из Парящего города на раскопки, и тогда придётся питаться тем, что приготовят повара в общих котлах.
- Я как-то и не подумал, - огорчился Тан. - Нелл, тебе налить ещё цветочного компота?
- Ах, ты отвлёк меня! - раздосадованно воскликнула Нелл. - Я как раз подсчитывала в уме, сколько калорий было в порции варёного диетического мяса летучей змеи, которую я съела..Налей, только не клади сахара.
Барбарис ожесточённо обгладывал ножку лягушки. Мясо было жёсткое, и его зубы то и дело увязали в нём.
- А у меня суп несолёный, - жаловался всем Ба Сня. - В моём почтенном возрасте следует заботиться о желудке, а я жертвую собой ради работы. Кстати, вчера придворный летописец императора вместе с главным картографом показывали мне карту (они сочли нужным вызвать меня на совет ввиду моих обширных познаний в истории и географии). Так вот, это вовсе и не карта. Это свиток, в котором описана история сотворения храма - мол, его воздвигли древние боги и так далее, - а напоследок приведено несколько иллюстраций. Картинки довольно чёткие, даром что свитку несколько веков. На них виден храм и несколько скал вокруг. Эти скалы сохранились и по сей день; ориентируясь по ним, решено начать раскопки. Раньше этот свиток считали утерянным при уборке Великой Библиотеки города Истоков, однако же недавно он был найден: оказалось, всё это время старикашка библиотекарь пользовался им, как подставкой под горячее. К счастью, пострадала лишь тыльная сторона, а на ней находились какие-то незначительные примечания (кажется, биография художника и несколько слов о том, как он делал иллюстрации и как красив Храм). Скоро мы и сами увидим, как он был красив (я надеюсь, он хоть немного сохранился, а остальное восстановят).
- Вот здорово, - произнёс Вань. - А Храм на картинке и вправду красивый?
- Очень! - пустился рассказывать Ба Сня. - Такие белые колонны, лепнина, портики, фигуры зверей у входа...
Нелл допила компот и откровенно заскучала. Описание Храма её не интересовало, и она принялась глядеть в окно на звёзды.
- Нелл, - прошептал Тан, касаясь руки девушки. - Не хочешь сбежать отсюда и прогуляться?
- С радостью, - улыбнулась Нелл, и они незаметно ускользнули, оставив друзей расспрашивать Ба Сня (под конец его заставили нарисовать Храм кетчупом на салфетке).

На улице было тихо и тепло. Летали светляки, стрекотали цикады. Нелл шла, изредка спотыкаясь на камушках: как всегда, она надела туфли на каблуках. После того, как девушка в очередной раз подвернула ногу, Тан предложил:
- А знаешь что, возьми меня под руку! Тебе так будет удобнее!
- И правда! - обрадовалась Нелл. - Спасибо, так намного удобнее. Знаешь, Тан, я давно хотела тебя спросить...
- Да! - восторженно выпалил Тан. - Ну, то есть..да, спрашивай, конечно.
- Тан, - улыбнулась Нелл, глядя в глаза юноше. - Это, конечно, немного неловко - спрашивать о таком..может, мне и не стоит..
- Стоит!! - торопил её Тан. - Спрашивай, не волнуйся!
- Так вот, - замялась Нелл. - Ты..
- Я , - Тан остановился и взял Нелл за руки. Наклонившись к ней чуть ближе, он произнёс вполголоса:
- Так что же ты хотела спросить?..
- Ах, Тан, - покраснела Нелл. - Почему все твои друзья - маги, воины, есть даже травник и целитель, а ты всё ещё не выбрал свой путь?
- Ах вот оно что! - раздосадованно произнёс Тан. - Мой путь!
- Вот видишь, я же знала, что ты обидишься, - надула губы Нелл. - Я так и думала, что не стоит о таком спрашивать..
- Я просто думал, ты о другом спросишь, - всё ещё сердито произнёс Тан. - А что касается моего пути.. о, между прочим, мне Ши Лан говорил, что я мог бы стать целителем, - неожиданно вспомнил юноша.
- Правда?! - изумилась Нелл. - Так ведь я могу тебе попробовать обьяснить основы!
- Да? - восхитился Тан. - О, Нелл, ты такая добрая, такая замечательная! И такая краси..
- Гляди! - внезапно прервала его Нелл. Она куда-то указывала пальцем. Тан поглядел в том направлении.
У большого валуна сидела маленькая белая лиса, а возле неё играли два детёныша. Все трое были до того милые и пушистые, что Нелл всплеснула руками и непременно захотела подойти ближе.
- Они убегут, - предостерёг её Тан.
- Не убегут, - возразила Нелл. - Вы мои милые, хорошие, - протянула она руки к зверушкам, осторожно приближаясь.
Лиса насторожила ушки, а её маленькие детёныши продолжали беззаботно кататься по траве, увлечённые своей шутливой потасовкой.
- Я вас не обижу, я только погладить хочу, - продолжала Нелл.
Лиса, почуяв тревогу, вскочила и коротко тявкнула. Её лисята в ту же секунду прекратили возню и круглыми глазами глядели на Нелл.
Тан стоял у дороги, скептически ухмыляясь.
Нелл сделала ещё один шаг вперёд, и лисье семейство вскочило на ноги и исчезло буквально на глазах.
- Лисички-и, - расстроенно позвала Нелл, пытаясь разглядеть в сумерках, куда убежали зверьки.
- Я же говорил, - попытался утешить её Тан, - говорил, что они убегут. Ведь лисы - пугливые животные..
- Это ты их напугал, - разрыдалась Нелл. - От меня бы они не убежали..Ооо..хочу лисёнка.. - принялась всхлипывать она.
Испуганный Тан тут же подскочил к девушке и принялся утешать её:
- Да не плачь! Нелл..хочешь, купим тебе в городе Мечей летучего лисёнка? Будет у тебя ручной лисёнок! Хочешь?
- Не хочууу, - ревела целительница, размазывая тушь по розовым щекам. - Я этого хочу-у..
- Нелл, не плачь, пожалуйста, - огорчённо повторял Тан. - Да я завтра всё вокруг обойду и найду тебе этого лисёнка! Они должны жить где-то в норе неподалёку, мы их найдём! Только не плачь!
- Пра-авда найдёшь? - уже успокаиваясь, шмыгнула носом Нелл. - Ах! Где же моё зеркальце? я размазала тушь..Не гляди на меня! - гневно толкнула она Тана в плечо. - Ах, на кого я похожа!..
- Отлично выглядишь, - попытался успокоить девушку Тан и получил в ответ новую волну бурных упрёков.
- Да я страшная, как ведьма! - кричала Нелл. - А если ты говоришь, что я хорошо выгляжу, значит, тебе плевать, на кого я похожа! У меня тушь потекла!! и нос красный..какой ужас!! ты жестокий, бессердечный человек!..Нет, молчи! и не спорь со мной..и вообще, я домой хочу..
- Я провожу тебя, - робко предложил Тан.
- Нет уж! - вспыхнула Нелл. - Сама справлюсь! До свидания!
- Ну, как хочешь, - пожал плечами Тан, немного сбитый с толку всем происходящим.
- Ах, вот значит как?! - возмутилась Нелл. - Я так и знала!! Теперь я окончательно убедилась, что тебе всё равно..
- Ах ты боже мой, да не всё, не всё равно! - заорал Тан. - Я просто не пойму, чего ты хочешь!
Нелл только хлопнула ресницами, поражённая этой бурной вспышкой.
- Ой, Тан, ты что, сердишься? - ангельским голоском произнесла она. - Я же не хотела тебя обидеть!
- А я и не обижаюсь, - проворчал Тан. - Просто иногда вас, девушек, так сложно понять..
- Ну уж и сложно! - ответила ему Нелл, озирая в зеркальце своё отражение. - Проводи меня, пожалуйста, домой. Я что-то так расстроена..
- Из-за лисёнка? - спросил Тан. - Не стоит, я же обещал, что добуду его тебе, значит, добуду!
- Ты не шутишь? - недоверчиво переспросила целительница, взяв юношу под руку. - Ну пойдём, а то уже совсем поздно и я спать хочу..
Они молча шли по дороге. Издалека было видно окно комнаты, где жил Тан вместе с Ванем и Барбарисом. Створки окна были распахнуты, и сидящий на подоконнике малявка шаман стрелял огненными шариками в летучих змей, пугая их. Заметив Тана, Барбарис радостно замахал лапками и пустил в небо салютик - цветочек.
- Какая прелесть, - обрадовалась целительница и помахала Барбарису рукой.
На пороге дома, в котором остановилась, Нелл взяла Тана за руку.
- Прости, пожалуйста, что я сегодня капризничала, - потупилась она. - я больше не буду..Понимаешь, - взмахнула Нелл ресницами, - я была расстроена..А теперь мне так стыдно! Ты обижаешься?
- Ну как на тебя можно обижаться! - с жаром произнёс Тан. - Я не сержусь ни капельки.
- Ох, спасибо, ты такой хороший, - улыбнулась Нелл и поцеловала юношу в щёку. Тот расплылся от счастья, а когда пришёл в себя, оказалось, что целительница уже поднялась по лестнице и посылала ему сверху воздушный поцелуй. Затем она заперла дверь, и Тан побрёл домой.

Сидя у окна, Тан что-то нашёптывал себе под нос. Затем почесал затылок. Затем оглянулся на спящего друга.
- Вань...
- Хр-р..
- Ва-ань?..
- Хр-рр..мм..
- Вань!
- У, ну чего тебе, а?.. - наконец проснулся Вань.
- Вань, ты спишь? - поинтересовался Тан.
- Слушай, Тан, а сам-то как думаешь? - с досадой в голосе произнёс Вань
- Ну, раз не спишь..Вань, а ты разбираешься в поэзии? Я, кажется, придумал для Нелл стихотворение..
- Поздравляю..дай поспать, а? - и Вань снова упал лицом в подушку.
- Нет, ты только послушай: "Прекрасна ты, как сакуры цветок.." - торжественно начал Тан.
- Знаешь, Тан, я, кажется, где-то эту строчку уже слышал..
- Да?! А не подскажешь рифму к слову "цветок"? - с надеждой в голосе спросил Тан.
- Спатьхачу.. - донеслось с кровати.
- Спа..слушай, Вань, не рифмуется!
- Бульбуль!!! Барбарис спит!! - злобно донеслось из угла и в Тана попала подушка в цветочек.
- Эх, да что вы все понимаете....- пригорюнился Тан, бросая подушку обратно. Затем лицо его прояснилось, и он принялся вновь что-то бормотать себе под нос. Очевидно, на него снизошло вдохновение.

С первыми лучами солнца Тан был уже на ногах. Он выпил кружку чая и принялся будить Ваня.
- Ва-ань! Вставай!! Слушай..
- Отдай подушку, - жалобно просил Вань. - Уйди куда-нибудь..Навести Шень Ло в конце концов..Оставь в покое моё одеяло!!! Да что случилось?!
- Пошли искать лису! - выпалил Тан, глядя на Ваня круглыми от нетерпения глазами.
- Та-ак, - протянул Вань. - Барбарис, будь другом, спустись-ка вниз, пожалуйста, и найди А Гератума. А потом спроси у него, что делать, если у человека внезапно появляются навязчивые идеи и бред.
- Да я не брежу! - возмутился Тан. - Просто мы с Нелл вчера увидели лису, и она хочет лисёнка! А я ей его пообещал. Пошли искать лисью нору?
- Знаешь что, - рассердился Вань. - Сам обещал - сам и ищи. А я, пожалуй, вздремну ещё часок - другой.
- Ну пожа-алуйста, - попытался разжалобить друга Тан. - Ну завтра же мы уйдём из Парящего города, нам предстоит долгий путь по пустыне, и мы уже никогда не найдём лису!
- Ну будь же ты человеком! - накрылся подушкой Вань. - Ну ладно, ладно! Только принеси мне кофе сперва. Принесёшь - встану.
- Хорошо! - охотно согласился Тан, наполняя водой жестяной черпак. - Барбарис, закипяти воду!
Барбарис, ворча, зажёг огонёк на конце посоха. Тан держал черпак над огоньком - таким образом они готовили себе чай и кофе.
- Вы не спите? - раздался за дверью голос А Гератума. - Мы тут с Ба Сня решили к вам зайти. Есть серьёзный разговор.
- Заходите, конечно, - любезно предложил Тан. - У нас скоро вода закипит, выпьем кофе. Только двери сами откройте, а то Вань спит, а у нас с Барбарисом руки заняты немного. Уж извините!
- Ничего-ничего, - А Гератум открыл дверь и вошёл, затем подал руку Ба Сня и втащил того с лестницы.
- Подайте кофе с полочки..спасибо..и ложечку, вон ту, - командовал Тан. - Теперь возьмите чашки с полки. И разбудите Ваня кто-нибудь. Барбарис, туши посох, давай свою чашечку, и принеси гостям стулья.
- Зачем нести! - возмутился Барбарис. - Стулья у стола!
- Ну значит не неси, - рассеянно произнёс Тан. - Вань! Кофе готов! Вставай!
- У-у, - попытался открыть глаза зaдремавший было Вань. Наконец ему это удалось, и он заметил гостей.
- Ой, здравствуйте, - покраснел Вань. - Простите, что я ещё в постели..Сейчас оденусь, - и он принялся искать брюки.
- Между прочим, - таинственным шёпотом заметил Ба Сня, - мы по важному делу.
- Да вы что! - изумился Тан.
- Да! - кивнул головой А Гератум. - Мы с моим уважаемым другом сегодня проходили мимо террасы, где генерал разговаривал с маркизом Ху Ином, остановились и подслу..
- Ты всё путаешь, - перебил его Ба Сня. - Мы нечаянно услышали, что говорил маркиз генералу.
- Я так и говорю! - пожал плечами А Гератум. - Так вот, Ху Ин сказал Ся Феню, что в порту Мечты его ждёт невеста и что по окончании похода они должны сыграть свадьбу. Однако он боится, что путь к Затерянному Храму окажется опасен..
- Он не так сказал! - снова перебил Ба Сня. - Он сказал: "Я боюсь погибнуть и никогда не увидеть мою милую невесту..", и поэтому...
- Да! - с жаром подхватил А Гератум. - Поэтому он хочет жениться до похода! Причём жениться на скорую руку: невесту привезут прямо сюда и сам император запишет их брак. Мол, большая честь. Ой, что это с Ванем?..
- Бульбуль! - взволнованно залопотал Барбарис, подскочив к упавшему на пол Ваню.
-..где же мой корешок жука девяти ароматов...- принялся рыться в сумке старый травник. - А, вот! нашёл!
- Это неправда? - слабым голосом произнёс едва пришедший в себя Вань.
- К сожалению, правда, - покачал головой Ба Сня. - Но тут дело в чём..завтра все отряды во главе с императором отправятся через пустыню, и ради Ху Ина дату никто переносить не станет. Уже запасена провизия, доставили бочонки с водой. Так что волей-неволей ему придётся всё же ждать того момента, когда Храм будет найден, все опасности устранены, и войска распустят.
- Значит, у меня есть отсрочка? - спросил Вань.
- Пожалуй, есть, - кивнул Ба Сня. - Генерал ему так и сказал: мол, по окончании миссии будет проведена церемония награждения, после неё император и объявит их мужем и женой, сам исполнив необходимый ритуал.
- Вот видишь, Вань, пока всё идет хорошо, - заботливо произнёс Тан. - А после пережитого тобой потрясения тебе бы стоило выйти подышать свежим воздухом..можешь и мне заодно помочь.
- Он ищет лисью нору, - пояснил Вань старичкам. - Обещал Нелл лисёнка.
- Я могу помочь, - предложил Ба Сня. - Я отлично знаю всё о лисах, их норах и о том, где их следует искать.
- Замечательно! - обрадовался Тан. - Вань, поднимайся! Идём!
- Так Сян Эр едет сюда? - переспросил Вань у старичка летописца, не обратив внимания на слова Тана.
- Едет, - утвердительно кивнул Ба Сня. - С тётушкой едет.
- Будут жить в Парящем городе в ожидании возвращения экспедиции, - вставил А Гератум. - Кстати, надо сказать, кофе у вас странный..
- Странный? - Тан отхлебнул большой глоток. - Ааа!! Тьфу! Что вы подали мне с полки?! Это же горчичный порошок!!! О-о, дайте запить чем-нибудь..
А Гератум услужливо протянул ему бутылочку.
- А я и не почувствовал, что горчица, - вежливо заметил он. - Это всё моя привычка к крепким зельям..
Тан поглядел на предложенное ему питье и в ужасе взмахнул руками:
- Нет-нет!! это я пить не буду!!! - и залпом выпил всю воду из черпака.
- Ну как хочешь, - заявил А Гератум, пряча пузырёк обратно в сумку. - Я уже лет тридцать принимаю эту настойку, и ни одна хворь меня не берёт.
- Между прочим, - заметил Ба Сня, - нашему другу Ваню и правда не помешает небольшая прогулка. Давайте-ка поднимайтесь. Утро чудесное!

У трактира друзьям встретились Ши Лан и И Пынь. Воины уже позавтракали и шли на устроенную неподалёку тренировочную площадку - размяться. Они звали с собой и Ваня, но тот отказался, и тогда И Пынь и Ши Лан ушли тренироваться вдвоём, договорившись встретиться со всеми за обедом.
Неподалёку был глинистый обрыв, что-то похожее на большую и широкую яму, и Ба Сня предложил пойти туда: он обьяснил, что лисы часто устраивают норы на склонах.
Ни единого облачка не было на небе, и солнце светило ясно. Барбарис гонялся за бабочками, но сумел поймать только маленького толстого жука, который обдал всех неприятным тяжёлым ароматом и был немедленно отпущен. Тан всё время озирался вокруг, высматривая лису с лисятами, но вокруг не было ни одного белого пятнышка. Вань уныло брёл, погружённый в мрачные мысли. Наконец друзья подошли уже к самому обрыву.
- Там что-то виднеется, - присмотрелся Тан.
- Похоже на нору, - сощурился А Гератум. - Надо бы ниже спуститься..
Тан начал аккуратно спускаться по крутому склону. За ним последовал Барбарис: из всех он был самым любопытным. Вань спускался вслед за шаманом, одновременно помогая травнику и летописцу: несмотря на почтенный возраст, они наотрез отказались ждать наверху.
Внезапно Барбарис запнулся о камешек и с тонким писком полетел вперёд, с размаху ударившись о спину Тана. Тан издал жуткий вопль, и они кубарем покатились по склону.
Когда Барбарис споткнулся, Вань инстинктивно выбросил руку вперёд, пытаясь ухватить малявку за шиворот, однако опоздал. При этом он сам потерял равновесие, кувыркнулся и поехал на животе к подножию склона.
Лишённые опоры и поддержки старички немедленно схватились друг за друга и последовали за остальными. Их приземление можно было считать самым мягким.
- Проклятье, - донёсся снизу полузадушенный голос Тана. - Готов поспорить, что это всё из-за Барбариса!
- Барбарис нечаянно, - смущённо булькнул покрасневший шаман, выбираясь из общей кучи.
- Ну вот, что я говорил!! - как ни в чём не бывало, указал пальцем лежащий на животе Ба Сня. - Нора!
- Вот здорово! - мгновенно забыл о Барбарисе Тан. - Мы нашли её! А как поймать лису?
- Нужны специальные ловушки, - принялся припоминать Ба Сня. - У нас нет такого снаряжения..
- Может, выманить её на пирожок? - спросил Тан. - Или что лисы кушают?
- Мышей, например, - сказал Ба Сня.
- Бр-р, - поёжился Тан. - Мне кажется, у меня появилась идея получше! Смотрите, отверстие достаточно широкое для того, чтобы кто-то пролез..- тут Тан многозначительно поглядел на Барбариса.
- Ненене!! - возмутился маленький шаман, отступая за спину Ваня.
- Ах так?! - возмущённым взглядом окинул Тан всех. - Я тогда и сам отлично справлюсь! - с этими словами он направился к норе.
- А может, это не лисья нора, а медвежья? - предположил Вань. Тан при этих словах тут же остановился.
- В этих краях не водятся медведи, - заметил Ба Сня. - И потом, нора по устройству совершенно не напоминает медвежью: слишком узкий лаз. И вообще, медведь бы не стал селиться в какой-то яме..
Успокоенный этими словами Тан решительно двинулся вперёд. Дойдя до норы, он встал на четвереньки и, просунув в лаз голову, попытался рассмотреть, что находится внутри.
- Там что-то белое, - сообщил он, продвигаясь всё дальше в глубь норы.
- Гляди, чтоб лиса тебе нос не откусила, - посоветовал А Гератум. - Лисы - коварные и жестокие создания.
- Не смешно, - приглушённо донеслось из норы. - Ай, я, кажется, застрял...ай, кажется, нет...аа-ааа!!!
- Тан?! - позвал друга встревоженный Вань. - Ты цел? Что случилось?
В ответ не раздалось ни звука.
- Я за ним! - принялся забираться в нору Вань. - Ждите.
- Буду я ждать, вот ещё! - хмыкнул А Гератум и последовал за Ванем. - А вдруг там моя помощь нужна?..ох, мой радикулит! - внезапно застонал он. - Охо-хо!
- Забирайтесь сюда! - донёсся издалека голос Ваня. - Скорее!
- Мы не можем, - сообщил Ба Сня. - Тут у нас А Гератума разбил радикулит, и он закрыл нам проход!
- Неправда, - слабо запротестовал травник, - я сейчас приму один порошок и буду как новенький.
- А Тан цел? - спросил Ба Сня.
- Я цел! - донёсся голос Тана. - Тут такое, такое!
- Бульбуль! - заволновался любопытный Барбарис и принялся протискивать А Гератума вглубь норы. Маленькому шаману не терпелось увидеть, что же там "такое".
Наконец, травнику удалось принять порошок, его спина пришла в порядок, и он начал двигаться дальше.
- Ну что там? Что ты видишь? - подпрыгивали от нетерпения Ба Сня и Барбарис.
- Ох, вы сами должны всё увидеть! - донеслось изнутри. - Это что-то невероятное!
- Сокровища?! - спросил Ба Сня, пробираясь внутрь вслед за Барбарисом.
- Красивее! - восхищался А Гератум. - Да влезай живее!
Ба Сня пробирался по узкому лазу с максимально возможной скоростью. Внезапно ноги Барбариса, ползшего перед ним, исчезли, и летописец увидел свет. Не успел он ещё подумать, откуда бы это свет в лисьей норе, как неожиданно потерял точку опоры и свалился с небольшой высоты на каменный пол.

- Какая красота, - оглядывался вокруг Тан.
Друзей окружали мерцающие стены, испускающие неяркое сияние. На них были выложены из драгоценных камней превосходные изображения людей и животных. У стены были стопками сложены книги, покрытые пылью и паутиной - очевидно, очень древние.
- Это библиотека древнего Парящего города, - восхитился Ба Сня. - Мы с вами сделали ценную находку! Нужно немедленно доложить генералу! В этих книгах могут храниться упоминания и о Храме Сумерек!
- Давайте сперва всё осмотрим! - не соглашался уходить Тан. - А какой здесь чистый воздух! Необычно для пещер.
- Если вы не против, - предложил Вань, - я пока схожу в город и расскажу Ся Феню о нашей находке. Пусть он оценит наше открытие. Возможно, часть учёных останется в Парящем городе - восстанавливать эту древнюю библиотеку.
- Сходи, - махнул рукой Ба Сня. - Подумать только, я одним из первых увидел эти книги!.. - и он принялся аккуратно смахивать с томов мусор маленькой щёточкой.
- А лисы здесь нет, - сообщил Тан. - Но там дальше есть другие залы, может, она там прячется?
- Весьма странно, - ответил ему Ба Сня. - Лиса бы не стала жить в этом каменном строении, однако же нору кто-то прорыл!
Барбарис тем временем нашёл на стене изображение такого же, как он, шамана, только высотой в три человеческих роста, и теперь с нескрываемым восхищением им любовался.
Вань улыбнулся и полез в нору. В Парящем городе он хотел рассказать о необычной находке не только генералу Ся Феню, но и Ши Лану, И Пыню и Шень Ло: во-первых потому, что они были друзьями и с ними первыми следовало поделиться, а во-вторых встреча в трактире отменялась и нужно было их предупредить.
Однако первым человеком, которого Вань встретил в городе, был, как назло, Ху Ин.
- Куда торопишься, бродяга? - с наглой ухмылкой преградил он путь Ваню.
- Не до тебя сейчас, а то бы не так потолковали, - хмуро бросил Вань, спеша обойти Ху Ина и отправиться дальше.
- А у меня радость, - продолжал между тем Ху Ин, - и я хочу с тобой поделиться. Моя невеста скоро прибудет сюда и сам император соединит наши судьбы - не многие могут гордиться подобным, верно?
- Иди к дьяволу, - процедил сквозь зубы Вань. - Она не выйдет за тебя, просто не даст согласие.
- Ах-ха-ха, - притворно рассмеялся Ху Ин. - Согласие?! Да кто её будет спрашивать, когда сам император взялся за такое дело! Своим отказом она оскорбит в первую очередь его! А уж Сян Эр не захочет, чтобы из-за её оплошности страдали тётушка и любимый братец..
- И кто же надоумил тебя просить императора о подобной услуге? - нахмурился Вань. - Сам бы небось не догадался!
- Прошение подавали мы с достопочтенной Чжан Цюйинго, - ухмыльнулся маркиз. - Это, между прочим, недёшево обошлось. Но согласие императора получено, и Сян Эр просто некуда отступать! Так что придётся ей жить со мной, долго и счастливо..
- Какой же ты негодяй, - сжал кулаки Вань. - Даже если я и не смогу быть вместе с ней, то от такого мужа, по крайней мере, избавлю. Запомни это, - и юноша прошёл мимо Ху Ина, направляясь к дому своих друзей.

- Да что ты?!..Невероятно! - наперебой восхищались Ши Лан и Шень Ло.
- Вы бы хоть камушки от стен отковыряли, пока генерал не видел, - заметил меркантильный И Пынь.
- Кстати, - вспомнил Вань. - Пойдёмте наконец сообщим Ся Феню!
Втроём они вошли к генералу.
- Я занят, - коротко бросил тот.
- Уважаемый Ся Фень, - начал Вань. - Мы с друзьями нашли старинное здание. Похоже на библиотеку.
- Мне не до того, - отмахнулся генерал. Он проверял списки прибывших и делил их на партии.
- Но это важное открытие! - не сдавался Вань.
- Идите к чёрту! - взъярился генерал. - Я не способен ни о чём слушать, пока не кончу работу!

- Вот досада, - вздохнул Вань, выйдя за порог. - Хотя, погодите..Кажется, у меня появилась идея!
- Что за идея? - полюбопытствовал И Пынь.
- Мы попросим Нелл, чтобы она сама сообщила генералу! Сработать должно безотказно!
Нелл была дома и завивала волосы.
- Ну ма-альчики, подождите полчасика, - махнула она рукой в сторону диванчика. - Посмотрите пока мои свитки.
- Мода..тьфу, - сплюнул И Пынь, отбрасывая взятый было свиток обратно на столик.
- Эх, - вздохнул Ши Лан, присаживаясь на диванчик. - Ты и без завитых волос красивая. А быстрее, чем за полчаса, не управишься? Нас ведь друзья ждут.
- Что вы все понимаете, - возмутилась Нелл, укладывая очередной локон. - Я не могу выйти из дому, ну просто не могу, пока не буду выглядеть идеально! Вы ведь хотите, чтобы генерал меня послушал?
- Да он раньше сам освободится, чем мы к нему придём, - пробурчал И Пынь
..Наконец, причёска Нелл была готова.
- Можем идти, - весело прощебетала она. - Мальчики!..ой, мальчики, вы что, уснули?..
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:57 | Сообщение # 8
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Генерал, вы должны пойти с нами, - заявила Нелл. - Мальчики покажут вам кое-что, что вас заинтересует!
- Мальчики, - поморщился генерал. - Я уверен, меня бы больше заинтересовало то, что показали бы мне вы..
- Ну поднимайтесь, живее! - перебила его Нелл. - Это недалеко!
- Ну что ж, вы меня уговорили, так и быть, - кивнул ей генерал и нахлобучил на голову стоявший в углу шлем. - Ведите.
Едва выйдя за порог, Вань нос к носу столкнулся с Ху Ином.
- Проклятье! - вздрогнул он от неожиданности. - Ты что, подслушивал под дверью?
- Какая неслыханная наглость, обвинять меня в подобном! - притворно возмутился Ху Ин. - Я шёл к генералу ради важной беседы..
- А, маркиз, - кивнул вышедший из дома Ся Фень. - Пойдёмте с нами, и вы по пути расскажете мне, что хотели.
- Но я не могу разговаривать при этих! - брезгливо отмахнулся Ху Ин, особенно презрительно произнеся слово "этих".
- Тогда подождите, пока я освобожусь, - сказал генерал. - И сообщите, что хотели.
- Отлично, - кивнул Ху Ин. - Я проследую за вами и подожду, когда вы завершите это дело.
- Генерал, позвольте, - запротестовал Вань. - Я не желаю, чтобы этот человек шёл с нами!
- Да, прогоните мерзавца! - потряс нагинатой И Пынь.
- Какая вам разница? - удивился Ся Фень. - Давайте скорее, мне сегодня предстоит еще многое сделать.
- Ну что ж, - вздохнул Вань. - Нам во-он к той воронке, - указал он рукой.
- А что с ней такого? - удивлялся генерал, пока они шли. - Яма как яма, я сам видел. Она, кстати, очень не нравится императору: он считает, эта воронка портит пейзаж. Даже отдал приказ её засыпать и устроить на этом месте садик в китайском стиле.
- Ну что ж, я уверен, он передумает, - улыбнулся Вань. - Вот мы и пришли. Поглядите вниз: что вы видите?
- Мне некогда разгадывать загадки, - раздражённо заметил генерал. - Прошу вас, говорите скорее!
- Видите там, внизу, отверстие? - спросил улыбающийся Вань. - Так вот, мы с друзьями считали, что это лисья нора, и Тан пролез внутрь - поглядеть. Однако это оказался проход, ведущий к старинной библиотеке, построенной, очевидно, в те времена, когда ещё стоял Храм!
Генерал, сдвинув шлем на лоб и почёсывая затылок, стоял на краю ямы.
- Ну что ж, это и вправду серьёзное открытие, - согласился он. - Я сам лично осмотрю вашу находку, а затем сообщим императору.
Ху Ин даже изменился в лице от злости.
- Проклятый бродяга врёт! - вскричал он. - Да и что за дело императору до какой-то библиотеки? Ищут-то Храм!
- Помолчите, маркиз, - поморщился Ся Фень. - И подождите нас наверху. Как только я освобожусь, изложите мне ваше дело.
Ху Ин, кусая тонкие губы, злобно поглядел на генерала, однако же ничего не произнёс, только кивнул. Ваню показалось, что подлец тихо прошептал слова проклятия, однако утверждать наверняка он не мог.
Ся Фень принялся спускаться. Вань и И Пынь почтительно поддерживали его под руки, потому что генералу в тяжёлых доспехах было довольно непросто скользить по осыпающемуся склону. Ши Лан и Шень Ло тем временем помогали Нелл: целительница наотрез отказалась остаться рядом с маркизом.
Внизу друзей ждала новая заминка: доспехи мешали генералу пробраться внутрь.
- Я никогда не снимаю своей брони! - возмущался генерал. - Я даже сплю в ней! И нечего думать, чтобы ради какой-то норы..
В конечном итоге общими усилиями генерала как-то протолкнули внутрь, и он с ужасным металлическим лязгом приземлился на пол из твёрдых плит.
- О боги идеального мира! - восхитился Ся Фень, сидя на полу и озираясь. - Это чудесно, чудесно! Император будет весьма доволен!
- Ах, я измазала платье, - расстроилась Нелл, выбравшаяся из земляного тоннеля. - И причёску испортила! Ну вот..
Тан тут же принялся её отряхивать и утешать.
И Пынь поражённо застыл перед изображениями воинов и чудовищ.
- Гляди! - потятул его за рукав шаман. - Большой Барбарис!
Ши Лан и Шень Ло восхищённо оглядывали помещение. Ши Лан провёл пальцем по мерцающей стене, чтобы определить, каким составом она покрыта.
- Это не состав, - с видом авторитета заявил Ба Сня. Это светящийся камень! Чудо, невиданное доселе, сокрытое от нас пылью веков..
- Да, пыли нападало немало, - согласился Вань. - Долго же придётся расчищать эту библиотеку..
- Ну вот что, - наконец заявил Ся Фень. - Я сейчас пойду в Парящий город..
Его слова прервал какой-то сильный шум, доносящийся сверху.
- Что бы это было? - удивился Тан.
- Ах, это прилетели драконы! - хлопнул себя по лбу генерал. - Привезли корзины с гравием, император же хотел засыпать воронку! Ну ничего, без приказания они не начнут. Кроме того, там наверху остался маркиз, он им сообщит, что мы внизу. Помогите мне пролезть обратно, отошлю погонщиков и сразу к императору!
Сверху послышались голоса. Очевидно, погонщики интересовались у маркиза, когда им следует начать работу, приняв его за ответственное лицо.
- Засыпайте немедленно, - с ужасом услышали все слова Ху Ина. - И разровняйте хорошенько, чтобы не осталось и следов воронки.
- Слушаем, господин, - нестройным хором донеслись голоса погонщиков.
- Стойте! - взревел Ся Фень, пытаясь протиснуться в узкий лаз. - Прекратите! Маркиз!! Мерзавец! Какого дьявола? Император тебя за это казнит...
Однако слова генерала были заглушены чудовищным шумом наполняющего яму гравия. И Пынь и Ши Лан вытянули Ся Феня из прохода, иначе бы он тоже оказался засыпан острыми камнями. Ещё секунда - и воцарилась тишина, только один-два камушка упали со стуком на пол. Путь наружу был отрезан.
- Проклятье! Проклятье! - принялся бить по стене генерал. - Подлец, как он посмел! Мы выберемся! Я лично предам Ху Ина позорной казни..
- Увы, - покачал головой А Гератум. - Над нами толстый слой утоптанного камня, и даже инструментов никаких нет. Боюсь, этот путь для нас закрыт.
- Мы погибнем здесь? - ужаснулась Нелл. - Тан, Тан, скажи, что это не так! - и целительница горько заплакала, спрятав лицо на груди Тана.
Тот и сам был готов заплакать, однако собрал всё своё мужество и принялся утешать девушку, гладя её по спутанным локонам.
Ся Фень с нескрываемой завистью глядел на Тана.
И Пынь принялся расчищать тоннель, орудуя нагинатой, однако вскоре признал, что это невозможно, и устало сел на пол, привалившись к стене.
- Ну что ж, - вздохнул Ба Сня. - Главное - не унывать. Мы были только в этом зале: дальше есть и другие. Думаю, нам стоит обследовать их. Может быть, существуют и ещё выходы на поверхность.
- Отличная мысль, - согласился Ся Фень. - Только аккуратнее, может быть, старые своды кое-где осыпаются.
И Пынь, закряхтев, поднялся на ноги. Ши Лан молча подал ему нагинату. Нелл, всё ещё шмыгая носом и утирая глаза, взяла Тана за руку.
- Я пойду первым, - заявил Ся Фень. - Следуйте за мной, и следите, чтобы никто не отстал, - с этими словами он решительно зашагал через залу к резной двустворчатой двери, густо покрытой пылью. Однако даже под слоем пыли были видны чудесные узоры, изображающие зверей и птиц. Дверь была сделана из дерева, окованного металлом. Ба Сня тут же остановился, заявив, что собирается её зарисовать, однако ему не позволили, потащив дальше.
- Во имя науки! - кричал Ба Сня.
- Сперва выберемся отсюда, - уговаривал его Ся Фень, - а потом я лично назначу вас главным в отряде учёных и археологов, которые придут восстанавливать библиотеку..Однако, что это за странный звук?
Все притихли.
"Бомм..бомм..бомм.." - раздалось в тишине.
- Там кто-то есть! - удивился А Гератум. - Может быть, мы найдём помощь?
- Странный звук, - прошептал Ся Фень. - Лишь бы это была не опасность.
- Давайте кто-то сходит поглядеть, - подал идею Ши Лан. - Я, например, могу.
- Я с тобой, - поддержал его Шень Ло.
- Звук доносится оттуда, - указал рукой Ба Сня туда, где коридор сворачивал вправо.
- Ясно, что оттуда, - хмыкнул Тан. - Другого пути и нет.
Ба Сня неодобрительно на него поглядел.
- Ждите нас, - коротко бросил Ши Лан. - Пойдём, Шень Ло.
Воин и маг осторожно, стремясь, чтобы их шаги не были слышны, пошли по коридору. Стены слабо мерцали. Кое-где их украшали давно погасшие, запылённые светильники в форме открытых пастей неведомых чудовищ. Внезапно Ши Лан остановился.
- Ш-ш, Шень Ло! Слышишь этот странный шорох?
- С-слышу, - побледнел маг. - Что это?
- Не знаю, - растерялся воин. Он пригляделся: впереди ничего не было видно, и опять воцарилась тишина.
- Ну и как это называется?! - возмутился Ши Лан, оглянувшись назад. Позади стояли все остальные, смущённо улыбаясь.
- Нам было скучно ждать..
- А вдруг опасность, а вы только вдвоём..
- Мы же тихо.. - принялись хором оправдываться они.
- Ну что за беспорядок, - схватился за голову Ши Лан. Внезапно впереди опять раздались те же странные звуки:
"Бомм..бомм..бомм.."
- Это уже близко! - обрадовался Тан. - А вдруг там сохранились остатки цивилизации? Надо спешить!
- Стой, - прикрикнул на него Ся Фень. - Неизвестно ещё, как-то они нас встретят..
- Это правда, - кивнул Ба Сня. - Но боюсь, у нас всё равно нет выхода, кроме как идти вперёд.
- И то верно, - согласился Ся Фень. - Звук доносится из-за двери, что впереди. Помогите приоткрыть..- навалился он на створки.
- Ы-ых, - принялся помогать ему И Пынь.
Наконец, дверь поддалась и с ужасным скрипом приотворилась. Друзья с опаской переступили порог и в ужасе застыли: в углу, освещённая слабым мерцанием стен, виднелась фигура гигантского человека.

- Кто вы, о незнакомец? - вежливо спросил Шень Ло, приходя в себя.
Исполин повернул к нему лицо, скрытое маской из светло - коричневой кожи. Вместо глаз были чёрные глубокие провалы.
Раздался испуганный вскрик Нелл.
- Я не вижу вас, - печально ответил гигант. Его голос громом пророкотал под сводами. - Я, печальный Бог, обречён на вечное заточение. Кто вы, пришедшие сюда?
- Кхм, - откашлялся Ся Фень, выступая вперёд. - Уважаемый Бог, мы - люди императора Идеального Мира, попавшие в эту библиотеку волей случая и закрытые здесь предателем. Мы ищем выход наружу, к солнцу. Не можешь ли ты нам в этом помочь?
- Ха-ха-ха, - горько рассмеялся исполин, и эхо от раскатов его смеха долго звучало, отражаясь от стен. - Я сам не видел солнца уже тысячелетия..тысячелетия... - прошептал, забывшись, гигант и ударил ладонью по небольшому предмету, на который до сих пор друзья не обращали внимания.
Это был небольшой барабан, сшитый из кожи двух цветов и украшенный золотыми ободами. Именно он и производил те звуки, на которые шёл маленький отряд.
"Бомм...боммм..бомм.." - гулко разнеслось по залу.
- Простите, - вновь окликнул исполина Шень Ло. - Не будете ли вы так любезны поведать нам историю своего заточения? Кто сделал это? Почему вы здесь?
- Ну что ж, - вздохнул гигант. - Я расскажу...
Все мгновенно притихли.
- Давным-давно, когда трава была вечно зелёной и земля не знала снега, когда я был юн и беспечен, боги Идеального Мира возвели диковинный Храм. Они создали его не волшебством, а своими руками, и каждый из них оставил свой след. Я же был мал и только наблюдал за ними..
Тут гигант вновь ударил ладонью по барабану.
- ..прошли века, - продолжил он. - Люди, живущие в этих землях, были самыми счастливыми, и Боги радовались, глядя на них, а они благодарили Богов..Я подрос и сделался Богом Музыкантов, Богом Барабанов. Покровительствуя всем талантливым в музыке людям, сам я умел играть лишь на одном инструменте, - вздохнул исполин, поглаживая кожаный бок барабана. - Но я освоил это дело в совершенстве. Восемь барабанов было у меня, и я мог сыграть на них любую мелодию из тех, что придуманы на небе и на земле.. - горько проговорил он и замолчал.
И Пынь открыл было рот его поторопить, однако Бог продолжил.
- Однажды случилось так, что на Празднике Богов я перебрал молодого сливового вина, в голове у меня шумело, и я решил сыграть так, чтобы меня услышали люди всей земли. Я сделал это из глупости, из желания выглядеть могущественным в глазах своей любимой. И, придя на берег моря, я ударил в барабаны..
Тут, словно в сопровождение своих слов, гигант вновь легонько ударил по туго натянутой коже барабана.
- Но я не рассчитал всей силы, - продолжил он. - От громких звуков моей музыки зaдрожала земля и проснулся подводный вулкан. Я не знал о нём и не желал людям зла, однако даже боги не смогли остановить разбушевавшуюся стихию. Чудесный край исчез с лица земли, погибло множество людей, но что хуже всего, я разрушил Храм Сумерек..За это боги покарали меня...
Тут гигант надолго замолчал.
- Они лишили меня зрения, - наконец, продолжил он. - Чтобы я не видел красоты мира. Они сломали мои барабаны, оставив мне лишь один. И наконец, они заточили меня в подземельях ушедшего под землю, наполовину разрушенного Храма..
- Храма? - удивлённо вырвалось у всех.
- Мы ведь в библиотеке? - неуверенно переспросил Ба Сня.
- Почему это - в библиотеке? - удивился исполин. - Мы с вами находимся в залах Храма Сумерек..
Тут радостный вопль Ба Сня перекрыл бас исполина. Старичок принялся радостно прыгать по зале, высоко вскидывая ноги. Полы его халата развевались, и все увидели панталоны в полосочку.
- Это Затерянный Храм!! И мы его нашли-и! Нашли!! - вопил Ба Сня. С его ноги сорвалась туфля и улетела в дальний угол залы, что несколько умерило его пыл.
- Храм Су-ме-рек! - размахивал руками летописец, прыгая на одной ножке за туфлей.
Бог Барабанов удивлённо повернул голову в сторону старичка.
- Ба Сня всю жизнь мечтал увидеть этот Храм, - пояснил А Гератум. - Теперь счастью его нет предела.
- Скажите, пожалуйста, уважаемый Бог, - спросил между тем Ши Лан. - Неужели нет никакого выхода наружу? Вы ведь такой большой и сильный, неужели не могли расчистить себе путь?
- Дело в том, - вздохнул гигант, - что на мне лежит проклятие Богов. Без своих барабанов я лишён силы, слаб и беспомощен. Более того, я слеп. Боги сказали, что я обречён сидеть здесь до скончания веков, пока не найдётся смельчак, что пожертвует собой ради моего спасения.
- И что же должен сделать этот смельчак? - поинтересовался Ши Лан.
- Видите эту дверь? - указал исполин куда-то в сторону. Там находилась дверь, резко отличающаяся от общего облика Храма: простая прямоугольная дверь из цельного металла. Поверх неё была опущена решётка из толстых прутьев. Всё это было густо запылено до такой степени, что некоторые ячейки решётки были целиком забиты всякой дрянью.
- Боги сказали, - грустно продолжил гигант, - что за этой дверью моё спасение, но также смерть и кровь, и войти в неё смогут лишь те, что добровольно готовы жертвовать собой ради меня.
- О ужас! - воскликнул Тан, глядя на дверь. - А другого пути точно нет?
- А иначе я просижу здесь до скончания веков, - вздохнул гигант.
- Я имел в виду, не для вас, а для нас..для нас нет другого пути наружу? - поправился Тан.
- Пути наружу не было вообще, - хмуро ответил Бог Барабанов. - Я не знаю, что вы имели в виду под "волей случая"..хотя могу догадываться. Если тот путь, которым вы пришли, отрезан, то другого не существует и быть не может, потому что только в одном месте не было каменной стены.
- Мы попали сюда через узкий ход, прорытый в почве, - пояснил Ба Сня. - Теперь он совсем завален. Наших сил не хватит расчистить его.
- Ну что ж, - хмыкнул гигант. - Тогда у вас нет выбора: либо вы останетесь здесь, и мы будем развлекать друг друга беседами (впрочем, недолго, так как еды здесь нет никакой), либо вы попытаетесь пройти уготованные богами испытания. Если у вас получится освободить меня, то даю вам слово, что, обретя силу, я немедленно верну вас туда, откуда вы пришли.
- Еды нет - это плохо, - вздохнул А Гератум.
- Даже если бы вы и не ставили такой жёсткий ультиматум, - сказал гиганту Вань, - всё равно нашим долгом было бы попробовать помочь вам.
- А это и не ультиматум, - вздохнул Бог. - Я и вправду сейчас слабее котёнка и даже если бы хотел, не смог бы вас спасти. Так что всё в ваших руках.
- Ну что ж, - поразмыслив, сказал Ся Фень. - Думаю, что выражу общее мнение, если скажу, что мы согласны войти в эту дверь.
- А..как бы спросить..кто-то уже до нас пробовал туда войти? - поинтересовался Тан.
- До вас здесь побывало двое людей, - подумав, ответил гигант. - Они вошли и больше не вышли.
- А что это были за люди? - спросил Ши Лан. - Воины?
- Нет, обыкновенные люди, - покачал головой исполин. - Они были должниками моего брата, который и прислал их ко мне. Он - Бог Земных Недр - один мог навещать меня в моём уединении. Да ещё зверьки, мои любимцы..
- Зверьки? - заинтересовалась Нелл. - Лисички?
- Откуда вы знаете? - удивился Бог Барабанов. - Это мои глаза и уши там, наверху. Они рассказывали всё, что видели, всё, что столетиями происходило на поверхности земли. Неоднократно они пытались привести ко мне помощь, однако уже потом я узнал, что волею богов явиться ко мне может лишь попавший сюда случайно, по своей воле.
- Да? - недоверчиво хмыкнул Тан. - Мы, между прочим, лисичек искали..
- Но ведь вход вы нашли сами, - пояснил гигант.
- Позовите лисичек, позовите! - принялась клянчить Нелл.
- Ну что ж, - кивнул Бог. - Я позову их. Вы говорите, единственный путь наверх отрезан? Будем надеяться, что мои друзья в тот момент находились здесь, в Храме.
И гигант двумя пальцами принялся выстукивать на барабане какую-то затейливую дробь.
Тут же, как из-под земли, появилась маленькая белая лисица и с нею - резвящиеся лисята. Нелл пришла в состояние крайнего восторга, а её лицо выражало последнюю степень умиления:
- Лисички...
Лиса недовольно покосилась на Нелл и фыркнула.
- Только не нужно их трогать руками, - поспешно предупредил гигант. - Это вам не обычные зверушки, а лисьи боги. Они живут с момента сотворения мира и так умны, что грубое обращение может их оскорбить.
- А я погладить хотела, - огорчилась Нелл. - Ну один разочек, а?..
- Неразумное дитя, - мягким грудным голосом внезапно произнесла лиса. - Боги - не плюшевые игрушки. Не требуй того, что невозможно.
- Мамочки! - попятилась Нелл. - Говорящая лиса!
- Ух ты, - поразился Тан.
- Я должен непременно сделать зарисовку во имя науки! - выхватил из сумки записную книжку Ба Сня. - Это чудесно!.. Поразительно!..
Лиса опустила веки, всем своим видом выражая презрение.
- Зачем ты звал нас, о Бог Барабанов? - спросила она. - Затем, чтобы глупые люди наблюдали нас, как диковинных животных? Это унизительно.
- Я звал вас ещё и затем, - перебил гигант, - чтобы вы рассказали людям о пути, ведущем к моему спасению. Вышло так, что эти путники оказались отрезаны от всего мира. Я могу обещать им свободу в обмен на то, что они в свою очередь освободят меня. Расскажи людям, Белая Лиса, что ждёт их за дверью.
- Я поняла тебя, о Бог Барабанов, - слегка кивнула лиса головой и обернулась к нашим друзьям.
- Эта дверь откроется перед вами, - торжественно произнесла она, - и закроется, когда вы войдёте. Вы не сможете выйти, пока не исполните предназначение... - тут Белая Лиса умолкла.
Все слушали, затаив дыхание, однако лиса молчала.
- А что за предназначение - то? - не вытерпев, выпалил И Пынь.
- Откуда я знаю? - слегка пожала плечами глубоко возмущённая лиса. - Я сказала вам всё, что мне было известно.
- Так мало?! - возмутился И Пынь - А откуда мы узнаем, что нам нужно будет сделать?
- Люди, это не мои заботы, - фыркнула лиса и, не спросив разрешения Бога Барабанов, мгновенно скрылась. Её детёныши последовали вслед за ней. Никто даже не успел заметить, куда они исчезли.
- Ну вот, - кивнул гигант. - Можете отправляться.
- Но что нас там ждёт? - опечалился Ба Сня. - Хотелось бы знать..
- Я думаю, вы сами всё поймёте, войдя внутрь, - ответил Бог Барабанов. - Боги должны были оставить подсказки.
- А как поднять решётку? - поинтересовался Ши Лан. - Где механизм?
- Вам нужно лишь произнести: "Мы готовы войти и принять любые испытания" или что-то вроде того, - пояснил гигант. - Главное, чтобы вы хотели этого совершенно искренне.
- Отлично, - потёр ладони Ся Фень. - Ну-ка все сюда, сейчас будем открывать дверь!
Все подошли к решётке.
- Теперь - хором: "Откройся, дверь, мы хотим войти, чтобы освободить Бога Барабанов, чтобы он, в свою очередь, спас нас и вернул на поверхность."
- Эээ.. - поморщился Тан. - А покороче никак нельзя?
- Покороче..! - возмутился Ся Фень. - Это как, например?
- Слова "откройся" будет достаточно, - мягко заметил Бог Барабанов.
- Ну что ж..- всё ещё сердито произнёс генерал. - И-и, три, четыре..
- Откройся! - нестройным хором произнесли все.
Ничего не произошло.
- Я же говорил! - ехидно заметил генерал. - Этого мало!
- Ах да, - хлопнул себя ладонью по затянутому кожей лбу Бог Барабанов. - Нужно ещё положить ладони на решётку!
- Вот оно что, - проворчал Ся Фень.
- Она грязная, - со слезами в голосе сказала Нелл. - Я не буду её трогать!
- Сейчас протру, - достал из кармана платочек Тан. - Ну вот, здесь можешь взять.
- Готовы? - поглядел на всех Ся Фень. - Барбарис, тоже возьмись за решётку! И-и, три, четыре..
- Откройся! - закричали все.
- Ройся..ройся..ройся.. - отразилось от стен.
С дверью не произошло никаких изменений.
- Что это такое? - возмутился генерал - Что ещё не так?
- Очевидно, кто-то из вас не хотел, чтобы дверь открылась, и просил неискренне, - предположил Бог Барабанов.
Все поглядели на Нелл.
- А что я? Это не я! - запротестовала целительница.
- Тан? - строго спросил Ши Лан.
- А почему сразу я?! - возмутился Тан. - Я между прочим очень храбрый и не боюсь какой-то решётки!
- Хм, - опечалился Ба Сня. - Что же делать?
- А ничего, - вздохнул Бог Барабанов. - Располагайтесь..Вам придётся остаться здесь до тех пор, пока у всех не достанет смелости открыть дверь.

- Дьявол, - пробормотал генерал. - Что ж, подождём.
- Расскажите, пожалуйста, уважаемый Бог, - спросил между тем у гиганта Ба Сня, устраиваясь на полу, - а почему это Храм совершенно не похож на храм? Какие-то коридоры, лабиринты..
- Дело в том, - ответил Бог Барабанов, - что мы сейчас находимся в подземельях Храма. Сюда прежде не было доступа никому, кроме служителей. Здесь выращивали диковинных зверей, что жили при Храме, здесь хранили книги и ценности. Собственно храм был наверху, как раз над нами. Это всё погибло при извержении вулкана..
- Понятно, - поспешил отвлечь гиганта от грустных мыслей Ба Сня, и они погрузились в долгую беседу о некоторых исторических фактах.
Между тем остальные устроились вокруг, как придётся, и занялись кто чем.
- Тан, - прошептала Нелл. - Это не я! Ну, ты понимаешь, о чём я?..Ты веришь, что это не я?
- Верю, - шёпотом ответил ей Тан. - Но это и не я! Веришь?
- Верю! Тан, а что мы будем делать, если она совсем никогда не откроется?..
- Откроется! Между нами говоря, я подозреваю, что тут замешан Барбарис..
Находившийся неподалёку шаман прекрасно расслышал шёпот Тана и взъярился. Через секунду всеобщее спокойствие было нарушено воплями и прыжками Тана, уворачивающегося от огненных шариков Барбариса.
- Ай! - вопил Тан. - Остановите его, он взбесился-я-я!!! По-мо-ги-те!!! Я больше не буду-у..
Наконец Барбарис успокоился, и встрёпанный Тан вернулся на своё место.
- Проклятый коротышка, - проворчал он.
Нелл сочувственно погладила Тана по руке:
- Наверное, это и не Барбарис.
- Это не Барбарис! - негодующе булькнул малявка. - Барбарис - герой!
- Ну конечно, конечно, - хлопнул шамана по плечу Вань. - Конечно, герой.
Барбарис надулся от гордости.
Вскоре разговоры утихли, и маленький отряд погрузился в мрачное молчание.
- Что-то я проголодался, - опечаленно заметил А Гератум. - Если мы посидим так ещё час - другой, у меня не хватит сил даже на то, чтобы подойти к решётке.
- Я тоже не прочь перекусить, - злобно заметил И Пынь. - А мы вместо этого сидим здесь из-за какого-то труса...
- Не стоит сердиться, мой друг, - попытался Шень Ло успокоить голодного товарища. - Я думаю, скоро всё образуется..
- Дыра в желудке у меня образуется, вот что! - проворчал И Пынь.
Ши Лан тоже был недоволен образовавшейся ситуацией и разглядывал всех, прищурившись. Очевидно, он пытался вычислить, из-за кого не поднялась решётка.
- Ну что вы все так смотрите?! - с досадой закричал Ся Фень, вскакивая на ноги. - Ну я это, я!! Да, это я струсил! И что?!
Все ожесточённо поглядели на него.
- Не смотрите на меня так!!! - взмахнул руками генерал. - Я двадцать лет занимаюсь исключительно бумажной работой! Нервы ни к чёрту! Не откроется эта дверь никогда, не хватит у меня духа..
- Духа не хватает, говоришь? - поднял бровь А Гератум. - У меня с собой (вот совпадение!) случайно есть отличная микстура духа! Если я не допил..где же она была, - принялся копаться в сумке травник. - А, нашёл! Держи!
Генерал схватился за бутылочку, как за последнюю надежду, и мгновенно проглотил содержимое залпом.
- Ааа!!! - тут же раздался жуткий вопль. - Это же спирт!!!
- Что значит "это же спирт"?! - оскорбился А Гератум. - Конечно, спирт..Зато сейчас подействует, и мы откроем дверь.
- Пока оно как-то странно действует, - обеспокоенно заметил Вань, глядя на нарезающего круги генерала.
- Аа!! Жжёт!! Я горю изнутри! - вопил Ся Фень. - Дайте, чем запить!
- А за этой дверью наверняка нас ждёт накрытый стол, - вкрадчиво предположил А Гератум. - Не станут же боги посылать испытания на голодный желудок?..
- Ау-у-у! - завывал генерал.
- Там наверняка есть и сок, прохладный такой..яблочный или там апельсиновый, слегка кисленький, - вошёл во вкус А Гератум.
- Яаа! - оттолкнул его генерал, кидаясь к решётке. - ОТКРОЙСЯ! - заорал он, вцепившись в неё и тряся. - Откройся, дьявол тебя подери!
- Мы все ведь тоже должны..-начал Ши Лан, но не успел договорить. С ужасным треском решётка подалась, выворотив несколько камней из стены, и упала, накрыв собою генерала.
- Ся Фень! Генерал, вы целы? - обеспокоились все, бросившись снимать с неподвижного тела тяжёлую решётку.
- Цел..- пробормотал покрытый мусором и каменной крошкой генерал, обводя всех осовелыми глазами. - А сок..где сок?
Все поглядели на дверь. Она вдруг медленно, без звука приотворилась.
- Бульбуль..-растерянно промямлил Барбарис.
- Что произошло? Дверь открылась? - обеспокоенно спросил слепой Бог.
- Ка-ка-кажется, открылась, - испуганно ответил Тан. - Как-то она подозрительно открылась..И мы ещё немного сломали решётку.
- Сломали решётку? - удивился гигант. - Как?!
- Мы вам расскажем потом, - пообещал Ши Лан. - Сейчас, я думаю, нам следует наконец войти.
- Ну что? Вперё-ёд! - прорычал И Пынь и, выставив нагинату, устремился в полуоткрытую дверь, безжалостно её толкнув. Дверь распахнулась, с чудовищным лязгом стукнув о стену, и все как один поглядели внутрь.
Там был коридор, самый обычный, и светильники на стенах. Старые и пыльные.
- Тю-у-у.. - протянул Тан, переступая вслед за И Пынем порог. - Вот скука-то..входите, - обернулся он. - Здесь ничего страшного. Пока.
Нелл, стуча каблучками, подбежала к Тану и взяла его под руку.
- И вовсе не страшно, - заявила она.
- Прощайте, - поклонился исполину Ба Сня, - или, вернее, до свидания. Мы скоро вернёмся, не теряйте надежды!
- Бульбуль! - взмахнул шапочкой в прощальном жесте Барбарис и устремился в глубину коридора, догонять Ваня и Тана.
- А стола-то накрытого и нет, - опечаленно протянул генерал, последним переступая порог. А Гератум на всякий случай поддерживал его под локоть.
Тут дверь так же бесшумно закрылась сама собой, и в коридоре стало темно, хоть глаз выколи.
- А здесь стены не светятся! - раздался откуда-то голос Ваня.
- Ах! - испуганно воскликнула Нелл. - Нет ли здесь мышей? Я безумно боюсь темноты и мышей!
- Барбарис! - позвал Ши Лан. - Огонь зажги, а?
- Барбарис уронил посох! - обеспокоенно донеслось откуда-то снизу.
- Ты же и без посоха зажигал огонь, - с досадой в голосе заметил Ши Лан.
- Уииии! - внезапно пронзительно завизжала Нелл. - Мышь, мышь!
Раздался звук, будто каблуком попали во что-то мягкое, и вслед за тем вопль Барбариса.
Тут огненная вспышка на короткую долю секунды ослепила всех, и затем снова стало темно. Затем ещё одна вспышка пролетела вдоль стены, и один из древних светильников зажёгся. Поскольку он был покрыт пылью и паутиной, то трещал и чадил, но всё же стало возможным разглядеть окружающую обстановку.
Тан держал на руках дрожащую и всхлипывающую Нелл, а внизу, у его ног, сидел Барбарис с заплывающим глазом.
- Ты чего, покалечила Барбариса? - удивлённо спросил Тан, опуская Нелл на землю.
- Я..я думала, он - мышь, - со слезами в голосе ответила Нелл, склоняясь над маленьким шаманом. - Сейчас я всё поправлю, я же целитель! Прости меня, Барбарис..
- Барбарис искал посох! - сердито ответил коротышка, ощупывая свой глаз.
- Сейчас, - и Нелл зажмурилась, положив руки на голову Барбариса. Словно мягкий сияющий свет окутал шамана.
- Барбарис видит звёздочки! - обрадовался тот.
- Видать, крепко она его, - прошептал А Гератум, толкая локтем Ба Сня.
- Ну, вот и всё, - заключила, поднимаясь, Нелл. - Не болит?
- Не болит! - обрадовался шаман, широко открывая один глаз и жмуря другой. Затем он повторил то же самое с другим глазом, от усердия приоткрыв рот.
- Вот и твой посох, - протянул Барбарису Вань его сокровище. - Поднимайся, если всё в порядке, и пойдём дальше.
Шень Ло зажёг ещё один светильник так же, как и первый. Все огляделись.
- И куда нам идти, спрашивается? - непонятно у кого спросил И Пынь.
Коридор шёл прямо, а затем уходил в темноту.
- Будем зажигать светильники, - сказал Ши Лан. - Благо их на стенах предостаточно.
Вань посадил Барбариса на плечо, и они пошли дальше. Шень Ло зажигал все светильники по левой стороне, а маленький шаман - по правой. С плеча Ваня ему было очень удобно дотягиваться.
Так маленький отряд шёл около пятнадцати минут, однако конца - края коридору не было видно. Все молчали, и лишь звуки шагов и треск светильников нарушали тишину. Да ещё, пожалуй, страдающий икотой генерал.
- Глупая затея! - сердито сказал И Пынь. - Тоже мне испытание! А если этот коридор тянется на трое суток пути под землёй?
- Не беспокойся, - похлопал его по плечу Ба Сня. - Боги знали, что делают.
- Да какие боги! - раздосадованно стукнул по стене древком нагинаты воин. - За пару - тройку тысячелетий им наверняка надоело торчать в затхлом коридоре, ожидая, что кто-то придёт.
- А они и не сидели, - вмешался Ши Лан. - Я лично считаю, что сейчас, когда мы вошли, сработал какой-нибудь механизм и боги были оповещены...
- А никто не забывает, что мы сюда вошли, сломав решётку? - ехидно поинтересовался И Пынь. - Мы вообще сюда как-то нелегально попали! И всё сломалось и ничего не сработает и мы здесь останемся навеки..
- Ах! - внезапно вскрикнула Нелл. - Там впереди человек!
- Стойте! - скомандовал Ши Лан. - Подождём незнакомца, узнаем, кто он.
По коридору быстро приближался кто-то, очевидно, с факелом в руке, потому что его фигура была хорошо освещена. Но уже через пару секунд, когда незнакомец оказался ближе, все в ужасе вскрикнули. Свет исходил вовсе не от факела - сам человек горел. Его обуглившиеся конечности были кое-где перемотаны горящими бинтами. Местами тело сгорело до костей. Безгубый рот был растянут в ужасной, вечной улыбке. Удушливая волна смрада и запаха горящей плоти наполнила коридор.
- Не приближайтесь! - угрожающе закричал Ши Лан, держа перед собой мечи. - Стойте, если вам дорога жизнь!
- Оно вряд ли живое, - растерянно пробормотал И Пынь, выходя вперёд и держа нагинату наготове. - О боги, что это за..
Горящая фигура остановилась в нескольких шагах от Ши Лана и вопросительно склонила голову набок.
- Мы..мы пришли помочь Богу Барабанов! - торопливо заговорил наставник. - Мы не знаем, в чём суть испытания! Может быть, вы..
Из горла пылающей мумии вырвался хриплый клекот, и она бросилась на Ши Лана, метя крючковатыми обгоревшими пальцами в лицо.
- А-а! - отшатнулся воин, пронзая горящую фигуру мечами. Однако это не остановило странного врага, и он всё так же яростно тянулся к Ши Лану. И Пынь взмахнул своей нагинатой ещё и ещё, но создание казалось абсолютно неуязвимым. Топоры Ваня отбросили мумию к стене, но не нанесли никаких видимых повреждений.
- Помогите-е! - завизжала Нелл.
И тут Шень Ло сделал круговое движение чакрамом, заключая создание в столб воды. Повалил пар, и горящее тело осело на пол.
- Уф, - поддел лезвием нагинаты мокрые останки И Пынь. - Кости и тряпки. А живучий, гад! Металл его не брал.
- Чуть сердце не остановилось, - жаловался Ба Сня травнику. - Давай по глоточку твоей настоечки, а?
- Это дело хорошее! - оживился А Гератум. - Друзья, - обратился он к отряду. - Кто составит нам компанию?..
 
Sha-a-DirДата: Среда, 21.03.2012, 23:59 | Сообщение # 9
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- В-видал отча-аянный..ик! герой, - нестройным хором пели Ба Сня и А Гератум, обнявшись.
- Немало-о пе-ередряг..- вторил им И Пынь.
- Он па-абеждаал мечом поро-ой, - подключились Тан и Нелл.
- Паро-ою про-осто та-ак! - завершили они куплет все вместе.
- Что-то коридор по спирали закручивается - вот нечего было делать мастерам, - глубокомысленно заметил Ши Лан, шагая под руку с И Пынем, и они продолжили петь:
- Войдя-а однажды-ы в тё-омный лес..
- Где жи-и-ил оди-ин дракон! - тоненько затянул Барбарис.
- Като-орый крал и ел принцесс..ой, - басом проревел Ся Фень.
- Не ис-спуга-ался он!! - грянули все.
- Глядите, там снова две..двери, - указал, покачиваясь, А Гератум.
- Две двери? - переспросил Ши Лан, приглядываясь.
- Три двери! - махнул рукой Шень Ло, при этом чуть не загремев на пол.
- Д-да то одна, то три, - приложился к бутылочке Ба Сня.
- Одна дверь! - возмущённо булькнул трезвый Барбарис, но его заглушил нестройный хор:
- Геро-ой воскли-икнул: "Вы-ха-ди-и..
- Тебя не по-ощажу-у! Ай! - споткнулся И Пынь.
- Я ста-аль меча-а к твае-ей груди-и
Приставлю и сражу-у", - сорвался на визг голос Ба Сня.
- П-пастойте..ик! - состроил гримасу Ши Лан. - Я первый..тук-тук!
- Да з-заходи уже, - толкнул его И Пынь. Створки под весом двух тел распахнулись, и воины ввалились в какую-то комнату. Все, шатаясь и спотыкаясь обо всё что можно, последовали за первопроходцами.
- Ну что, пожаловали, герои? - ласково прозвучало откуда-то слева. Все обернулись на этот голос (или попытались обернуться, насколько им позволяло положение).
В углу на мягких подушках под небольшим персиковым деревом сидел очень толстый улыбающийся человек. Все его черты и даже складки одежды, казалось, излучали доброжелательность. Перед ним на низеньком столике было разложено бесчисленное множество различных яств, и две девушки со скрытыми лицами прислуживали этому странному человеку.
- Ну что же вы, - махнул он пухлой ручкой, - пожалуйте к столу!
По мягкому красному ковру, заглушающему шаги, друзья подошли и сели рядом с незнакомцем.
- П-прастите, - вгляделся в лицо человека Ши Лан. - А вы сопсна кто буите?
- Ах-ха-ха! - мелодично засмеялся толстяк, и всё его тело затряслось от смеха. Рукой он провёл по своей холёной бородке. - Прошу меня простить! Я забыл представиться. Я - Бог-привратник!
- Одни боги, - икнул И Пынь. - А имян..имён у вас нет?
- У Богов, конечно же, есть имена, - расплылся, лучась добродушием, толстяк, - но людям о том знать не следует: имена используются лишь в кругу богов. Вы кушайте, кушайте! - ласково оглядел он всех.
Никому не пришлось повторять дважды. Все с аппетитом набросились на еду. Девушки - служанки то и дело уносили пустые блюда и приносили всё новые лакомства.
- Как удивительно, что персиковое дерево растёт в закрытом помещении, - изумился А Гератум.
- Волшебство, аха-ха-ха! - рассмеялся толстяк. - Цветы у меня тоже растут!
- А вот скажите, - пробормотал И Пынь, отрываясь от жареной утки, - Нас сюда послал Бог Барабанов..
- О деле потом, мой милый мальчик, - рассмеялся Бог-привратник. - Сперва вы покушаете как следуе и отдохнёте, мои дорогие! У меня так давно не было никаких гостей!
Наконец с обедом( или ужином, что всё равно - под землёй не было солнца) было покончено, и Бог -привратник повелел своим служанкам отвести гостей в комнату отдыха. Там стояли мягкие диваны, пол был покрыт прекрасным толстым ковром, затканным узорами. Повсюду в живописном беспорядке были разбросаны шёлковые подушки с кистями. Ся Фень тут же рухнул на ближайший диван и захрапел. Остальные же поблагодарили гостеприимного хозяина и принялись устраиваться на ночлег (или послеобеденный сон).
- Можно ещё и эту подушку? - спросил Тан у Шень Ло.
- Ты и так все подушки для своей Нелл собрал! - возмутился И Пынь, выхватил у него подушку и улёгся на неё сам.
- Мне вовсе и не нужно столько подушек! - утверждала Нелл откуда-то из-под потолка. - Я высоты боюсь!
Наконец, все устроились, как им было удобно. И Пынь и Ши Лан сразу уснули.
- Дорогой друг, что ты думаешь по поводу всего происходящего? - толкнул Ба Сня травника.
- М-м..хрр..ммфф, - повернулся на другой бок А Гератум.
- А нас всё - таки накормили, - довольно заключил Тан, поглаживая живот.
- Да, - озабоченно произнесла Нелл. - А я забыла посчитать калории и превращусь в корову..
- Бульбуль..- довольно расплылся на мягкой подушке Барбарис. - Бульб..буль..- и маленький шаман уснул.
- Нелл, - прошептал Тан, убедившись, что все вокруг уснули. - Нелл!!
- Чего тебе? - сонно протянула целительница.
- Нелл! Я давно хотел тебе сказать, что..в общем, ты самая прекрасная и..Нелл, ты что, спишь? Ну что за невезение-то! - с досадой стукнул по подушке Тан, улёгся поудобнее и попытался уснуть.
Однако сон не шёл к нему.
- Наверное, я съел за обедом слишком много солёного, - бурчал Тан, вертясь с боку на бок. - Чёрт знает что! И пить хочется..
Он встал тихонько, чтобы никого не потревожить, прошёл мимо тел спящих друзей.
- Там наверняка остался сок, ну, или водичка, - рассуждал Тан. - Попрошу налить мне стаканчик.
Он подошёл к дверям комнаты, в которой пировал Бог-привратник. Оттуда доносились голоса.
- Не буду мешать чужому разговору, - решил Тан. - Я подожду здесь..- и он приник ухом к двери.
- ..храбрецы! Они думают, что справятся! - послышался уже знакомый смех Бога-привратника.
- Как прикажете поступить с ними? - холодный, пустой, незнакомый голос.
- А-ха-ха! - заливался толстяк, как тысяча колокольчиков. - Отправлю их в комнату с ловушками!
- Те двое, что приходили прежде, вы помните, справились и вышли невредимыми, - возразил второй голос.
- Ну тогда твои солдаты просто убьют их, ха-ха-ха, - Бог-привратник был так доволен, как будто сказал потрясающе смешную шутку.
- Но Боги приказали, чтобы мы..
- Молчать! - прошипел Бог-привратник. Кажется, впервые его голос утратил своё добродушие и стал злым и холодным. - Не смей упоминать Богов! Мы пожертвовали жизнью там, в их кругу, ради мести! Им никогда не спасти..
Тут Тан услышал лёгкие шаги за спиной. В ужасе он обернулся.
Рядом с ним стояла девушка-служанка. Маска скрывала всё её лицо, и поэтому не было видно, какие эмоции оно выражает.
- Тебе нельзя находиться здесь! - прошептала она и вдруг оттолкнула остолбеневшего юношу к стене. Створки двери распахнулись, и Тан оказался спрятан между одной из них и стеной. Отсюда ему была видна тень девушки на ковре. Тень присела в глубоком поклоне.
- Ах-ха-ха! - прозвучал совсем рядом смех толстяка. - Моя милая, принеси-ка нам чего-нибудь выпить и закусить! Ну, ступай, ступай..
Девушка ещё раз склонилась в поклоне. Тем временем дверь закрылась и Тан, облегчённо выдохнув, с любопытством поглядел на служанку.
Та схватила его за рукав и потащила прочь.
- Эй, постой! - попытался освободиться юноша. - Куда ты меня тащишь? Что вообще здесь происходит?
Они миновали комнату для гостей, миновали библиотеку, у стен которой стояли старинные чудесные шкафы с книгами. Оставили позади залу с роялем и массивными подсвечниками, что были увенчаны оплывшими свечами.
Наконец они остановились перед узкой простой дверью. Служанка распахнула её и столкнула Тана внутрь.
- Ай! - споткнулся обо что-то юноша. В этом помещении было ужасно темно.
Девушка так же молча зажгла светильник в углу, и Тан увидел, что находится в помещении для слуг. Маленькая каморка с низким потолком освещалась одним - единственным светильником. У стен стояли две узкие кровати, убранные строго и просто. Посреди комнаты стоял небольшой стол, и за ним сидела вторая девушка-служанка. Первая подтолкнула Тана к столу.
- Садись! - коротко приказала она.
- Я ничего не слышал! - принялся отбиваться Тан. - Я ничего не..На помощь! - внезапно заорал он, но его тут же обхватили сильные ручки девушки и закрыли ему рот.
- М--мы! - пытался вырваться Тан, уверенный, что сейчас его зарежут.
- Успокойся! - зашипела ему в ухо девушка. - Успокойся и сядь!
Тан слегка пришёл в себя и, справедливо рассудив, что если бы его хотели убить, то уже убили бы, кивком дал согласие молчать, вслед за чем был отпущен и уселся на табурет.
Девушка села рядом с ним, и обе служанки принялись молчаливо озирать Тана.
- Ну что это такое?! - поёжился тот. - Не молчите на меня так, мне не по себе! Дайте лучше водички человеку. Я, собственно, за водичкой-то и шёл.
Девушка молча налила стакан воды и подала Тану.
- Спасибо, - кивнул тот и принялся пить, сперва подозрительно принюхавшись. Знакомство с А Гератумом отучило Тана пить незнакомые жидкости залпом раз и навсегда. - Ну, может, теперь вы скажете, что здесь происходит и зачем я вам нужен? - поинтересовался он у девушек, глядя поверх стакана.
Служанки переглянулись. Затем та, что сидела за столом, когда Тан вошёл, медленно подняла руки к лицу и сняла маску.
К удивлению Тана, она оказалась зрелой женщиной, но её тёмные волосы и стройная фигура могли ввести в заблуждение кого угодно. Затем по её знаку вторая служанка также сняла маску и оказалась совсем молоденькой зеленоглазой девушкой - даже младше Тана.
"Какая она сильная, однако", - подумал юноша про себя, вспоминая, как крепко держала его девушка.
- Слушай внимательно, незнакомец, - произнесла женщина. - Вы пришли сюда - и вы обречены..
- Неплохое начало! - хмыкнул Тан.
- Пожалуйста, не перебивай..- поморщилась служанка. - Я помогу вам, насколько это в моих силах..
- Ах, меня ждут! - спохватилась молоденькая служанка. - Нужно в кладовую! - и она вихрем унеслась прочь.
Старшая служанка неодобрительно покачала головой.
- Расскажи, незнакомец, как тебя зовут, откуда ты и как вы сюда попали? - спросила она.
- Меня зовут Тан, - представился юноша. - Мы с друзьями жили наверху, в другом мире..
- Тан? - переспросила женщина. - Я тоже жила наверху..когда-то..Но продолжай.
- Так вот, - почесал затылок Тан. - Случайно мы попали в развалины Затерянного Храма и оказались отрезаны от внешнего мира: подлец Ху Ин приказал завалить ход..но, впрочем, это не столь важно. Мы встретили Бога Барабанов, который пообещал, что вернёт нас наверх, вот только сперва нам нужно помочь ему. Что от нас требуется, никто не смог внятно обьяснить, сказали только - войти в дверь. Мы и вошли. Тут встретили толстяка..
- Теперь слушай меня, - положила на плечо Тану руку женщина. - Это ловушка. Её устроили Бог-привратник и Бездушный Бог. Там, наверху..
- На земле? - перебил Тан.
- На небе! - строго ответила женщина. - Боги и не подозревают, что здесь происходит..
- А что? - с любопытством спросил юноша.
- Где-то здесь хранится шкура змеи, из которой, по легенде, нужно сшить семь барабанов. Тогда к Богу Музыки вернётся сила и он сможет вновь войти в круг богов. Но вышло так, что в привратники напросился негодяй, питавший самую жгучую, самую непримиримую ненависть к Богу Барабанов. И у Бездушного Бога тоже были какие-то счёты с ним, поэтому эти двое поклялись мешать всем приходящим на выручку к Богу Музыки. Шкура змеи спрятана где-то так надёжно, что за двадцать лет своей службы тут я ни разу о ней не слышала. Вас тоже убьют, а девушка, что пришла с вами, станет третьей служанкой, если ты откажешься слушать меня.
- Я согласен слушать! - испуганно пробормотал Тан.
- Предупреди друзей, только осторожно, - сказала женщина. - Вы не должны никаким образом показать, что догадываетесь о грозящей вам опасности..
- А вот и я! - с шумом вернулась молоденькая служанка, плюхаясь на стул и сдёргивая маску с раскрасневшегося лица.
- Ан Цзин! - укоризненно покачала головой женщина. - Как ты себя ведёшь..
- Я больше не буду, мама! - умильно поглядела на неё девушка. - Я всё прослушала, да?
- Гм, - переводил взгляд с одной служанки на другую Тан. - Так вы мать и дочь! А я и не догадался..
- Некогда говорить о посторонних вещах, - сухо отрезала женщина. - Завтра Бог-привратник поведёт вас в комнату-лабиринт. Он скажет, что в конце него вы найдёте змеиную шкуру, но не предупредит о ловушках.
- А какие там ловушки? - спросил Тан.
- Внимательно глядите на узоры плиток, - сказала женщина. - Не наступайте на плитки с зелёными кругами, и на плитки с синими квадратами - тоже..Но главная опасность ждёт вас в конце.
- Что же там будет? - поинтересовался Тан.
- Воины Бездушного Бога..- с горечью прошептала женщина, очевидно, что-то вспоминая, и по её лицу скатилось две слезинки. Затем она взяла себя в руки и продолжила:
- Никакой шкуры там нет и в помине. Вас будет ждать отряд мёртвых солдат Бездушного Бога..
- Горящие люди? - вспомнил Тан. - Их можно убить магией воды!
- Горящие кто? - удивлённо спросила женщина. - Нет! Не горящие, закованные с ног до головы в металлические латы мёртвые воины. Наверное, их можно отправить в небытие с помощью меча или топоров, но тогда, двадцать лет назад, мы не ждали их..- тут служанка закрыла лицо руками.
- Кто - вы? И что случилось двадцать лет назад? - бестактно спросил Тан.
- Уходи прочь! - внезапно закричала женщина, в ярости привстав за столом и открывая залитое слезами лицо. - Прочь!..
Девушка тут же схватила недоумевающего Тана за шиворот и выволокла из комнаты.
- Обьясни хоть ты мне, что всё это значит? - спросил Тан у молоденькой служанки. - Что..
- Примерно двадцать лет назад (а если точнее, то семнадцать) эти воины убили моего отца, - объяснила Ан Цзин. - Мать схватили и заставили прислуживать Богу-привратнику. Вскоре родилась я. Я выросла здесь, под землёй. Я никогда не видела солнца! - округлила глаза девушка. - Расскажи, какое оно, прошу тебя! Мать не любит вспоминать о верхнем мире, потому что эти воспоминания неизбежно связаны с моим погибшим отцом.
- Ну, какое..- протянул Тан. - Ну обычное, жёлтое. На закате оно красное, а на рассвете розовое. Ещё есть луна: она белая..
- Тише! - внезапно прервала его девушка. - Кто-то идёт!
- Тан! - раздался в тишине голос Ваня. - Тан, где ты?
- Это мой друг, ищет меня, - обьяснил юноша. - Эй, Вань, я ту-ут!
- Наконец-то! - обеспокоенно произнёс Вань, подходя. - Я уж думал, что-то случилось..
- Да ничего серьёзного. Пока, - добавил Тан. - Это вот..- обернулся он к девушке. Но той и след уже простыл.
- Что-то потерял? - спросил Вань.
- Ты видел здесь девушку? Куда-то пропала..- изумился Тан. - Эй..
- Ну-ка пойдём, - положил ему руку на плечо Вань. - спросим у нашего травника, чем лечатся алкогольные галлюцинации.
- Да я не брежу!..- отбивался Тан, которого Вань тащил по коридору. - Она была! Была же она!..
- Ух какой упрямый, - взял Вань друга под мышку. - Ну ничего, сейчас мы тебя..А Гератум!..Эй, А Гератум!..

- Послушайте, я не вру! - возмущённо шептал Тан.
- Наверное, слишком много выпил, - цокнул языком А Гератум. - От этого бывают галлюцинации..
- Ах так?! - возмутился Тан. - Ну, тогда..тогда запомните: если Бог-привратник отведёт нас в комнату-лабиринт, где на полу будут плитки с зелёными кругами и голубыми квадратами, тогда обещайте взять свои слова назад!
- Ха-ха, - засмеялся Ба Сня. - В этом старинном месте не может быть плитки с геометрическими орнаментами, уж в этом ты мне поверь! Геометрия вошла в моду гораздо позднее..
- А я согласен поверить, - кивнул Ши Лан.
- А я и сейчас верю! - воскликнула Нелл. - Уж слишком неприятный этот привратник..
- Ну что ж, пойдём к нему и сообщим, что готовы к испытанию, - поднялся Ся Фень.
Все поднялись и вышли, направляясь в залу, где круглые сутки напролёт пировал толстый бог. Он и сейчас сидел там и кушал устричный паштет. Служанки с закрытыми лицами подливали вино в его большой бокал.
- Ах-ха-ха! - встретил гостей смехом Бог-привратник. - Ну что, мои дорогие? Отдохнули? Как спалось?
- Отлично и замечательно, - поклонился Шень Ло. - Вы великий мастер принимать гостей..
- Ха-ха-ха, - обрадовался бог. - Ну, а к испытанию готовы?
- Готовы, - ответил за всех Ся Фень.
- Ну вот и прекрасно, вот и прекрасно..- засуетился толстяк. - Всего-то вам нужно пройти простенький лабиринт, в котором спрятана шкура змеи..
- Лабиринт? - хмыкнул И Пынь. - Надо же..
- ..как просто! - перебил его Ши Лан. - Такое простое задание! Отчего же Бога Барабанов не спасли раньше? Он говорил, уже кто-то пытался..
- Да, - наморщил лоб, будто припоминая, Бог-привратник. - Были какие-то двое, но они отказались, и я их отпустил. А богам в лабиринт не положено, а то бы я и сам..- пустил слезу толстяк.
- Куда это вы их отпустили? - с недоверием спросил Ши Лан.
- Ну куда-куда, - закудахтал Бог-привратник, - обратно, откуда явились..
- Но разве на двери не лежит заклятие, не выпускающее не прошедших испытание? - спросил Ба Сня.
- Какое заклятие, какое? - глазки толстяка испуганно забегали. - Вышли они..вышли! И не возвращались! А бедный Бог Барабанов томится там, ждёт спасения..
- А вы разве не могли его навестить? - спросил Шень Ло. - Он сидит в холодной комнате на каменном полу, без еды, без общения..
- А вот не мог! Я не мог! - всплеснул ручками Бог-привратник. - Меня дверь не выпустит! Я тут посажен, в неволе, в своём роде..Мне тоже не выйти, пока мой бедный товарищ томится в подземельях. Ах, я несчастный..
- Хм-да, - хмыкнул Ши Лан. Несчастным толстяка назвать было сложно: он жил в самой шикарной и роскошной обстановке, какую только можно вообразить. Любая еда появлялась на столе по его желанию. В комнатах были искусно устроены цветники. У стола цвело роскошное персиковое дерево, наполняя воздух дивным ароматом. Но, может быть, по сравнению с прежней жизнью в Землях Небожителей это всё было ничто?..
- Ну так что же мы стоим? - подтолкнул гостей толстяк. - Вперёд! Вперёд?..
- Да, конечно, ведите нас, - вздохнул Ся Фень.
- А оружие вы можете тут оставить, ха-ха-ха, - рассмеялся Бог-привратник. - Зачем оно вам?
- Э-э, - прижал к груди нагинату И Пынь. - Я б оставил, да вот было у меня давеча растяжение связок, так что я того..опираюсь на неё заместо палки.
- А у меня, - вставил Ши Лан, - нарушена координация движений. В общем, если отвяжу от пояса мечи, упаду и всё.
- А я..- замялся Вань. - А я не буду оставлять топоры: это, говорят, плохая примета. Они без хозяина тупятся..
- А я чакрамом бреюсь! - прижал к груди свой диск Шень Ло. - И гляжусь в него вместо зеркала..
- Не отдам палочку! - злобно выразил свою мысль Барбарис. - Палочка - моя!
- Ну что ж, - даже перекосился от злости Бог-привратник (впрочем, так ненадолго, что никто и не заметил). Тут же лицо его обрело прежнее выражение.
- Пожалуйте за мной, ха-ха-ха! Я открою для вас лабиринт!
Все побрели за толстяком, с недоверием озирая его трясущуюся спину. Они миновали один коридор, второй, и наконец Бог-привратник отпер какую-то дверь.
- Пожалуйте! А-ха-ха!.. - закатился он. - Желаю вам..ха-ха..удачи!
И он громко захлопнул дверь, повернув в замке ключ.
Но никто не обратил на это внимания: все глядели на пол. Там среди прочих плит попадались и такие, о которых говорил Тан.

- Что за..вот удивительно! - воскликнул Тан. - Да ведь мы вышли там же, где и вошли!
И действительно, выход и вход в комнату - лабиринт располагались рядом.
- Как тихо, - прошептал Шень Ло.
- Темно, - заметил маленький шаман, указывая лапкой на единственный тускло горящий и чадящий светильник. - Барбарис зажжёт огонь?
- Ш-ш, - указал рукой в темноту А Гератум. - Там что-то движется!
Бряцая доспехами и придерживаясь за стену, прихрамывая, приближалась какая-то фигура.
- Это мёртвый воин! - воскликнул Вань, замахиваясь топорами.
- Стойте! Я не враг! - неожиданно вскинул руки незнакомец. Вань опустил топоры.
- Я не враг, не враг, - бормотал человек, снимая шлем. Лицо и руки его были так грязны и от него шёл такой отвратительный смрадный дух, что немудрено было спутать его с мертвецом.
- Кто вы? - спросил Ши Лан.
- Я знал..я знал!.. вы придёте, придёте.. - бормотал человек, хватая за руки то одного, то другого и всем заглядывая в глаза. - Я надел доспехи..сбежал..я слышал от него, что вы уже здесь..
- Ах, - поморщилась Нелл. - Вот ещё сумасшедший какой-то!
- Успокойтесь, - протянул А Гератум бутылочку. - Вот, выпейте сперва..
Зелье травника оказало потрясающий эффект: незнакомец пришёл в себя.
- Вам нужна шкура змеи, и я знаю, где она, - сказал он, проведя рукой по своему грязному, изборождённому морщинами лицу. - Пойдёмте за мной, только нужно скорее, скорее! Он заметит моё отсутствие..
- Бога ради, кто вы? - спросил Ся Фень. - Откуда вы здесь?
- Моя жена.. - взгляд незнакомца вновь потерял осмысленность. - Вы видели мою жену?
- Постойте! - догадался Тан. - Вы говорите о служанке Бога-привратника? О темноволосой женщине, которая потеряла мужа? Она считала вас убитым.
- Имя!.. - прохрипел оборванец. - Как её имя?
- Я и не спросил, - пожал плечами Тан. - Но её дочь зовут Ан Цзин.
- Как вы сказали? - вцепился костлявыми пальцами в запястья Тана незнакомец. - Дочь? У неё родилась дочь?
- Успокойтесь, успокойтесь! - похлопал беднягу по плечу А Гератум. - Лучше выпейте ещё..
- Моя Мэй жива! - бормотал незнакомец. - Моя Мэй..я не видел её семнадцать лет!
- Вы увидите её, - пообещал Ши Лан. - Вы обещали помочь нам..
- Да, да..шкура.. - закивал незнакомец. - Он хранит её там..там! - указал он рукой в темноту. - Долгие годы Чен Минь был жалкой игрушкой в руках Бездушного Бога, но он отомстит! Пришёл час..
- Постойте, - насторожился Тан. - Как, вы сказали, ваше имя?
- Чен Минь, - подобие слабой улыбки тронуло лицо оборванца. - Неужели в верхнем мире ещё остались те, кто слышал имя Чен Миня, кто помнит его? Когда-то император ценил меня, я был выдающимся учёным..
- Погодите! - в страшном волнении обнял Тан незнакомца за плечи. - Там, давно, у вас были сын..и дочь? Может быть..
- Да, да.. - забормотал Чен Минь, погружаясь в воспоминания. - Моя милая Мэй..наши малыши..моего первенца звали Таном, в честь отца Мэй..какой красавицей была наша дочь! Живы ли они сейчас? - тут взгляд учёного прояснился. - А может быть, вы видели их? Может быть, встречали?..они живут в городе Драконов..хотя, о чём это я - я не знаю, где они теперь, не знаю, кто заботится о них, не знаю даже, живы ли они..Но вы..почему вы плачете?
- Отец!.. - по лицу Тана текли слёзы. Затем он прижался к груди полубезумного оборванца и громко зарыдал, не в силах сдержаться.
- Что вы говорите?! - возмущённо и испуганно попытался отстраниться Чен Минь. - Отпустите же..
- Отец, - всхлипывал Тан, - Мы всегда помнили о вас..я и Сян Эр..всегда помнили, всегда любили..Отец!
- Сян Эр?..вы знаете это имя!.. Не может быть! Не может..Тан, сынок, неужели это ты? - Чен Минь жадно вглядывался в мокрое лицо юноши. - Сынок!..
Громко всхлипнул Барбарис, прижался к ноге Ваня и заревел. Нелл глядела полными слёз глазами. Расчувствовавшиеся старички промокали рукавами мокрые щёки. Даже И Пынь пустил слезу.
- Так, значит, я..так это была мама, - плакал Тан, - я даже не узнал..не поговорил..и мама не знает, что это был я..
Внезапно разгорелись светильники на стенах.
- Ха-ха, какая милая семейная сцена, аха-ха-ха, - раздался ехидный смех. Все вздрогнули и обернулись на голос. Там, растягивая жирные губы в улыбке и опираясь на локоть высокого и костлявого Бездушного Бога, стоял Бог-привратник, но ничего доброго уже не оставалось в его лице.
- Что, смертные, хотели взять верх над богами?..ай-ай-ай, как нехорошо! Чен Минь, и ты решил пойти против хозяина? Что же ты, - притворно ласково пел толстяк. - Тебе позволили жить, кормили, а ты решил нас погубить? Нехорошо, нехорошо!
- Да почему вы хотите нам зла? - дрожащим голосом спросила Нелл у Бога-привратника. - Отчего вы так поступаете?
- Милая моя, - медовым голосом ответил толстый бог, склонив голову к плечу. - Если бы ты только знала, как же я ненавижу Бога Музыки..
- Но что он вам сделал? - не сдавалась Нелл. - И какое мы имеем к этому отношение?
- Этот негодяй..ооо! - простонал Бог-привратник, мгновенно мрачнея лицом. - Он украл у меня любовь самой прекрасной девушки и за это будет страдать вечно!
- Украл? - недоверчиво подняла бровь Нелл, озирая малопривлекательную фигуру, расплывшуюся бесчисленными жирными складками в уютных просторах шёлкового халата. - А сама девушка что думала по этому поводу?
- Девушка, - высоким злым голосом произнёс Бог-привратник. - Она думала, что сможет отвергнуть мою любовь..мою! Что может смеяться надо мной..Теперь пусть смеётся, сколько ей угодно, там, куда я её заточил! Ха-ха-ха! Ах-ха-ха! - неожиданно рассмеялся толстяк.
- Фу, ну и противны же вы, - презрительно выпятила губку Нелл. - Не удивляюсь, что та девушка считала так же..
- Нелл, - тревожно зашептал Тан. - Лучше не зли его!
- Противен я или нет, - злобно пропел толстяк, - но размышлять об этом вам осталось совсем недолго!.. Да, недолго!..Ах-ха-ха..Я буду жить вечно, упиваясь моей местью!..
Барбарис злобно булькнул и, не сдержавшись, метнул огненный шарик в лицо Богу-привратнику. Тот тонко взвизгнул, хватаясь за обожжённую щеку:
- Негодяи!..ах, подлецы! Растоптать их! Уничтожить!..Действуй же, действуй, мой бездушный брат!
Бездушный Бог, до этого времени равнодушно глядевший на происходящее, так же безразлично повёл рукой.
- Как прикажете..
Внезапно опустившаяся сверху решётка отрезала богов от маленького перепуганного отряда. Бог-привратник приник к ней, облизывая губы.
- Я буду наблюдать за вашей смертью, ха-ха-ха! - мерзко рассмеялся он.
- Не дождёшься! - гневно раздувая ноздри, обнажил меч Ся Фень. - Мы готовы встретить всё, что ты можешь нам предложить!
В тёмном конце коридора появился свет, который быстро приближался и, наконец, на друзей бросился охваченный пламенем и потрескивающий человек.
И Пынь насадил врага на нагинату, как бабочку на булавку, и приподнял. Мертвец описал в воздухе полукруг, устремляя обгоревшие кости пальцев к И Пыню и хищно разевая рот. Шень Ло окатил горящее тело потоком воды, прекратив тем самым его существование. Вонючий пар заставил всех прикрыть носы.
- Ох и смердит же он, - проворчал А Гератум.
- Это и всё? - ехидно поинтересовался Тан. - Больше противников у нас не будет?
Однако Бог-привратник и сам выглядел слегка удивлённым.
- Что это было? - подняв брови, толкнул он Бездушного Бога. - Откуда здесь эта..горящая мумия?
- Это не мой солдат, - развёл руками бездушный. - Такого впервые вижу.
И Пынь ехидно рассмеялся.
- А нечего смеяться, нечего! - брызгая слюной, приник к решётке толстяк. - Сейчас вы увидите..попляшете..
- И что же мы увидим? - насмешливо спросил Ши Лан.
- Дикие звери..дикие звери! - забормотал Чен Минь, покачивая головой из стороны в сторону. - Много диких зверей..кормить диких зверей..Чен Минь кормил, кормил! Звери дерутся..слабые умирают..дикие звери!
- Отец! - встревоженно обнял учёного за плечи Тан. - Отец, очнись!
- Бульбуль..там! - встревоженно указал куда-то в темноту Барбарис, у которого было самое острое зрение. Он разглядел горящие глаза приближающихся противников.
- Нелл!..назад, все назад! - взревел Ся Фень, и его меч со свистом разрезал воздух. Плечом к плечу встали И Пынь, Ши Лан и Вань. Шень Ло держал чакрам на уровне груди. Барбарис со злобной рожицей перебросил посох из одной лапки в другую.
Тан обнимал за плечи отца и Нелл, которая испуганно следила за происходящим. Усы Ба Сня воинственно топорщились, а травник искал что-то на дне опустевшей сумки.
Странные звери выбежали из темноты - не то тигры, не то обезьяны. Их крупные мускулистые тела напоминали человеческие, а морды были совершенно тигриные. Звери держались на задних лапах, то и дело припадая на когтистые передние. Они остановились, узкими красноватыми глазами глядя на людей. Самый крупный зверь, очевидно, вожак, зарычал, обнажая чудовищные изогнутые жёлтые клыки и колотя хвостом по мускулистым бёдрам.
- Вот потеха будет, ха-ха-ха! - рассмеялся толстяк. - Растерзайте их, мои лютые зверушки! Ха-ха-ха!
Звери обернулись на голос Бога-привратника. Их голодному сознанию мгновенно стал очевиден тот факт, что в этой жирной туше больше мяса, чем во всём маленьком отряде. С рёвом тигры - обезьяны набросились на решётку.
- Айй! - испуганно взвыл толстяк, отшатнувшись. - Фу!! Не смейте! Не смейте!..
Решётка тряслась. Голодные звери рвали её когтями и клыками, отчего пенистая слюна, текущая из их пастей, окрашивалась кровью. Дикий рык сотрясал стены.
- Что делать? - испуганно прижалась к Тану Нелл. - Мне так страшно! Ах, как мне страшно!
Но ещё страшнее было толстяку. Он метался в своём закутке, молясь, чтобы решётка выстояла. Бездушный Бог, весь состоящий из брони и иссохших костей, равнодушно взирал на происходящее.
- Чего ты стоишь, бездельник, растяпа! - завизжал бледный Бог-привратник, тряся собрата за костлявые плечи. - Придумай что-нибудь! Спаси меня!
- Простите, хозяин, но моя армия разбита, а выход отсюда только один - нужно поднять решётку, - пустым холодным голосом ответил Бездушный Бог.
- Армия! армия!.. - бился в истерике толстяк. - Тоже мне, бог! Вся армия - пятьдесят душ..
- Кажется, нам не мешало бы отсюда потихоньку уйти, - вполголоса заметил Ши Лан, глядя на беснующихся тварей, которых близость жирного мяса привела в неистовство.
- Туда! - указал рукой Тан. - Отец, - потряс он плечо учёного, который завороженно глядел на мечущегося по клетке толстяка. - Отец, пора идти!
Все, не мешкая, поспешили подальше от страшного места. Решётка уже поддавалась, уже во многих местах была погнута натиском голодных зверей. Лапы с ужасными когтями тянулись сквозь прутья к толстяку, пытающемуся вскарабкаться на руки к бездушному собрату.
Маленький отряд аккуратно прошёл мимо тигрообезьян, стараясь ненароком не привлечь их внимание. Достигнув коридора, все припустили как следует.
- Нужно..нужно найти маму! - на бегу кричал Тан. - и потом, мы так и не отыскали змеиную шкуру!
- Я знаю, где шкура, - задыхаясь, прохрипел Чен Минь. - Я покажу..она хранилась у Бездушного Бога, в его покоях..
Позади раздался грохот, лязг металла и торжествующий звериный рёв. Затем - нечеловеческий, пронзительный, долгий визг.
Нелл зажала руками уши. Все поморщились.
- Так и надо ему, подлецу, - махнул рукой Ба Сня.
- Звери ненадолго займутся им, - сказал Ши Лан, - а затем в этих коридорах вновь станет опасно. Поспешим же.
- Вот она!.. - указал Тан. - Это комната мамы!..
Чен Минь отпустил руку сына, на которую опирался, и с невероятной быстротой кинулся к двери. Надежда придала ему сил. Учёный распахнул дверь, вгляделся в темноту:
- Мэй!..моя Мэй, где ты?..
Никто не ответил ему. Барбарис зажёг свет. Комната была пуста.
 
Sha-a-DirДата: Четверг, 22.03.2012, 00:00 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Отец! - с тревогой кинулся Тан к медленно оседающему на пол учёному, едва успев его поддержать. - Они живы, наверняка живы! Просто ушли отсюда, наверное! Пойдём дальше: мы будем их звать, и они услышат.
- Мэй..где моя Мэй? - бессмысленным взглядом обвёл стены Чен Минь.
- Ну что же ты, - чуть не плача, провёл по лицу отца рукой Тан. - Погляди на меня: я твой сын..и мама жива, мы найдём её сейчас!
- Дальше, дальше! - сурово бросил Ши Лан, обхватывая учёного за пояс. - Я помогу вам, пойдёмте.
Комната, в которой стоял рояль, была безлюдна, и библиотека тоже. На зов никто не отзывался.
- Осталась пиршественная зала, - указал Ши Лан. - Пойдёмте туда.
И Пынь толкнул створки, которые легко распахнулись.
- А вы кто такая будете? - удивлённо поглядел он на стоящую посреди комнаты девушку. Светлые волосы незнакомки волнами спадали до самого пола и были убраны свежими цветами. До того, как в залу вошли, девушка, очевидно, плясала, а теперь замерла, испуганно глядя на вошедших. Однако тут же её испуг сменился радостью: видимо, она увидела, что опасаться нечего.
- Ах, неужели вы и есть мои спасители? - радостно смеясь, закружилась девушка вокруг маленького отряда, вглядываясь в удивлённые лица. Барбарис ей особенно понравился: она, присев, чмокнула его в лоб и подарила цветок из своей причёски. Маленький шаман, приосанившись, заложил его за ухо.
- Я свободна! - рассмеялась девушка, выпрямляясь. - С меня сняты чары - значит, предатель погиб! Подлый, подлый негодяй..
- Но кто вы? - удивлённо спросил Ши Лан, забыв о вежливости.
- Ах, какие вы непонятливые, - поморщилась Нелл. - Ведь это же возлюбленная Бога Музыки!
- Верно, - кивнула девушка. - Бог-привратник всегда завидовал нашему счастью и строил козни. А когда мой любимый совершил проступок, наш враг воспользовался этим. Он знал, что я могу помешать выполнению его подлых замыслов, и поэтому похитил меня. Моего отсутствия боги не заметили, ведь я была Богиней Персикового Дерева. Не садов, не цветов, а всего лишь одного - единственного персика. Я отказалась быть покорной, поэтому обратилась в дерево, а Бог-привратник сделал так, что я не могла вернуть человеческий облик до тех пор, пока он будет жив. Но сейчас я вновь стала девушкой, а значит, наш враг погиб! Правда же? - спросила она у Ся Феня.
- Точно утверждать не могу, - нахмурился генерал, - но последний раз мы видели толстяка в тот момент, когда им собирались полакомиться голодные тигрообезьяны.
- Какая ужасная смерть! - ахнула богиня, прикрывая рот рукой. - Но..он это заслужил. А мой любимый..вы видели его? Как он?
- Сидит в одиночестве в подземельях Храма, прикованный к стене, - хмыкнул И Пынь. - Еды никакой - благо, он бог и может обойтись без неё. Поговорить ему не с кем вот уж пару-тройку тысячелетий..
- ..но у него есть лисички! - вставила Нелл.
- Лисьи боги! - просияла Богиня Персика. - Мои питомцы! Значит, они нашли его и не бросили, вот молодцы!
- А что же, - вдруг спросил И Пынь, - разве они не могли доложить богам, что тебя похитили?
- Наверное, они сами ничего не знали, - грустно покачала головой светловолосая девушка, - меня схватили ночью, прятали, а о коварных планах Бога-привратника я сама узнала только здесь.
- Но нам нужно найти маму и Ан Цзин, - напомнил Тан. - И ещё змеиную шкуру. Отец, покажи, где покои Бездушного Бога?
- Он держал меня там, - кивнул учёный. - Я был его рабом..рабом. Чен Минь видел всё, видел тайник со шкурой. Я покажу вам, покажу!
И все, включая Богиню Персикового Дерева, заспешили по коридорам. Ши Лан и Тан поддерживали под руки учёного, который указывал дорогу.

- Здесь я жил, - указал трясущейся рукой Чен Минь на грязную и тесную каморку. - Солдаты Бездушного Бога ранили меня. Здесь я пришёл в себя. Я думал, они убили мою жену, мою Мэй..Когда раны затянулись и я смог стоять на ногах, меня приставили чистить клетки и кормить диких зверей, а ночью сажали на цепь. Мёртвые солдаты приносили мне еду..я услышал обрывки разговора, понял, что в подземелье пришли люди сверху..я надел грязные доспехи, чтобы быть похожим на бездушного воина, и бежал. Мне повезло, что первыми я встретил вас: мои силы совсем не те, что прежде..
- Отец, а как вы оказались здесь? - задал Тан давно волнующий его вопрос. - Ведь вас направили в город Истоков, в пещеры, а это далеко отсюда!
- Бог Земных Недр похитил нас, - принялся вспоминать учёный. - Мы разглядывали новый вид плесени, открытый нами, и Мэй сказала, что скоро у нас появится ещё сын..или дочь..это было так романтично, так трогательно, - по грязному лицу Чен Миня скатилась слеза. - Но тут появился он..который сказал, что мы - его должники. Затем он пронёс нас под землёй и выпустил в каменном подземелье. Выхода не было, мы пошли вперёд и увидели слепого гиганта..
- Бедный мой, - прошептала богиня, роняя слезу. - Его глаза у меня, я сохранила их..
Нелл поглядела на карманы девушки и брезгливо поморщилась.
- Что было делать?.. - дрожащим голосом продолжал учёный. - Мы согласились принять испытания. Нас встретил весёлый привратник..весёлый привратник..
- Хватит, отец, - испуганно прервал Тан этот рассказ. - Не нужно вспоминать о плохом, я болван. Давай лучше найдём маму и сестру!
- Нет, - покачала головой Богиня Персикового Дерева. - Лучше найдите шкуру! Как только она будет у вас в руках, вы станете свободны и сможете не только отыскать близких, но и вернуться домой.
- Шкура там, - указал Чен Минь на высокий арочный проём. - Покои Бездушного Бога..
- Хм, даже двери нет, - удивлённо приподнял брови Вань.
- Там только тайник, - рассеянно ответил учёный, озираясь по сторонам. - Найдите мою Мэй! Найдите! - внезапно горячо и быстро заговорил он, глядя то на одного, то на другого. - Где она?..
- Вам нельзя волноваться, - строго погрозил пальцем Ба Сня. - Вот выберемся отсюда - будете неделю соблюдать постельный режим и пить целебные отвары..если, конечно, А Гератум ещё помнит хоть один рецепт безалкогольной настойки..
- Вот старая язва! - так и подпрыгнул А Гератум. - Из нас двоих у тебя первого начали проявляться признаки старческого этого..ну как его..позабыл. А!..склероза.
- Тише-тише, - внезапно нахмурился Ши Лан. - Какой-то звук доносится из покоев..
- Вперёд, немедленно! - скомандовал генерал, к которому вернулись былой задор и храбрость. - За мно-ой! - проревел он, обнажая меч.
Все весело устремились за ним. Влетев в покои, Ся Фень остановился так резко, что И Пынь со звоном врезался в его бронированную спину, едва не расквасив нос.
- Не двигайтесь, - произнёс холодный, пустой, равнодушный голос.

Бездушный Бог стоял у дальней стены, склонив мёртвую голову в старинном шлеме к левому плечу. В его железных руках, безуспешно пытаясь освободиться, билась Ан Цзин, которой он зажимал рот. А у ног Бездушного Бога лежало неподвижное женское тело.
- М-эй..- прохрипел Чен Минь и так и осел на пол - с протянутыми вперёд руками. Нелл в тревоге подхватила его, поскольку Ши Лан схватился за оружие, позабыв об учёном, а Тан невольно кинулся на выручку к недавно обретённой сестре. Ся Фень, впрочем, перехватил его порыв, удержав юношу за плечо.
- Мой господин погиб, - пустым голосом произнёс Бездушный Бог. - И это из-за вас. Вам никогда не добыть змеиную шкуру. Вам не найти тайник..
- Врёшь! - запальчиво закричал Тан. - Мы зна..
Ши Лан вовремя зажал Тану рот.
- Отпусти девушку, грязный убийца! - скомандовал Ся Фень, размахивая мечом.
- Отпустить? Нет, - впервые в голосе бездушного были какие-то эмоции - нотки насмешливости. - Сейчас вы увидите, как она умрёт. Ведь это больно, терять дорогое существо. У меня нет сердца, но даже мне было больно, когда я потерял..
- ..Бога-привратника? - удивился И Пынь. - А мне показалось, ты весьма равнодушно стоял в уголке..
- Какого ещё привратника?! - поморщился Бездушный Бог, махнув рукой. При этом он убрал ладонь в железной перчатке от лица Ан Цзин, но она стояла тихо, как мышка, и только глядела на друзей испуганными глазами.
- Мой Хухоу, мой маленький крот, - продолжал между тем бездушный. - Я был привязан к нему, а он..он приносил мне жирных червей и сладкие личинки..
- Гадость, фу! - плюнул на пол Барбарис.
- Сам ты гадость, - оскорбился до слёз Бездушный Бог. - Я никогда не забуду бедного Хухоу. Однажды малыш выбрался на поверхность, и бессердечный злодей, Бог Музыки, поставил на него барабан..
- Это было случайно! Он же просил прощения! - возмутилась Богиня Персикового Дерева.
- Грязная ложь! - запротестовал бездушный. - Вы всегда были против моего любимца. Вы жаловались, что от него несёт гнилью и падалью.
- Но ведь так и было! Он смердел, как сточная канава! - разозлилась богиня. - И тебе об этом говорили все, а не только мы!
- Но это вы раздавили моего любимца ужасным, тяжёлым барабаном! Какая жестокая смерть! Мой несчастный Хухоу всегда ненавидел музыку, и недаром: она его убила..
Бездушный Бог так увлёкся воспоминаниями, что почти забыл о полубесчувственной девушке, повисшей на его руке. Тан прикидывал, успеет ли он вырвать сестру из лап негодяя, но выходило, что никак не успеет - слишком далеко стоял бездушный. Барбарис подозрительно притих - не иначе как собирался запустить огненным шаром в лоб врагу или совершить иную глупость.
- Очнитесь же! - тем временем шептала Нелл, возясь с лежащим на полу учёным. - Мне нужна ваша помощь! Ну же, скорее..
Целительница положила руки на лоб Чен Миня и закрыла глаза, слегка прикусив губу. Неведомо, какие усилия она приложила, но только учёный пришёл в себя.
- Ш-ш-ш! - тут же зашептала Нелл, кладя тонкие пальчики ему на губы. - Обещайте говорить только то, что я спрошу! Обещаете?
Чен Минь слегка кивнул.
- Скажите мне, где тайник! - склонилась над учёным целительница.
Тот что-то зашептал ей в ответ.
- Мы вам весьма сочувствуем, - обратился тем временем Шень Ло к Бездушном Богу, - но отпустите же, наконец, эту невинную девушку!
Тот поглядел на Ан Цзин, словно впервые вспомнил о ней.
- И не надейтесь - она умрёт. Так же, как умрёте все вы..
- Отвлеките его! - тем временем тихонько прошептала Нелл, прижавшись к Ся Феню. - Прошу вас, генерал!
- Хм..да запросто! - сделал грудь колесом Ся Фень. - Ну-ка, слушай меня, трусливый скелетик! Зомби несчастный!..вешалка для доспехов!
- Это ты мне? - изумился Бездушный Бог.
- Тебе, тебе..ну-ка стой! - ухватил генерал двумя пальцами за шиворот Тана, заметившего, что Нелл осторожно пробирается куда-то вдоль стены. Все остальные старались глядеть на Бездушного Бога, чтобы не выдать девушку взглядом.
- Жалкий смертный! - прогремел Бездушный Бог. - Ты будешь умирать долго и мучительно! Пожалуй, сейчас мы и начнём!
- Сперва сам подойди ко мне, тухлая рыбья кость! - ухмыльнулся генерал, краем глаза глядя, как Нелл совершает какие-то манипуляции у стены.
- Несчастный, ты ещё ставишь мне условия? - Бездушный Бог вынул из украшенных чеканкой ножен небольшой кинжал. - Ты придёшь сюда сам, или эта девушка умрёт раньше тебя.
- Не трогай её! - рванулся вперёд Тан. - Не смей!
- Никто не умрёт! - раздался торжествующий голос Нелл. Все обернулись: она стояла у открытого в стене тайника, держа в руках змеиную шкуру, такую большую, что маленькая целительница была полностью скрыта её складками.
- Нет! - взвыл Бездушный Бог. Забыв обо всем, он отшвышнул Ан Цзин в сторону и ринулся к остолбеневшей Нелл.
- Ты умрёшь, подлая! Ты погубила меня!
- Нелл! - в ужасе закричал Тан.
Сверкнул клинок в руке Бездушного Бога, занесённый над девушкой. Но Вань, стоявший ближе всех, успел прыгнуть, отталкивая Нелл в сторону. Целительница упала, скрытая складками змеиной шкуры, а кинжал бездушного пронзил грудь Ваня.

- Нет!!! - закричал Тан, кидаясь к другу. Не помня себя, все, включая травника и летописца, набросились на пошатнувшегося под таким натиском Бездушного Бога. Внезапно яркий свет озарил комнату.
- Так-так-так, ну и кто здесь герой? - спросил, щурясь, высокий лысый человек в белом хитоне, невесть откуда появившийся.
Новая вспышка света ослепила всех, и в комнате возник ещё кто-то, приятного бледно-зелёного цвета, увешанный золотыми украшениями.
- Наконец кто-то нашёл шкуру змеи, - довольно произнёс он, потирая руки.
А затем..затем вся комната наполнилась богами. Бездушный Бог угрюмо стоял у стены, опустив руки, а персиковая богиня, раскрасневшись, торопливо рассказывала всем о чудовищном предательстве. Нелл и А Гератум тем временем склонились над Ванем, пытаясь унять кровь. Вань слабо улыбался. Тан не знал, куда кидаться - то ли пытаться помочь раненому другу, то ли узнать, что с матерью - у её неподвижного тела горестно застыли Ан Цзин и Чен Минь.
- Иди..туда, - прохрипел Вань, понимая, что творится в душе друга. - Иди к матери..
Тан благодарно сжал руку раненого товарища и кинулся к сестре и отцу.
- Что с ней? С..мамой? - тревожно спросил юноша, склоняясь над телом Мэй.
- Я боюсь, её сердце не выдержало, - плакала Ан Цзин. - Мы искали вас, но наткнулись на Бездушного Бога..когда он схватил меня, она закричала и..упала..и с тех пор не шевелилась..
Чен Минь не плакал, только всё глядел в лицо жены, гладя её по волосам.
- Сердце бьётся! - радостно закричал Тан, приложившись ухом к груди матери. - Бьётся, понимаете?! А Гера-атум! Миленький! Дай нам корень жука-а! - и он вихрем сорвался с места, тут же вернувшись с источающим резкий запах корешком в руке.
- Ох.. - слабо вздохнула лежащая на полу женщина и открыла глаза. - Чен, любимый, - слабо улыбнулась она, узнав мужа. - Я верила, что после смерти мы будем вместе..
- Мама! - засмеялся Тан. - Вы и при жизни ещё побудете вместе!
Тут начались охи, вздохи, объяснения, объятия и слёзы. К Чен Миню вместе с женой совершенно возвратился рассудок, за который так боялся его сын. Но всё было прервано появлением встревоженной Нелл.
- Тан..Тан, Вань умирает, - закусывая губу, чтобы сдержать слёзы, пробормотала целительница.
- Как?! - ахнул Тан. - Ты же лекарь!
- Моя сила иссякла, а я всё ещё не могу остановить кровь, - в отчаянии прошептала Нелл. - рана слишком, слишком глубока..
Но Тан её уже не слышал - бросился к другу. Боги со скорбными лицами стояли поодаль, но помочь ничем не могли. Барбарис в отчаянии дёргал Ваня за палец и ревел. А Гератум пробовал разные порошки и эликсиры, но они не могли помочь.
- Вань! - склонился над другом Тан. - Миленький, не умирай!
Но тот уже ничего не видел и не слышал.
- Тан, ведь ты же можешь ему помочь! - села рядом Нелл. - Ты же говорил..что можешь..
- Чёрт! - с досадой ударил себя по лбу юноша. - Говорили же мне, говорили!..А я из глупой гордости не стал учиться..воином хотел быть..А теперь умирает мой лучший друг, и я бессилен..
- Нет, нет! - горячо зашептала Нелл. - Просто положи руки..и пожелай, очень сильно захоти, чтобы Вань был здоров! Ну же!
Тан осторожно положил руки на грудь умирающего друга и зажмурился. Ему очень хотелось помочь, но веры, что это в его силах, не было ни капли.
- Я не смогу, - тихо произнёс Тан. - Я не лекарь..
- Поверь, кроме тебя, некому спасти Ваня, - взмолилась Нелл. - Моих сил не хватает! Мы должны попытаться..вместе..
- Ну что же.. - Тан вновь закрыл глаза. Он чувствовал, как кончики пальцев Нелл, лежащие на груди Ваня, касаются его руки. Затем Тан вспомнил, как впервые увидел друга. Вспомнил, как спешил к нему, чтобы обратиться за помощью, потому что никто другой не мог бы помочь сестре. Вспомнил, как всегда выслушивал и опекал его Вань. Вспомнил, как он прикрыл его в пещере - муравейнике, когда Тан неосторожно сунулся вперёд. Вспомнил счастливое лицо Сян Эр, когда она по секрету поведала брату о своей первой, большой любви. Вспомнил маленького Яня, который светился от гордости, что у него такой брат. Вспомнил многое и понял - он не сможет жить без друга, не хочет его терять, не может отпустить. Ради сестры, ради родных Ваня, ради самого себя. И вдруг почувствовал в себе силу, идущую откуда-то из сердца. Тан понял, что сможет спасти друга, он поверил в это. Ладони слегка покалывало. И он открыл глаза, убеждённый, что всё будет хорошо.
Мягкое свечение окутывало грудь Ваня. Кровь перестала идти, и рана на глазах затягивалась. Побледневшая Нелл с сиреневыми кругами вокруг глаз, отдавшая последние силы, улыбнулась одними кончиками губ:
- Ты справился..
- Ваньваньвань! - залопотал Барбарис, увидев, что Вань приходит в сознание.
- Ты молодец, - хлопнул Тана по плечу Ся Фень.
- Настоящий герой, - поддержал Ши Лан.
- Здорово ты спас Ваня, - присоединился И Пынь.
- Так держать, Тан! - улыбались Ба Сня и А Гератум.
- Склоняюсь перед твоим мастерством, самым благородным в мире, - слегка наклонил голову Шень Ло.
Счастливый Тан не слышал их - он держал Ваня за руку, с радостью глядя, как к тому возвращается жизнь.
- Ну что ж, - улыбнулся высокий Бог Грома, хлопая в ладоши. - Пора бы нам выбираться!
Ваня уложили на змеиную шкуру. И Пынь, Ся Фень и Ши Лан аккуратно несли его, хотя он утверждал, что от раны не осталось и следа. Тан шёл рядом с импровизированными носилками, держа под руку отца. С другой стороны Чен Миня поддерживали дочь и жена. Позади и впереди весело шагали боги. В хвосте угрюмо плёлся Бездушный Бог со связанными руками. Барбарис сидел на плече И Пыня, чтоб нечаянно не затоптали, и нежно глядел на Ваня. Так процессия миновала коридор и подошла к двери, за которой томился Бог Барабанов. И дверь распахнулась перед ними.
- Любимый мой! - закричала Богиня Персикового Дерева, кидаясь на шею гиганту и покрывая его лицо поцелуями. Тот сперва испуганно дёрнулся, незрячее лицо его выражало растерянность. Затем он осторожно провёл пальцами по щеке прижавшейся к нему девушки:
- Ты..пришла? Где же ты была?..я так долго ждал..
- Я тоже была в плену, мой родной, - ответила ему богиня. - Но теперь все наши беды позади. Мы возвращаемся домой!..
Боги окружили их, помогли подняться на ноги, сняли оковы с гиганта. Дальше они бережно вели его под руки, прося прощения за свой недосмотр. Невесть откуда явилась белая лиса и, забыв о гордости и благородном происхождении, кувыркалась у ног Богини Персика. Её детёныши носились взад - вперёд, весело тявкая.
В комнате с книгами случилось ещё одно происшествие.
- А вот и я! - вывалился из стены худой юркий человечек, отряхивая с себя пыль. - Братец, поздравляю! Долгожданная свобода! Кто ж тебя спас? О, а вот они, наверное: это ведь вас я притащил сюда семнадцать лет назад? - уставился человечек на Чен Миня, подслеповато щурясь. - Долго же вы, однако..
- Это сделал мой сын и его друзья, - ответил учёный. - Может, теперь у вас найдётся время объяснить, по какому праву вы похитили тогда меня и мою жену и принудили нас страдать всё это время?
- Я похитил?! - возмутился Бог Земных Недр (это был именно он). - Вы же были моими это..должниками. Да вот у меня всё записано! - возмущённо вытащил он из кармана какой-то свиток, с которого посыпалась земля. Из другого кармана человечек достал очки, которые возрузил на тонкий длинный нос.
- Ф-фу! - дунул он, стряхивая пыль со свитка. - Вот же: Минь..ваша фамилия? - строго глянул он на учёного.
- Моя, - кивнул тот.
- Та-ак..написано: вы осквернили мой храм.
- Ваш храм?! - удивился Чен Минь. - Вы же много веков непопулярны, ваших храмов почти не осталось! Я лично видел всего-то один.
- Вот люди, лишь бы оскорбить! - уязвлённо взвился Бог Земных Недр. - Один! И вы порисовали стены!
- Я порисовал? - изумился учёный.
- Мы делали отметки на стенах, - возразила Мэй. - Отмечали места, где некогда находились лепные украшения. Это было необходимо для реставрации.
- Рес-та-врации? - недоверчиво переспросил Бог Подземных Недр. - Так это делалось для восстановления?
- Ну конечно, - кивнул учёный. - А откуда у вас вообще эти сведения?
- Ну, знаете, меня ещё не все забыли, - поправил очки на тонком носу человечек. - Иногда и мне возносят молитвы и обращаются с просьбами. Вот и на вас пришла жалоба от одной моей пылкой поклонницы: она была так возмущена судьбой храма, что просила упечь вас в самое далёкое и тёмное подземелье..
- Да кто ж это мог быть? - удивился Чен Минь. - В экспедиции была одна женщина - Мэй..и вы поверили какой-то незнакомке на слово?
- Не на слово! Вот, она оставила на алтаре для меня вырезку из свитка: ваш портрет. Вы рисуете на стенах нехорошие слова.
- Странно, откуда это..был лишь один экземпляр такого свитка. Хранился в городской библиотеке. Вот только текста тут почему-то нет, - покачал головой учёный. А в тексте было сказано: идёт реставрация старинного храма..
- И это не слова, - вмешалась Мэй, - а силуэты подземных животных. Сами поглядите!
- Нехорошо получается, - сморщившись, почесал нос Бог Подземных Недр. - Меня значит, ввели в заблуждение..
- Скажите, кто оклеветал моих родителей? - взволнованно спросил Тан. - Я клянусь, что найду эту предательницу и заставлю её расплатиться!
- Вы уж простите, - развёл руками Бог Земных Недр, - но я бы не сказал вам это имя, даже если бы мог: во-первых, запрещено, а во-вторых, я не записал его.
- Постойте, - протянул к портрету дрожащую руку Ба Сня. - Дайте мне!
Удивлённый Бог Земных Недр протянул старичку вырезку.
- Ах я болван! - вскричал летописец. - Ну да, это, конечно же, он! Тот свиток! А она..ах, змея! Друзья мои, это всё из-за меня!
- Что? - схватил его за рукав Тан. - Кто?
- Помните, я говорил, что часто бывал в городе Драконов?.. Двадцать лет назад я был ещё вполне молод и красив и однажды встретил..её.. - сбиваясь и размахивая руками, объяснял Ба Сня. - Но, как это часто бывает, она питала ко мне лишь уважение, не более - самая красивая женщина из всех, что я знал..Лишь однажды мне показалось, что она взглянула на меня другими глазами. Моя любимая стала приходить в библиотеку на мои чтения. А потом она увлеклась полузабытыми богами - читала о них абсолютно всё, что я мог достать. Я даже выписывал по её просьбе отдельные отрывки..Ах, какую ночь мы провели с ней в читальной зале, разглядывая старинные свитки!..И вот зачем-то её заинтересовал именно этот, - потряс Ба Сня рукой, в которой был зажат клочок бумаги.
- И что дальше? - спросил А Гератум.
- "Милая моя, - сказал я ей, - но с этого свитка ещё не сняты копии и его нельзя брать для прочтения". Но она так просила, умоляла, ведь это же было о её родных. Она даже поцеловала меня! И я принёс ей свиток..А на другой день она не пустила меня на порог и насмеялась. И я уехал, забыв о свитке, о лекциях, о слушателях, что ожидали меня. Уехал в город Мечей и запил.
- Этот момент я хорошо помню, - кивнул А Гератум.
- Я и не знал, что свиток был нужен этой змее ради чёрной цели, - удручённо произнёс Ба Сня. - Она, конечно, всё время рассуждала о богатстве родных и о том, что так несправедливо бедна. Ведь она выросла в провинции и была приглашена в столицу лишь из милости - присматривать за малышами. Но я уже долго не вспоминал о ней и мне даже не пришло в голову, что Тан - её племянник, тем более что о своих родителях он никогда не говорил. И даже теперь, когда вы встретились, мне не пришло в голову связать тот давний случай с вашей пропажей..
- Тётя Чжан? - изумился тем временем Тан. - Это..она?
-Чжан Цюйинго, - кивнул летописец. - Самая прекрасная и самая коварная из женщин, которых я знал..
- Так что же вы, - напустился Тан на Бога Земных Недр, тряся его за шиворот, - что же вы за бог, если даже достоверность информации не могли проверить!
- Я не Бог Достоверности! - выскользнул из рук Тана измятый человечек. - Я, собственно, только и умею, что под землёй, гм, странствовать..
- Да что уж там, - ехидно вставил Бог Грома, - не скромничай, расскажи, как тебя разжаловали!
- Что-о?! - тонко запищал Бог Земных Недр. - Нечего, нечего язык распускать!
- Да-а, - довольно продолжил Бог Грома, не обращая внимания на протесты собрата. Тщедушный Бог Земных Недр тянул вверх ладошку, подпрыгивая - очевидно, стремился закрыть рот Богу Грома, но ростом не вышел.
- Когда-то он был значимой личностью, - похлопал Бог Грома по плечу возмущённого товарища. - Заведовал всеми скрытыми в недрах земли сокровищами и полезными ископаемыми. Кроме того, в его обязанности входило следить за подземными водами, пещерными животными и растениями и прочими вещами - довольно обширный круг деятельности. Бог Земных Недр был весьма уважаемой личностью, а потом совершил ужасную глупость..
- Это не глупость! - пропыхтел карабкающийся по ноге Бога Грома человечек.
- Да-да-да, как же, - кивнул своей смешной широкой головой Бог Грома. - Он, знаете, что учудил? Оживил парочку мертвецов! Видимо, решил, что его полномочия распространяются на всё, находящееся в земле..
- Если бы ты слышал, как плакала маленькая девочка, родители которой умерли от страшной болезни! - возмутился Бог Земных Недр, болтаясь на костлявом плече Бога Грома и дрыгая ногами.
- Но ты же не был Богом Жизни и Смерти! - возмущённо отрезал тот.
- Ну и что! Я сделал доброе дело..
- Доброе?! - возмущённо вскинул тонкие руки Бог Грома. - Интересно, что сказала девочка, когда в дом вошла парочка разложившихся мертвецов?! "Ах, папочка и мамочка, я так по вам скучала?!" Да бедняжка всю оставшуюся жизнь страдала жутким заиканием!..А тебя совет богов лишил всех полномочий - и правильно сделал! Всего-то тебе оставили вечную жизнь да умение странствовать под землёй - и того тебе хватило, чтоб натворить дел!
Тут Бог Земных Недр восторжествовал: он, наконец, оседлал шею Бога Грома и закрыл ему рот.
- М-мы фы! - возмутился тот, пытаясь освободиться.
- Вот оно что!.. - возмущённо закричал Тан, глядя снизу вверх на Бога Земных Недр. - Так вы, собственно, и не бог давно, а так - не пойми что..
- Бог всегда остаётся богом! - тонко выкрикнул человечек, одной рукой придерживая очки, а второй держась за выступ на голове Бога Грома.
- Ну знаете, теперь вы - наш должник! - пылал праведным гневом Тан. - Вы лишили меня родителей!..и сестры. А мама с папой по вашей милости гнили в подземелье двадцать лет! Они такие известные учёные, а им пришлось быть прислугой у подлых негодяев! А мои сёстры?! Одна никогда не видела солнца, вторая росла сиротой, а сейчас стала игрушкой в лапах алчных мерзавцев!
Бог Грома наконец оторвал оторвал от своей шеи хилое тельце Бога Земных Недр и довольно небрежно приземлил его на пол.
- Не печальтесь, юноша, всем воздастся по заслугам, - весело произнёс маленький Цветочный Бог. - Давайте-ка наружу! Ну-ка ты, повелитель подземелий, сделай для нас доброе дело!
Бог Земных Недр невозмутимо поправил очки на тонком носу, а затем устремил своё тщедушное тело навстречу земляной стене, и она вдруг подалась, и для всех открылся широкий проход, в который проник радостный солнечный свет. Ан Цзин не сдержалась и побежала первая в этот новый, неведомый ей мир. Вань встал на ноги, отказавшись от носилок, и пошёл, поддерживаемый друзьями. Так они и вышли все вместе, оставив позади пусть прекрасное, но всё же подземелье.
 
Sha-a-DirДата: Четверг, 22.03.2012, 00:01 | Сообщение # 11
Группа: Пользователи
Сообщений: 184
Статус: Offline
- Ха-ха-ха, - рассмеялся Ся Фень. - А император-то уже успел над нами цветник разбить!
Тоннель вышел на поверхность как раз в центре садика, с корнем выворотив аккуратно подстриженные деревца и испортив ровненькие дорожки.
- Не беда, - улыбнулся Ши Лан. - Однако, что это за музыка доносится из Парящего города?
- Может быть, император уже вернулся из своей экспедиции? - встревожился Вань.
- А вот интересно, - хмыкнул Ба Сня, - кой чёрт они разведывали, если пошли совсем в противоположную сторону, к Костяным горам?..
- Куда-куда? - заинтересованно повернул Бог Музыки незрячее лицо к летописцу.
- Ну, нашли недавно свиток в библиотеке - текст не сохранился, а на картинке Храм Сумерек на фоне Костяных гор. Уж эти черепа ни с чем не спутаешь. В ту сторону и направился импера..
- Ха-ха-ха, - громко и звонко, впервые за всё время, рассмеялся Бог Барабанов. - Я, кажется, догадываюсь, о чём вы говорите!
Ба Сня навострил уши.
- В Парящий город однажды приехал художник - делал зарисовки с натуры для альбома "Города и поселения нашего мира". Вот он все достопримечательности города и окрестностей и свалил в одну кучу. А что их было-то - горы, море и Храм Сумерек. Вы разве не заметили там на иллюстрации море?
- А как же! - подтвердил Ба Сня. - Только мы думали, это пятно от сливового вина - дело в том, что обращение со свитком было весьма небрежное.
- На оборотной стороне был текст, в котором всё пояснялось, - улыбнулся Бог Барабанов. - Так что если ваш император что-то и раскопал у Костяных гор, так только какую нибудь свалку: в те времена, когда ещё стоял Храм, у гор располагались выгребные ямы. Ха-ха-ха, - вновь залился смехом гигант, хлопая себя по коленям.
- Ну, если император уже вернулся, хотел бы я разобраться с мерзавцем маркизом, - прорычал Ся Фень, делая такое движение, как будто хотел засучить рукав. Но поскольку генерал был с ног до головы закован в броню, ему, ясное дело, это не удалось.
- Как бы наша толпа его не спугнула и он не скрылся под шумок, - задумчиво протянул Тан, окидывая взглядом весьма пёстрое сборище.
- Придумал! - захлопал в ладоши пухленький Бог Веселья. - Сейчас я окутаю нас облаком невидимости, и мы незаметно войдём в город! По крайней мере, никого не напугаем. Сейчас..все будут невидимыми до тех пор, пока не заговорят!
- Ох ты, ну и чудеса на белом свете! - раздался голос А Гератума. - Никого не вижу!
- Зато тебя теперь все видят, - недовольно покачал головой Ба Сня.
- Ха-ха-ха, - засмеялся Тан, хлопая себя по коленям. С него тоже мгновенно слетело заклинание невидимости.
- Да что же вы! - недовольно покачал головой Бог Веселья, постепенно появляясь из ниоткуда. - Сейчас опять заколдую, и чтоб ни звука!
- Хорошо, - весело произнёс Тан, всё ещё широко улыбаясь.
Старички успели кивнуть перед тем, как вновь исчезли.

- Ты что же, смеёшься над самим Великим Императором?! - напустился величественный человек в роскошных одеяниях на бледную, заплаканную девушку.
- Мерзавка! - и высокая женщина с нарумяненными щеками и неправдоподобно тонкой талией ударила бедняжку по щеке.
- Я..не дам..согласия.. - только и выдавила из себя девушка в подвенечном уборе и ещё ниже опустила голову.
- Вы соображаете, что ответите за это по всей строгости закона?! - вскинул руки Император. - Выставить меня на посмешище!..я не какая - нибудь захудалая сваха, которой можно сообщить о перемене решения! Это оскорбление императорского достоинства, в конце концов..
- Простите, о величайший из великих, о мудрейший из мудрых, о сиятельнейший император, - застыл в глубоком поклоне темноволосый мужчина с исцарапанным лицом.
- Простить?! - возмущённо взвился Император. - Сперва этот балаган со взбесившимися животными.. - он покосился в сторону стражников, держащих клетку с рыжим взъерошенным котом и шипящей летучей лисой. - Кто натравил их на жениха?! Как неприлично устраивать такое на свадьбе!..Теперь эта девица не даёт согласия..
- О Великий Император, сжальтесь, - подняла полные слёз глаза девушка. - Мой брат совсем недавно пропал без вести..
- Этот глупец вместе со своими друзьями ушёл в пустыню и, очевидно, там погиб! - заорал багровый от гнева Император. - Что меня удивляет, так это то, что вместе с ними пропал и генерал..
- ..а если он погиб, - залилась слезами несчастная невеста, - как могу я выходить замуж? Как могу сидеть за пиршественным столом, если даже не найдены и не погребены достойно тела дорогих мне людей?..
- Замолчи, негодная! - закричала высокая женщина. - Знаем мы, кто тебе дорог! Ты решила опозорить наш род, связавшись с бродягой!..
- А ты, тётя, - сжала кулачки девушка, - ты даже..рада гибели брата! Мне страшно думать об этом, ведь всю жизнь ближе тебя у нас не было никого! Но ты..не плакала! Теперь тебе достанется наш дом и все наши деньги, не так ли?
- Как ты смеешь! - задохнулась от гнева женщина, так сильно ударив по лицу девушку, что та пошатнулась, не удержавшись на ногах.
- Хватит! - внезапно раздался негодующий мужской голос, и все присутствующие поражённо ахнули, в испуге отступая назад, а заплаканную девушку в подвенечном одеянии подхватил высокий, широкоплечий, светловолосый юноша, появившийся из ниоткуда.
- Не может быть! - побледнел маркиз, заслоняясь в испуге руками.
- Мерзавец! - прогремел над его ухом голос генерала. Мгновенно последовавший затем сильный удар железного кулака опрокинул Ху Ина на пол к ногам императора.
- Что..что происходит?! - в испуге взвизгнул тот, всплескивая руками и поспешно отступая назад. - Ся..Ся Фень?! Генерал..обьясните немедленно, что..как?!
- Обьясню, - прорычал тот, делая из маркиза котлету. - Прредатель! Жалкое трусливое ничтожество! Ты думал, я не выберусь?! Да я из-под земли тебя достану!..
Ху Ин только жалко скулил, пытаясь уползти от жестоких пинков металлических сапог генерала.
- Стоп-стоп-стоп! - попытался оттащить перепуганный император Ся Феня от тела маркиза. Ему это не удалось.
- Ах так! - вспыхнул император. - Что, нашлись люди, для которых моя власть - ничто?! Я сейчас..
- Ну, положим, не люди, - промурлыкал кто-то. Обернувшиеся на звук люди сперва увидели поблескивание тысячи маленьких голубых молний, а затем в их сиянии появилась и сама высокая и нескладная фигура Бога Грома.
- Ох! - изумился император, однако же постарался взять себя в руки: императорам не полагается впадать в панику и удивляться по пустякам.
- Бог Грома, - вежливым голосом представился бог, моргая поочерёдно то левым, то правым глазом.
- А-ва-ва-ы.. - попытался император предложить этому странному гостю располагаться и вообще чувствовать себя как дома.
- Видите ли, император, - грозно нахмурился генерал, поставив тяжёлую ногу на спину маркизу, чтобы тот не сбежал. - Брат, как я понимаю, этой девушки, - тут генерал кивнул в сторону Сян Эр, снова плачущей на груди Ваня, но уже от счастья. - И, между прочим, вот этот юноша, который её обнимает, - указал Ся Фень на Ваня. - И ещё некоторые другие - слишком долго всех упоминать, но тоже хорошие люди - нашли вход в Храм Сумерек! Точнее, то, что от него осталось. А вот этот мерзавец..! - тут генерал пнул ногой маркиза. Увлёкшись, он пинал его снова и снова, пока император осторожно не спросил:
- Так что же этот мерзавец?..
- А! - вспомнил Ся Фень и вернулся к прерванному рассказу. - Этот помёт шакала испугался, что Вань, награждённый императором за такое открытие, пожалуй, станет вполне достоин просить руки Сян Эр.. Кстати, прелестная Сян Эр, я счастлив с вами познакомиться, - с широкой улыбкой кивнул генерал девушке. - Я слышал от вас много хорошего от этого юноши и от вашего брата, и от ваших родителей..
Тут генерал сообразил, что сболтнул лишнего.
- Родителей? - изумилась Сян Эр. - Что это значит?
- Сестрёнка, мы всё тебе обьясним, только не волнуйся! - возникла неподалёку фигура Тана.
- Братец! Ты цел? - обрадованно потянулась к нему Сян Эр.
- Как это всё мило, - пробормотал император, - но я положительно не понимаю, в чём виноват маркиз.
- А кто приказал погонщикам засыпать яму гравием?! - взревел Ся Фень, топая ногой по спине слабо пискнувшего Ху Ина. - Как раз в яме и находился лаз в подземелья Затерянного Храма! Перед тем, как доложить о находке вам, мой император, я самолично решил оглядеть всё. Подлый.. - тут генерал стукнул маркиза, - подлый подлец! - стукнул он беднягу ещё раз. - Он ждал снаружи и вдруг, на его счастье, прилетели погонщики..негодяй..ублюдок..вот я тебя, вот!
- Погодите, Ся Фень, сперва обьясните всё до конца! - запротестовал император.
- Ах, да! - вернулся к своему повествованию генерал. - Этот кусок, простите, гов..
- Генерал! Не смейте выражаться при мне! - возмутился император.
- Хорошо, - угрюмо согласился Ся Фень. - Этот му..жчина.. да его и мужчиной-то не назвать..приказал засыпать яму, зная, что внутри столько людей, которые никогда не выберутся наружу! Хороший план, ничего не скажешь! - яростно отплясывая на спине Ху Ина, рычал генерал. - Да только, на его беду, мы выбрались!
- Пощады! - пискнул маркиз. - И..лекаря..
- У, ничтожество! - прозвучал сердитый голос Нелл. Последнее, что видел маркиз перед тем, как потерять сознание, был носок её модной туфельки.
- Ну хорошо, - развёл руками император, - жених, положим, оказался..мм..ээ..негодяем. Что же тогда, выходит, свадьба всё же отменяется?..
- О Великий и Мудрый Император, - возникли прямо перед его носом две фигуры.
- Аа-а! - завопил испуганный император, теряя равновесие. - А! Ба Сня и А Гератум, так? Уф, ну и напугали же вы меня..разве можно так неожиданно?
- От всего сердца прошу прощения, - склонился травник, ища что-то в сумке. - Если наш дорогой император почтит вниманием вот этот эликсир..
- Хм..что это? Пахнет вкусно, - пригляделся император к бутылочке. - Ну-ка..эх, - крякнул он, выпив содержимое залпом, - ну вот, как будто всё становится на свои места..
- Прекрасно, - обрадовался А Гератум. - Чистейший самогон на основе пещерного гриба, растущего на стенах коридоров Затерянного Храма!
- Когда ж ты успел? - удивился Ба Сня. - Я и не увидел..
- У меня карманный аппарат, - ухмыльнулся А Гератум. - Все настоящие травники носят инструмент с собой, чтобы иметь возможность изготовить любое зелье на месте.
- В любом случае, знатная штучка, - попытался собрать глаза в кучку император. - И-ик! того, о чём мы там..
- О самогоне, - поднял правую бровь А Гератум. - Самогон..
- О свадьбе! - перебил друга Ба Сня, незаметно сунув ему под ребро локоть.
- Ах о сва-адьбе, - хором протянули травник и император.
- О Великодушнейший наш Император, - начал Ба Сня, сердито поглядывая на друга. - Видите ли, поскольку всё готово для церемонии, а Сян Эр и Вань давно любят друг друга..
- Я вижу, к чему вы клоните! - срывающимся от злобы голосом перебила Чжан Цюйинго, всё это время молчавшая. - Я не позволю моей племяннице породниться с бродягой!
- А ты всё такая же красивая, Чжан, - покачал головой Ба Сня. - А я, видишь, совсем старик..
- Откуда вы меня знаете? - злобно процедила Чжан Цюйинго, вглядываясь в лицо летописца. - Я впервые вас вижу!
- Двадцать лет назад ты не была такой недоброй, - грустно улыбнулся Ба Сня. - Хотя, наверное, просто скрывала это, пока я мог быть тебе полезен. Но одно тогда ты помнила хорошо, а теперь позабыла - своё происхождение.
- Что?! - взвилась Чжан Цюйинго. - По какому праву..кто..Ба Сня?! - ахнула она, прижимая руки к алеющим щекам.
- Как видишь, - кивнул летописец. - В своё время я слышал много рассказов о твоей юности. Ты тепло вспоминала посёлок у озера, где выросла. А теперь стала знатной столичной дамой, открестилась от прошлого..
- Меня не интересуют слова жалкого старика, - бросила, прищурившись, Чжан Цюйинго. - Как бы там ни было, своё положение в обществе я завоевала! И никто не смеет напоминать мне о прошлом..и ещё: пока я опекаю эту девушку, против моей воли выходить замуж она не имеет права!
- А по какому праву опекаете, тётя? - ехидно спросил Тан.
- Ваши родители погибли, и я..
- ..приложила к этому руку, это ты хотела сказать? - перебил её юноша.
- Тан, что ты такое говоришь? - ахнула Сян Эр.
- То, что могут подтвердить мама и папа! - воскликнул тот.
- Чушь, - скривилась Чжан Цюйинго.
- Ты так думаешь? - раздался голос, и перед побледневшей Чжан возникла высокая черноволосая женщина, на руку которой опирался измождённый оборванный мужчина.
- Ах! - всплеснула руками интриганка. - Не может быть..
- Сян Эр, милая, - взял сестру за руку Тан. - Мы считали маму с папой погибшими, но всё это время они были живы! Это тётя хотела их погубить..ради денег и положения в обществе!
- Мама, папа? - пролепетала Сян Эр, вглядываясь в полузабытые лица тех, кто так часто являлся ей в детских снах. В следующую секунду она уже обнимала родителей, плача от счастья.
- И ещё, сестрёнка, - улыбнулся Тан. - Познакомься: Ан Цзин, наша младшая сестра!
- Ах, как это мило, как трогательно, - прослезился император и под шумок выпил с травником ещё немного грибного самогона - за здоровье всех присутствующих.
- Э-э, - вдруг раздался возмущённый голос Ся Феня. - Держите вашу тётушку!
Чжан Цюйинго решила улизнуть, пользуясь тем, что внимание переключилось с неё на других. Однако же генерал, гремя бронёй, в два прыжка настиг негодную и поднял её тощее тело за шиворот. Вернувшись к распростёртому маркизу и наступая на него ногой, Ся Фень вновь застыл в гордой позе победителя.
- Отпусти меня! - извивалась в его поднятой руке Чжан Цюйинго.
- Ха-ха-ха, - так и покатился император. - Ну, этих мы накажем позже..
- Отдайте их нам, - зазвучал многоголосый хор и из ниоткуда возникло великое множество богов.
- Ох! - удивился император. - А я вас до этого видел только на картинках и, признаться, не особо верил в ваше существование..хм..
- Мы возьмём этих преступников себе, в качестве прислуги, - деловито осмотрел Ху Ина и Чжан коренастый бог чего-то-там, почёсывая бритый затылок.
- Ага, вот злобная тётушка и займёт самое высокое положение, о котором даже не могла мечтать, - засмеялась Богиня Персикового Дерева. - Подумать только, её допустят в Земли Небожителей!
- Ха-ха-ха, - прогремел смех Бога Барабанов. С крыши ближайшего дома немедленно осыпалась черепица.
- Ну что ты, в самом деле, - укоризненно произнёс Бог Грома, глядя на сконфуженного Бога Музыки.
Народ, присутствовавший на церемонии с самого начала, охал и ахал. Появления богов никто даже не испугался: их разглядывали, им улыбались, дети целовали их в синие, жёлтые, зелёные щёки, в щёки из металла, из дерева, пухлые и впалые щёки. Только Бездушный Бог угрюмо стоял в сторонке: дети каким-то внутренним чутьём (а может, потому, что на нём были путы) догадались, что это нехороший бог, и не подходили к нему.
- Вернёмся к нашим героям, - дёрнул раскрасневшегося императора за рукав Ба Сня. - Отдайте мне эту бутылочку! А Гератум, как не стыдно?! Может быть, наградите наконец Ваня за открытие? И всех остальных! - довольно невежливо потребовал летописец. - И соедините, наконец, судьбы этих двух молодых людей! Они и так немало пережили!
- Да-да, - покачнулся император, улыбаясь. - Только верните мне бутылочку..вот..
- Уважаемые Чен Минь..Мэй.. - склонился Вань перед родителями любимой. - Ваша дочь - самое дорогое, что есть у меня, и я был бы счастлив назвать её своей женой, заботиться о ней и пронести нашу любовь через всю жизнь, как и вы пронесли свою..
- Вань, - положил юноше на голову ладонь Чен Минь. - Ты показал себя храбрым и благородным воином, и я считаю, что более достойного выбора моя дочь не могла бы сделать.
- Я думаю, - добавила Мэй, - что лучшего мужа нашей дочери не стоит и желать. Кроме того, ты доказал, что более благороден по духу, чем некоторые - по происхождению..Ты жертвовал собой ради друзей, ради нас..
- Благословляю этот союз! - перебил император, соединяя руки Ваня и Сян Эр. - Так выпьем же за то, чтобы он был столь же крепок, как этот самогон!
Ликующие вопли перекрыли голос императора. Люди хлопали, бросали в воздух головные уборы. Молодых осыпали злаками - на счастье, и цветами - для красоты. Особенно старались боги. Барбарис пускал салютики во все стороны, размахивая шапочкой, и под конец прожёг в своём сокровище огромную дыру, но был так счастлив, что даже не расстроился. Наконец, всеобщее ликование немного утихло.
- Кхм, - откашлялся Тан. - Я рад за тебя, друг, и за тебя, сестрёнка..Но сейчас я хочу кое-что сказать другому человеку. Нелл, - обернулся он к маленькой целительнице.
- Да? - спросила та, раскрасневшаяся и счастливая, в сбившемся на ухо венке из цветов.
- Нелл..я всё время пытался тебе сказать это..ну, в общем, ты самая прекрасная и..и замечательная..я люблю тебя, Нелл! - собравшись с духом, наконец выпалил Тан. - И если я тебе хоть немножко..хоть капельку..
- Я тоже люблю тебя, глупый! - перебила эти излияния Нелл, кидаясь на шею юноше.
- Ну что же, - почесал нос император, - благословим и этот союз!
- Не так быстро! - попытался было сыграть отступление ошеломлённый Тан. - Я просто хотел признаться в любви и всё..
Но его уже никто не слушал. Все радостно поздравляли новую пару, и первыми - Чен Минь и Мэй. Затем был накрыт пиршественный стол и празднование длилось три дня и три ночи. Гав-Гав так отъелся за это время, что потом так никогда уже и не смог похудеть. Его летучая подруга бродила по уставленному яствами столу, то и дело получая от всех лакомые кусочки. Барбарис очень понравился императору и удостоился самой высокой награды, которую только мог желать: ему была преподнесена императорская шапочка, вся расшитая золотом и украшенная ценными камнями.
Барабаны Бога Музыки были сшиты заново: Богине Персикового Дерева помогли в этом портной и кузнец. Затем она достала из кармана глаза любимого и нашила их на барабаны..Ведь глаза Бога Музыки никогда и не были такими, как у людей: это были волшебные аппликации, украшающие восемь его барабанов, благодаря чему он мог видеть во все стороны одновременно.
Наконец, праздник кончился. Император отбыл во дворец, предварительно отдав приказания о начале реставрационных работ в Храме Сумерек. Чен Минь и его жена наотрез отказались принимать в этом участие и уехали в Город Драконов вместе с дочерьми и Ванем. Тан и Нелл отправились в город Перьев - знакомиться с родителями целительницы. И, кроме того, Тан всерьёз решил заняться обучением.
Бездушного Бога, Чжан Цюйинго и Ху Ина боги забрали с собой, и неведомо, какая участь их постигла. Но, какова бы она ни была, ни одна живая душа не сожалела об этих троих.
Ба Сня и А Гератум отправились в город Мечей вместе с Ши Ланом, И Пынем и Шень Ло и там ещё долго рассказывали об удивительных приключениях, вызвав небывалый наплыв посетителей в трактир "Резвый мотыль". Тётушка Лэй баснословно разбогатела, наняла нескольких помощников, но готовит по-прежнему сама: кроме неё, никто не может так же вкусно состряпать пирожки.

Если сегодня вы вдруг окажетесь в Городе Драконов, обязательно прогуляйтесь по Южной улице. Среди прочих домов выделяется двухэтажный особняк, настоящая жемчужина и чудо архитектуры. Проект этого здания составила Сян Эр: она стала замечательным архитектором, и в столице вам обязательно укажут не менее трёх беседок и прудик с лотосами, которые тоже спроектировала она. Рядом с домом устроена кузница, и там работает Вань. Вокруг него всегда множество ребятишек: они то и дело просят рассказать им о муравьиной королеве и о подземельях затерянного храма. Барбарис живёт с Ванем. Он специализируется на заточке оружия, а также без его фокусов и салютов не обходится ни один праздник, будь то День Города или просто чьи-то именины. Чен Минь и Мэй живут на улице Мятых Бумажных Фонариков и каждый вечер навещают дочь (или Сян Эр, Вань и Барбарис отправляются к ним в гости). В маленьком садике за домом Ваня и Сян Эр гуляет Гав-Гав. Он стал толстым, ленивым котом, очень любит, когда его чешут за ушком, и по-прежнему дружит с летучей лисой, которую когда-то списали с почты порта Мечты по старости, а Сян Эр приютила. Эта лиса, между прочим, до сих пор доставляет письма во все стороны мира: Нелл и Тану в город Перьев, родителям Ваня (которые отказались перебираться в столицу) в крепость - Компас, многочисленным друзьям в город Мечей (между прочим, Ан Цзин тоже живёт там - она стала женой Шень Ло).
Храм Сумерек реставрируется и по сей день. За это дело взялись боги, но за давностью лет позабыли, как выглядел храм раньше. Они препираются и спорят, и дело их подвигается весьма медленно.
И, между прочим, урожаи персиков каждый год - преотличные.
 
Форум » Досуг (или Немного ни о чем) » Художественные произведения идеального мира » Путь к Затерянному Храму (Навеяно походами в ХХ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2018   Сайт создан в системе uCozЯндекс.Метрика